Во вторник Международный олимпийский комитет отстранил сборную России от участия в предстоящих зимних Олимпийских играх за систематические нарушения правил антидопинговой системы. Это беспрецедентное решение нанесло удар по новому имиджу российского государства, который при помощи спорта старался создать Владимир Путин. Он рассчитывал, что благодаря миллиардам, вложенным в сочинскую Олимпиаду и Чемпионат мира по футболу его страна станет для Запада чем-то вроде Китая: авторитарной, но вызывающей уважение и способной добиваться успехов державой, констатирует Newsweek Polska (06.12).

Российское величие оказалось обманом, а допинговый скандал стал для Путина вдвойне неприятным событием: в следующем году Россия проводит у себя футбольное первенство мира, которое должно было стать очередной возможностью переломить международную изоляцию и прославить лидера страны. Между тем россиянам предстоит оправдываться и ждать новых обвинений, ведь бывший глава московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков уже заявил, что российские футболисты, в том числе игроки сборной, тоже применяют допинг. И хотя кремлевские СМИ объясняют все происходящее заговором Запада против России, «мир не поверит в их аргументы, а уж тем более не позволит, чтобы полученные нечестным путем спортивные результаты стали инструментом московской пропаганды», — заключает еженедельник.

Олимпийскому движению удалось спасти лицо: если бы Россию не отстранили от участия в Играх в Пхёнчхане, каждый допинговый преступник мог бы считать себя честным человеком, на которого ополчились «лицемеры, дисквалифицирующие мелких правонарушителей, но позволяющие гулять на свободе гангстерам, поскольку за теми стоит мощная держава», — развивает тему Rzeczpospolita (06.12).

Глава МОК избрал правильное решение, наказав Россию как государство, но оставив «лазейку» для спортсменов, которые докажут свою непричастность к употреблению допинга, отмечает журналист, предсказывая, что события еще могут получить продолжение. «Если окажется, что организованная российским государством допинговая программа охватывала футболистов, ФИФА столкнется с куда более серьезной проблемой, чем МОК, ведь перенести футбольный чемпионат в другую страну невозможно».

Шаг МОК показал России, что на Олимпиаде нет места странам, которые ради успеха взращивают своих медалистов на допинге, пишет Polityka (05.12). Решение, как полагает издание, не могло быть иным, ведь когда речь зашла о спасении имиджа олимпийского движения (а тот играет ключевую роль в привлечении спонсоров), личные теплые отношения между Томасом Бахом и Владимиром Путиным отошли на второй план.

Россияне недовольны тем, что МОК выставил их в роли главного отрицательного героя, будто бы допинговых нарушений не происходит в других странах, и в этом они правы: у допинга нет национальности. Однако ни в одном другом государстве не нашлось своего Родченкова или четы Степановых — людей, которым надоело принимать участие в масштабных махинациях, подчеркивает автор публикации и призывает Москву взять дело в свои руки. «Если у России есть доказательства существования других допинговых программ, ведущихся из министерских кабинетов, ей следует их обнародовать, в конце концов, ФСБ способно на нечто большее, чем заниматься подменой проб мочи через дыру в стене».

Комментатор Wirtualna Polska (06.11) сожалеет, что Томас Бах пошел на радикальный шаг в отношении России только сейчас, а перед Олимпиадой в Рио-де-Жанейро ограничился тем, что передал право отстранять российских атлетов от участия в соревнованиях отдельным спортивным федерациям. В тот момент председатель МОК сравнивал дисквалификацию всей сборной России с применением ядерной бомбы, которое может принести только смерть и разрушения, но сейчас он все же решил ей воспользоваться.

Даже если Путин позволит своим соотечественникам отправиться в Пхёнчхан, а кто-то из них окажется на подиуме, они не увидят российского флага и не услышат российского гимна. «Однажды в такой ситуации оказалась прыгунья в высоту Мария Ласицкене, и мне было ее по-человечески жаль, — вспоминает журналист. — Во время войны страдают невиновные, но в борьбе с допингом нет места жалости».

