Рост. В 2010 году это слово стало ключевым в Китае, Турции или Бразилии. В России же предпочитают говорить о модернизации. Это понятие очень дорого президенту-реформатору Дмитрию Медведеву, который за последние два года постепенно изменил политический стиль Кремля так, что все мы уже почти забыли (но только почти) о рейдерах его склонного к силовым методам предшественника Владимира Путина.

Не обошлось здесь, конечно, без влияния кризиса. Сегодня мир уже не тот, что раньше. Как и Россия. Пришел конец антагонистической политике Путина, который превратил страну в подобие осажденной крепости. Конец риторики бывшей империи, униженной падением берлинской стены и постепенным продвижением сил НАТО по равнинам Центральной Европы. Грузинский кризис лета 2008 года позволил прервать этот цикл. Остановить движение в НАТО Киева и Тбилиси. Без каких-либо последствий или ущерба для Москвы.

Так, искомая (и, по-видимому, достигнутая) Обамой и Медведевым разрядка во имя главных мировых угроз (Афганистан, Иран) придала новый вес европейской сущности российского государства. Нельзя вечно существовать на одном лишь газе и ядерных ракетах. Москве нужны иностранные инвестиции и промышленное партнерство. Прежде всего она, разумеется, ориентируется на Берлин, а затем Париж.

Шаг за шагом за последние два года Кремль раздвигал границы своего окружения, чтобы восстановить влияние в соседних странах. Невиданная прежде сердечность обеспечивает возрождение связей с Польшей. Отношения с Прагой и Бухарестом развиваются хорошими темпами. На Украине снова есть президент, которому не противен язык Пушкина. В тех странах, которые во времена Буша-младшего были преданными и бездумными сторонниками североатлантического альянса, больше не рассуждают взахлеб о российской угрозе. Хотя здесь она по-прежнему ощущается.

Таков международный контекст визита президента России в Довиль. Москва стремится стать активным участником процесса формирования нового баланса в Европе. Как в экономическом и политическом, так и в стратегическом и военном плане. Именно эти вопросы сегодня будут обсуждаться на трехсторонней встрече Дмитрия Медведева, Ангелы Меркель и Николя Саркози.  

Медведев выступает за создание нового договора по европейской безопасности. Президент Франции предпочитает говорить о пакте в области безопасности. Госпожа канцлер, центральная фигура любого возможного оборонного механизма и экономического сотрудничества, тоже намерена сказать свое слово. Вчерашний враг становится партнером. Но может ли он стать союзником? На географической карте Париж, Берлин и Москва составляют красивую фигуру как три столпа безопасности всего континента. 

В то же время взаимосвязь между североатлантическим выбором (четким и сформировавшимся) большинства европейцев и участием России (его пока только предстоит определить) в решении вопросов безопасности представляет собой очень чувствительный вопрос. Это будет одна из основных тем для обсуждения на грядущем саммите НАТО в Лиссабоне. Речь в частности пойдет о проекте противоракетной обороны в европейском масштабе. Париж относится к нему без особого энтузиазма. Партнеров Франции беспокоит и то, что она начала переговоры с Россией о продаже кораблей «Мистраль» вскоре после возвращения в военную организацию НАТО.

Обладая своими собственными силами ядерного сдерживания, Франция намеревается совместить свои обязательства перед НАТО и содействие движению России в Европу. Этого хотят очень многие, но достичь поставленных целей не так-то просто. Хотя благодарность Москвы Парижу в любом случае уже обеспечена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.