В период, когда начинают предприниматься окончательные шаги для урегулирования сирийского кризиса и, в частности, идет подготовка Конгресса национального диалога Сирии, происходят атаки на российские военные объекты в САР, а Иран оказывается охвачен массовыми протестами и беспорядками, обращают внимание издания (Haber7.com, 08.01; Yeni Asya, 08.01). Подчеркивается, что если бы эти события достигли своих целей, следующей мишенью была бы Турция.

Сообщается, что на фоне атак на российские базы в Сирии силы дамасского режима при поддержке России и Ирана начали военные операции в Идлибе под предлогом борьбы с «ан-Нусрой» (запрещена в РФ – прим. ред.), атакуя все группы оппозиции (Karar, 10.01). Отмечается, что это вызывает напряженность в отношениях Турции с другими странами — гарантами перемирия в Сирии, ставит под угрозу реализацию договоренностей, достигнутых ими в Астане и Сочи в направлении прекращения гражданской войны в САР, препятствует участию оппозиционных групп в астанинском и сочинском процессах (Habertürk, 10.01; Hürriyet, 11.01; Birgün, 11.01; Yeni Asya, 12.01).

Турция резко отреагировала на военные операции дамасского режима против оппозиционных сил в Идлибе при поддержке России и Ирана, информирует Hürriyet (09.01). После того как силы Асада нарушили границы в Идлибе и взяли под свой контроль ряд населенных пунктов, Турция предупредила других стран-гарантов — Россию и Иран — по военным и дипломатическим каналам. Но когда нарушения, несмотря на все предупреждения, продолжились, в турецкий МИД были вызваны послы России и Ирана в Анкаре.

Если Россия и Иран будут продолжать закрывать глаза на нарушения перемирия со стороны сирийского режима, может захлопнуться дверь не только перед будущим Сирии, но и перед новыми геостратегическими возможностями, которые возникают в регионе, пишет журналист Yeni Şafak (11.01). Россия и Иран должны помнить, что такого рода действия могут снова обидеть турецкий народ, который в результате справедливого усиления антиамериканских настроений снова начинает симпатизировать им.

Между Россией и Турцией растет напряжение вокруг Идлиба, констатируют издания (Cumhuriyet, 10.01; Haber7.com, 10.01). Сообщается, что Анкара ужесточила тон высказываний в адрес России и Ирана, в частности, призвав их выполнять свои обязательства стран-гарантов и остановить режим Башара Асада. Москва в ответ на это сообщила, что атаки на российские базы в Сирии с применением беспилотных летательных аппаратов были совершены «умеренной оппозицией» в Идлибе, в зоне, подконтрольной турецким вооруженным силам.

Накануне встречи сирийских властей и оппозиции в Сочи 29-30 января, которая позволит приблизить астанинский процесс еще на шаг по пути к мирным переговорам в Женеве, в российско-турецко-иранском союзе возникла трещина из-за событий в Идлибе, приходит к выводу Hürriyet (11.01).


Россия и Асад напоследок будут стремиться получить Идлиб и искать или изобретать предлоги для зачистки Идлиба от оппозиции, а это будет еще чаще сталкивать лбами Россию и Турцию, ожидает автор Hürriyet (11.01). Если Турция, которая не может построить диалог по Сирии с США из-за их позиции в отношении PYD, потеряет и Россию, это ослабит право голоса Анкары относительно Сирии и ограничит ее достижения операцией «Щит Евфрата», подчеркивает колумнист. В этой связи, если атаки на российские базы произошли со стороны «умеренных» групп, поддерживаемых Турцией, и наперекор Турции, то им, возможно, придется сделать строгое предупреждение, делает вывод автор.

Именно в Идлибе проверяются границы сотрудничества России и Турции в Сирии, считает автор Birgün (12.01). Анкара стремится использовать Идлиб с целью оказания давления на PYD в Африне. По договоренностям с Москвой, турецкая армия должна была создать 12 наблюдательных пунктов в Идлибе, но к настоящему моменту создала только три из них. Тот факт, что этот процесс идет медленно, а созданные наблюдательные пункты используются в большей степени для оказания давления на Африн, беспокоит Москву и служит поводом для продвижения сирийской правительственной армии в регионе. Чтобы Идлиб не превратился в «гордиев узел», Турция и Россия должны вместе действовать в направлении урегулирования этого вопроса, и не через призму курдов, а во имя борьбы с терроризмом.

Зона деэскалации в Идлибе была создана не для защиты «Аль-Каиды» (запрещена в РФ – прим. ред.), а для установления режима прекращения огня, обеспечения территориальной целостности Сирии, продолжения борьбы с терроризмом, настаивает колумнист Cumhuriyet (12.01). Приоритетная цель России — зачистка радикальных джихадистских групп, и в Астане эту функцию наряду с «обеспечением участия умеренных сил в политическом процессе» взяла на себя Турция. В этих условиях, продолжает автор, позиция Анкары по событиям в Идлибе — как минимум странная, поскольку объяснить, почему Турция возражает против того, чтобы сирийская армия как армия правительства, защищающего территориальную целостность Сирии и представляющего страну в ООН, контролировала границы, невозможно. Анкаре необходимо прояснить, чего именно она хочет и добивается.