Gazeta Wyborcza (07.12) проводит параллель между международной политикой и миром спорта, рассказывая, что первая не исключает контактов с диктаторами, а второй отдает спортивные состязания недемократическим странам или заключает рекламные контракты с такими компаниями, как Газпром.

Однако после того, как разразился допинговый скандал, и Россию лишили права принимать участие в зимней Олимпиаде, оказалось, что спорт обладает большими возможностями, чем политика или бизнес: если экономические санкции можно хотя бы частично обойти, то с дисквалификацией этого сделать не удастся, обращает внимание автор публикации. Члены МОК, делает оговорку он, в данном случае руководствовались, скорее, не благородными намерениями, а стремились спасти свой бизнес, но тем не менее им удалось по-настоящему расстроить Путина. «Тиран, который делит мир на сферы влияний и хотел бы бесконечно расширять свою собственную, узнал, что его страну можно полностью стереть со спортивной карты».

Сделает ли Дональд Трамп рождественский подарок жителям Восточно-Центральной Европы, гарантировав им политическую стабильность и энергетическую независимость, успеет ли он уже в этом году ввести новые санкции против России и зарубежных инвесторов ее проектов?— задается вопросом публицист wPolityce.pl (03.12). Он призывает американского президента не откладывать этот шаг и перечисляет, какими негативными последствиями может обернуться отсутствие дополнительных ограничительных мер, которые позволят заблокировать строительство газопровода «Северный поток – 2».

Во-первых, если новая ветка газопровода будет построена, Польше и Украине станет сложнее отстаивать свои интересы в отношениях с Россией и Германией. Во-вторых, продолжится процесс милитаризации Балтийского моря. В-третьих, если Берлин и Москва создадут прочный союз в энергетической отрасли, их сотрудничество может распространиться на другие сферы, в том числе на военную, а это в перспективе угрожает США утратой влияния в центрально-европейском регионе. А отсюда, предупреждает комментатор, один шаг к появлению невероятной угрозы: развитию сотрудничества на оси Берлин — Москва — Пекин. Для Польши это опасность экзистенциального порядка, а для Вашингтона — катастрофа в области его геополитических интересов.

В свою очередь, Rzeczpospolita (05.12) надеется, что остановить строительство газопровода «Северный поток — 2» поможет Дания, парламент которой принял закон, позволяющий наложить запрет на реализацию российской инвестиции по соображениям безопасности. Согласно документу, вынести такое решение сможет глава МИД, но на практике последнее слово останется за премьер-министром Ларсом Расмуссеном. Как оценивает в беседе с газетой сотрудник Датского института международных исследований Ханс Моритцен, шансы на то, что глава датского правительства решит заблокировать проект Газпрома, составляют 50%.

С одной стороны, против такого шага выступают Германия, Франция и Великобритания, с другой — его поддерживают Польша, страны Балтии, а также Соединенные Штаты, которые недавно отправили в Копенгаген специальную делегацию. Накануне этой поездки глава Государственного департамента США Рекс Тиллерсон заявил, что Кремль использует поставки энергоносителей, чтобы расколоть Европу, поэтому Вашингтон выступает резко против строительства нового газопровода.

Biznes Alert (01.12) приводит выдержки из недавнего выступления Тиллерсона в Научно-исследовательском центре имени Вудро Вильсона, где тот заявил, что США критически относятся к развитию таких газопроводов, как «Северный поток – 2», который закрепляет на рынке доминирующую позицию одного поставщика. Одновременно Вашингтон поддерживает проекты по диверсификации источников поставок газа в Европе, поскольку эти инициативы дают надежду на то, что государства, не входящие в Европейский энергетический союз, не смогут в будущем злоупотреблять своими возможностями или глобальной позицией для давления на другие страны.

Тиллерсону вторила на своей пресс-конференции официальный представитель Государственного департамента США Хизер Нойерт. Она указала, что США солидарны с теми европейскими партнерами, которые считают газопровод «Северный поток – 2» угрозой энергетической безопасности. Кроме того, с его появлением Украина лишится статуса транзитного государства, а это приведет к экономической дестабилизации этой страны и даст Москве новые преимущества в украино-российском конфликте.