Затерявшееся в архивах КПСС досье '462А'

Сталин питал к Гитлеру величайшее недоверие. Вторжение в СССР в 1941 г. было абсолютным нарушением пакта о ненападении, заключенного между СССР и Германией двумя годами раньше. Сталин сомневался в том, что Гитлер действительно покончил с собой в своем бункере в 1945 г. и считал, что он способен продолжать борьбу с большевиками под прикрытием союзных сил.

И тогда Сталин заказал НКВД - предшественнику КГБ - подробный отчет о последних днях жизни Гитлера, в котором содержались бы доказательства его смерти. Советские военные задержали в Берлине двух офицеров СС из ближайшего окружения Гитлера: его адъютанта Отто Гюнше (Otto Guensche) и камердинера Хайнца Линге (Heinz Linge). Данные допросов этих людей, которые велись в течение четырех лет, а также их записки и легли в основу 'досье Гитлера'.

Единственный экземпляр досье НКВД на 413 страницах был передан лично Сталину. В этом докладе описывалась жизнь фюрера в период с 1933 по 1945 гг., порой в мельчайших подробностях. Прочитав его, Сталин отправил досье в свой личный архив. Считается, что этот экземпляр до сих пор хранится в архиве нынешнего российского президента, Владимира Путина.

Обнаруженная в 2003 г. копия

Однако Никита Хрущев, пришедший на смену Сталину, сделал с досье копию для идеологической комиссии при секретариате ЦК КПСС. Эта копия затерялась в архивах под кодом 462А, ее обнаружили лишь в октябре 2003 г., в ходе планового разбора партийных архивов. Ее нашел в Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории немецкий историк Матиас Уль (Matthias Uhl). Именно он первым и издал это досье, а Хенрик Эберле (Henrik Eberle - немецкий историк национал-социализма, прим. перев.) написал к нему предисловие. Недавно 'Досье Гитлера' вышло и на французском языке.

Странное чувство возникает при чтении этой книги: как будто мы сопровождаем Гитлера по его дороге в ад, четко представляем себе все его припадки паранойи, ощущаем, как растет изоляция диктатора, который теперь верит только хорошим новостям.

В первые годы войны была в жизни Гитлера какая-то трагическая легкость. Читая 'Досье Гитлера' мы легко представляем себе, как он пьет коньяк с Евой Браун и угощает ее шоколадом. Подписывает разрешение на брак для военных из частей, оккупировавших Францию и Бельгию.

Похоже, что Гитлер тщательно изучал фотографии их избранниц и сравнивал их с подругами Евы Браун. Он жил в отрыве от реальности. Спать ложился не раньше полтретьего ночи.

Но вскоре на смену веселому, отпускающему шуточки Гитлеру из замка Бергхоф, каким он был в 30-е и в начале 40-х гг., пришел другой Гитлер, который приказывает играть траурные марши и ест шоколад килограммами. Идет осень 1942 г., советская армия ведет героическую оборону Сталинграда.

Смятение на последнем рубеже

Так же увлекательны и страницы, посвященные последним часам жизни Гитлера. Они рассказывают нам о царившем в бункере смятении, о плачущих горничных и упивающихся шампанским солдатах, о жалком, несчастном Гитлере, который спускается в свой бункер, понимая, что при таких интенсивных бомбардировках у него не получится покончить жизнь самоубийством на воздухе. Сделать это можно будет только здесь, в тесном бункере своей Рейхсканцелярии.

'Досье Гитлера' - очень важный документ для историков и широкой публики, хотя стиль НКВД немного тяжеловат. Некоторые опущения в нем также говорят о многом, поскольку авторы старались не затрагивать неприятные Сталину темы.

Так, лишь вскользь упоминается увлечение Гитлера строительством газовых камер. Советские разведчики не собирались устанавливать вину Гитлера в геноциде евреев, хотя с 1941 по 1945 гг. только на оккупированных советских территориях их было уничтожено около 2,1 млн. Объяснение этому весьма простое: Сталин и сам был убежденным антисемитом, и в НКВД это хорошо знали. В эти годы Европе пришлось пережить самые страшные кошмары.

__________________________________________________________

Как умирали Гитлер и Ева ("The Independent", Великобритания)

Черный фарс Сталина ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.