Главным событием уходящей недели стала вирусная атака на компьютерные системы Украины и еще порядка 15 стран, в результате чего работа многих компаний была заблокирована. Анализируя первый день атаки, премьер-министр Украины Владимир Гройсман назвал ее беспрецедентной по масштабу и пообещал, что она будет отражена, а ее организаторы — выявлены. Комментируя причины и источники кибератаки, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов подчеркнул, что она является составной частью гибридной войны РФ против Украины. А в СБУ открыто заявили, что атака была заранее спланированной на объекты критической инфраструктуры, то есть, на энергетическую, банковскую, транспортную и телекоммуникационную сферы, а также частный бизнес. По мнению спецслужб, подчеркивает УНИАН (01.07), она могла быть произведена с территории России или оккупированного Донбасса.


Между тем, экс-председатель Верховной рады Украины Владимир Литвин, комментируя ситуацию вокруг распростонения компьютерного вируса и прозвучавшие в связи с этим обвинения в адрес России со стороны украинских официальных лиц, заметил, что украинские реалии дают наглядные основания утверждать как уже очевидное: когда человек не может, не умеет или не хочет организовать свою жизнь, он начинает проникаться жизнью другого человека. «Так и государство и власть начинают проникаться судьбой других стран, пытаются жить их жизнью. В этом на Украине демонстрируют удивительную настойчивость и последовательность. Последний пример: с первой фиксацией сбоев в компьютерных системах с верхов прозвучали безапелляционно-категорические утверждения о „российском следе“. Доказательств никаких, словесный зуд — очевиден. И не суть важно, что эта хакерская атака затронула мир, включая и Россию, — написал Литвин на своей страничке в Facebook (29.06). — На Украине ответственные лица свою миссию „выполнили“ очередным перекладыванием ответственности за свою несостоятельность на „извечного врага“. А если бы не было России, кого бы назначили виноватым? Всех, только не себя».


Если атаку совершили российские государственные хакеры, о чем написали американские и украинские СМИ, то какова была их цель? Чего они хотели добиться? На Украине, несмотря на охват, убытки, если их кто-то когда-либо озвучит, похоже не слишком серьезные, констатирует обозреватель телеканала «112» (30.06). В результате кибератаки была нарушена работа портов в Мумбаи и Лос-Анджелесе, пострадали датский судоходный гигант Maersk, американская компания доставки FedEx, британская рекламная группа WPP, испанское представительство одной из крупнейших в мире юридических компаний DLA Piper, пищевой гигант Mondelez, французский производитель строительных материалов Cie de Saint-Gobain, американская фармакологическая компания Merck & Co, российские нефтяные гиганты Роснефть и Башнефть, металлургическая компания Evraz и еще десятки других. При всем уважении к украинским компаниям ни полумертвые банки, ни даже Укртелеком и близко не стоят по значимости с вышеуказанными гигантами. Хотя вирус и начал свое дело с Украины, но убытки в основном понесли мировые компании. Важно и другое — если за атакой стоит Россия, зачем ей наносить вред своим компаниям? И вообще — чего добились бы россияне этой атакой, если бы ее совершили они?


Накануне Дня Конституции Украина получила мощный удар сразу по нескольким направлениям. Взрывом в своей служебной машине на киевской улице был убит полковник Главного управления разведки Максим Шаповал, а буквально через несколько часов в тысячах компьютерах самых разных учреждений и организаций уже вовсю хозяйничал компьютерный вирус PetyaA, заметно парализовавший привычный уклад жизни многих украинцев. Страна ощутила, говорится в материале УНИАН (03.07), что вооруженный конфликт на Донбассе — только часть гибридного противостояния, у которого нет четко определенного фронта и направлений главного удара. Очевидно, что дестабилизация ситуации — пожалуй, главный на сегодня инструмент влияния Кремля на ситуацию на Украине. Есть основания полагать, что Кремль перешел в контрнаступление в сферах, где имеет заметное преимущество и перед украинской властью, и перед ее западными партнерами.