Споры, начавшиеся вокруг Идлиба, могли бы сойти с повестки дня, если бы Турция получила добро на проведение операции в Африне, предполагает автор Milliyet (12.01).

В отношениях Анкары и Москвы, в которых возникла напряженность в связи с атакой дронов на российские базы в Сирии, произошло благоприятное событие. Так Sözcü (11.01) комментирует заявление президента России Владимира Путина о том, что Турция не имеет никакого отношения к попытке нападения на военные объекты РФ в САР. С заявлением российского лидера о Турции напряжение на линии Анкара — Москва спало, заключает Hürriyet (12.01). Не прошло и суток после переговоров президентов Путина и Эрдогана — состоялись переговоры глав МИД России и Турции, и напряженность, возросшая после попытки атаковать российские базы в Сирии с помощью запущенных из Идлиба беспилотников, уступила место спокойствию, добавляет Sözcü (12.01).

Во время попыток атаковать российские базы в Сирии с помощью дронов американский разведывательный самолет дежурил в небе над Латакией, обращает внимание журналист Haber7.com (11.01). А это наводит на мысль, что атаку на российские объекты в Сирии спланировали США, не включенные в астанинский процесс, посредством связанных с ними групп в Идлибе. По мнению автора, таким образом США стремились вызвать беспокойство России и спровоцировать нарушение соглашения о зонах деэскалации.

За атакой на российскую базу Хмеймим в Сирии с применением беспилотников стоят США, которые и передали соответствующие технологии, сообщает Yeni Şafak (12.01). Группа, действующая в интересах США в Идлибе, уже некоторое время делает шаги в этом регионе с целью сорвать усилия стран-гарантов, информирует издание. Отмечается, что, нападая на Россию и сирийский режим, эти управляемые США силы пытаются заставить Турцию вступить в горячий конфликт. Другие цели — препятствовать операции Турции в Африне и задавить Анкару волной мигрантов из Идлиба.

Цель провокации вокруг Идлиба — подорвать российско-турецко-иранскую региональную инициативу, ведь, если война закончится, США придется покинуть регион, делает вывод автор Yeni Şafak (11.01). Организованный США заговор призван разрушить союз, созданный Турцией с Россией и Ираном, пишет колумнист Sabah (11.01). Предпринимается попытка помешать прогрессирующему сотрудничеству и натравить инициаторов астанинского процесса друг на друга, отмечает эксперт в области безопасности Абдулла Агар (Vatan, 13.01).

Нынешний характер российско-турецких отношений мешает США создать «однополярный мир» и препятствуют намеченному ими распаду других государств, поясняет колумнист Star (13.01). Подчеркивается, что итоги сирийского вопроса по сути определят очертания новой эры мирового развития, продемонстрируют эффективность и неэффективность всех вовлеченных в него сил. Появление новых голосов, выступающих против Америки, выработка государствами политики на основе самозащитного рефлекса наглядно покажут, что роль США как глобального игрока больше не имеет смысла, и Америка, ставшая «олицетворением несправедливости», больше не непобедима.

«Почему США возражают против покупки Турцией С–400?» — задает вопрос журналист Milliyet (10.01). Прежде всего это беспрецедентный пример военного сотрудничества страны — члена НАТО с Россией. В рамках соглашения по С–400 российские военные должны будут какое-то время находиться на территории Турции, чтобы сначала установить системы, а затем научить турецких военных эксплуатировать их. Вместе с тем Россия, опасаясь того, что с размещением С–400 в Турции НАТО получит доступ к российским технологиям, может пойти на некоторые ограничения в таких аспектах, как программное обеспечение этих систем, исходные коды, базовое обслуживание. Россия также не захочет, чтобы такие стратегические вооружения, как С–400, которые используются в том числе для защиты ее собственного воздушного пространства, принимали участие в военных учениях НАТО.

Наряду с этим есть и некоторые проблемы, которые могут возникнуть с покупкой С–400. Одной из них может стать идентификация наступательных средств противника. Например, будет ли считаться угрозой самолет, принадлежащий сирийскому режиму? Турции предстоит серьезный процесс переговоров по этому вопросу. Также существуют политические риски: производители С–400 входят в санкционный список США, поэтому турецкие компании тоже могут подвергнуться санкциям.

Согласно отчету турецкого Центра экономических и внешнеполитических исследований (EDAM), газопровод «Турецкий поток» сыграет важную роль в обеспечении потребности Турции в природном газе, которая в 2035 году достигнет 71,8 миллиарда кубометров, а также – обеспечит создание 13,5 тысячи дополнительных рабочих мест, рост доходов населения на 100 миллионов долларов и национального дохода на 546 миллионов долларов (Milliyet, 09.01). Также подчеркивается, что Россия с реализацией «Турецкого потока» получит шанс исключить Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию из транзитеров экспортируемого природного газа.

Автор Dünya (10.01) анализирует последствия возобновления авиасообщения между Россией и Египтом для турецкой туристической отрасли. Он указывает, что Египет в летние месяцы, безусловно, составит конкуренцию Турции, но это во многом зависит от ценовой политики двух стран. Представители сектора ожидают, что с устремлением российских туристов в Египет, доля Турции на российском рынке уменьшится, а в случае установления конкурентной цены в египетских отелях падение может составить до 35%.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.