Мери Калдор (Mary Kaldor) - профессор Экономической школы (Великобритания), почетный председатель Хельсинкской Гражданской Академии

"taz": Госпожа Калдор, Вы проводите грань между «новыми войнами» и «старыми войнами». К какой категории относится война в Ираке?

Мери Калдор: Эта война не была «новой войной», то есть коммерциализированным или приватизированным насилием, как это мы видели, например, в Боснии и в Косово. Терроризм тоже относится к этой категории "новых войн". Но, во всяком случае, это был новый вид войны. Иракскую войну я бы охарактеризовала как «театрализованную войну». Американцы, пожалуй, единственные, кто может вести подобные войны.

"taz": Чем отличается такой род войн?

Калдор: «Театрализованная война» ведется в форме шоу, рассчитанного главным образом на домашнюю публику. Спектакль ставится и для нас, чтобы показать, что Америка самая могущественная страна. Но это - шоу, номер. Это - театр.

"taz": Но ведь война в Ираке была настоящей, а не воображаемым спектаклем?

Калдор: «Театрализованные войны» являются таковыми, если смотреть на них со стороны США. В Ираке потери США составили, примерно, сто человек. То есть совсем без жертв не обошлось, но уровень своих собственных потерь очень невысок. В прошлом с войной было связано обновление общественного договора. Это означало, что население было вынуждено платить налоги и быть готовым умереть. Это было частью договора, который делал человека гражданином. Но во время «театрализованной войны» налоги платить не нужно. Наоборот, у американцев имело место большое сокращение налогов. Лишь очень немногие американцы погибают в войнах, которые ведут США. Все, что сегодня необходимо делать, так это смотреть войну по телевизору - и аплодировать. Это характерные черты «театрализованных войн».

"taz": И что, это внове?

Калдор: Война в Косово, известным образом, тоже была «театрализованной войной». Я была в числе тех, кто раньше всех выступил в поддержку интервенции в интересах защиты албанцев из Косово. Но форма, в которой это происходило, проводились бомбардировки, - это была форма, когда ни один американец не подвергался опасности. То есть, это США ничего не стоило. Это был спектакль.

"taz": «Холодную войну» Вы относите к той же категории?

Калдор: «Холодная война» была «воображаемой войной». Это был путь, позволявший пользоваться преимуществами войны, не нанося ущерба себе. США постоянно воспроизводили Вторую мировую войну на полях сражений в Европе.

"taz": А после окончания «холодной войны»?

Калдор: США свой военно-промышленный комплекс не ликвидировали. Им нужна была новая война, как из идеологических соображений, так и для удовлетворения своих специфических интересов. «Холодная война» поэтому никогда не кончалась. Новый враг теперь зовется терроризмом или государствами-изгоями, вооруженными оружием массового уничтожения и имеющими связи с террористами. Они заменили коммунизм и Гитлера (Hitler).

"taz": Если, согласно Вашей градации, существуют два вида нового рода войн: приватизированные и коммерциализированные, с одной стороны, и «театральные войны", с другой, то есть ли между ними какая-то взаимосвязь?

Калдор: Взаимосвязь между ними заключается, прежде всего, в том, что для ведения «новых войн» нужен враг. Я думаю, Бушу было бы очень трудно сделать то, что он натворил в Ираке, если бы не было событий 11-го сентября. Точно так же, как во время «холодной войны» не было бы «воображаемой войны», если бы не было ужасного Советского Союза. «Театрализованная война» без врага тоже невозможна.

"taz": Может ли у них быть общая причина?

Калдор: Те и другие являются ответом на то, что мы называем глобализацией. Они являются ответом на слабость государства, ответом на потребность в новой идеологии, делающей государство легитимным. В основе "новых" и «театрализованных войн» лежит очень простой вид политики идентификации.

"taz": Это относится и к США?

Калдор: Современные государства добыли себе легитимность с помощью войн. Идея государственности сама базируется на войне. Прежде всего, в США. Победа во Второй мировой войне узаконила в США власть центрального правительства и его сильные позиции в американском обществе. Когда правители хотят эту легитимность подновить, они пытаются напомнить людям, чего они добились во время Второй мировой войны. То есть эта политика направлена на то, чтобы заставить воскресить в памяти Вторую мировую войну. Поэтому так важно, чтобы был конфликт, в котором проводились бы параллели между Усамой бен Ладеном (Osama Bin Laden) или Саддамом Хусейном (Saddam Hussein) и Гитлером (Hitler).

"taz": Это относится и к "новым войнам" с применением приватизированного насилия?

Калдор: Новые войны приватизированы и коммерциализированы, у них есть ряд актеров, они являются преступлением. Но одновременно они также очень политизированы. Что касается политики, то речь идет о религиозном национализме и экстремизме, об идее космической борьбы: мусульмане против евреев и крестоносцев, сербы против хорватов и т.д. Подобные идеи имеют основополагающее значение для идеологии войн: «Нам угрожают», «Нам необходим контроль над своим государством», «Мы должны сохранить свой народ». Иными словами, речь всегда идет о масштабной войне, которая обретает легитимность.

"taz": Существует ли какая-то непосредственная взаимосвязь?

Калдор: Она заключается в том, что происходит потом. В «новых войнах» между войной и миром различия не существует. В «старых войнах», когда между государствами разворачивались сражения, существовал решающий заключительный момент: было начало, и был конец. Сейчас можно говорить лишь о более или менее интенсивном этапе какого-то конфликта. И «новые войны» начинаются из-за неуверенности. В их ходе применяется насилие в отношении мирных жителей, они сильно переплетены с криминальной экономикой. В конце «новой войны» все обстоятельства, приведшие к войне, становятся еще хуже: большей становится ненависть, поскольку убито столь много людей. Идея о том, что война необходима для политической легитимности, становится еще более важной. Теневая экономика расширяет свои масштабы. «Театрализованные войны» придают силу этому процессу: за счет разрушения материальной инфраструктуры, уничтожения производственных мощностей, электростанций и рабочих мест теневая экономика укрепляет свои позиции.

"taz": А не следует ли считать «театрализованными войнами» гуманитарные интервенции?

Калдор: Между ними есть большое отличие. Право базируется на равенстве людей, война - на неравенстве людей. В ходе гуманитарной интервенции задачей военнослужащего являлось бы спасение жизни даже с риском для своей собственной жизни. Как, например, рисковали 11-го сентября своими жизнями нью-йоркские пожарные. Главная цель военных во время войны сократить свои собственные потери. Во время войны в Ираке для американских военных существовала четкая иерархия ценности жизни каждой из категории людей: сначала жизнь американских солдат, на втором месте - западных журналистов, на третьем - жизнь мирных граждан Ирака, и в самом конце - жизнь иракских военнослужащих. Тысячи молодых иракских мужчин, которые были призваны в армию и которых заставляли воевать под дулом автомата, подвергались бомбардировкам с воздуха.

"taz": Но такой вид войны оказался для США успешным?

Калдор: Американцы добились большого успеха в свержении Саддама Хусейна. Но то, что у них получилось, называется «состоянием отказа, ведущим к нарушению работоспособности других элементов», на основе чего начинаются «новые войны» с приватизированным насилием. Что следует за этим - очередные «новые войны». А затем, возможно, новые «театрализованные войны», поскольку они становятся легитимными, благодаря «новым войнам».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.