Бывший министр обороны Украины Анатолий Гриценко в интервью телеканалу «112» (02.07) заявил, что за взрывами автомобилей в Киеве и Мариуполе (7 июня 2017 года в в Киеве взорвался автомобиль, в котором находился сотрудник Главного управления разведки Министерства обороны Украины полковник Максим Шаповал, 31 марта в Мариуполе в результате взрыва автомобиля погиб полковник СБУ Александр Хараберюш — прим. ред.) должны последовать взрывы в Москве и Таганроге. «Хотел бы обратить внимание на то, что сказал президент. Он сказал, что это война. И это не первое демонстративное, показательное и наглое убийство. Одного из лучших офицеров контрразведки убили в Мариуполе также демонстративно-показательно. Если это на самом деле война, а не игрища для президента, то это значит, что на каждую машину, которая взлетела в воздух в Киеве или Мариуполе, по две должны взлетать в Таганроге или Москве», — заявил Гриценко.


Украина на протяжении многих лет пребывала в тени России для французских политиков. Ситуация несколько изменилась во время президентства Франсуа Олланда и имеет шансы на позитивную динамику благодаря Эммануэлю Макрону, полагает автор УНИАН (01.06). Тот во время встречи в Париже с Петром Порошенко не только подчеркнул, что Германия и Франция признают факт российской агрессии на Донбассе, но и выразил готовность разработать план урегулирования. Как можно предположить — более конкретный и прагматичный, по сравнению с Минскими договоренностями, от которых европейские государства также пока не готовы отказываться.


Сенатом США абсолютным большинством голосов был принят проект закона о закреплении существующих санкций против России и Ирана. Для чего он нужен президенту США Дональду Трампу? По мнению эксперта издания «Корреспондент» (27.06), Трамп одобрит этот закон. Проект закона прошел Сенат, скорее всего, благодаря негласному «благословению» президента США. Один из важных пунктов законопроекта предусматривает, что правительству США следует уделять первоочередное внимание экспорту своих энергетических ресурсов в целях создания американских рабочих мест, оказания помощи союзникам и партнерам и укрепления внешней политики. Второй, не менее важный пункт в документе, говорит о том, что США категорически не поддерживают проект «Северный поток-2» и считают его элементом, дестабилизирующим безопасность в Европе. Президент США решительно поддерживает лидерство США на энергетическом рынке, в частности нефти и газа. Вытеснить конкурентов на газовом рынке для США — это уже один из приоритетных вопросов. Посмотрите на ситуацию вокруг Катара, санкции против Ирана, осталось устранить с рынка Россию, которая всегда использовала тему поставку газа в качестве шантажа и агрессии.


Трамп официально заявил, что США готовы поставить Украине «миллионы и миллионы тонн угля», информирует «Обозреватель» (03.07). Первая партия должна прибыть уже через месяц. После начала конфликта на Донбассе Украина стала испытывать дефицит угля, в частности антрацита. Проблема еще больше актуализировалась из-за блокады ОРДЛО. Зимой стало известно, что Киев ведет предметные переговоры с США по поводу закупки одного миллиона тонн. Ключевой аспект соглашения — диверсификация поставок в сторону меньшей зависимости от РФ. Москва предсказуемо негативно восприняла американо-украинское соглашение. Например, зампредседателя комитета по экономической политике Совета Федерации РФ Валерий Васильев назвал поставки угля из США сугубо «политическим решением» и даже «игнорированием Минских соглашений». Привязка к «Минску», безусловно, является полным абсурдом — об угле в договоренностях не было ни слова.


В Белоруссии продолжают весьма своеобразно готовиться к проведению совместных с Россией широкомасштабных военных учений «Запад-2017». В Минске вызвали в МИД украинского посла Игоря Кизима, который дал нелицеприятную, с точки зрения Белоруссии, оценку учениям «Славянское братство-2017». 30 июня в Москве прошло заседание Государственного совета Союзного государства — эфемерной структуры, с помощью которой еще в 90-х Москва и Минск пытались продемонстрировать способность восстановить Советский Союз, пишет УНИАН (01.07). Интересно, как быстро Александр Лукашенко осознает, что на одной ностальгии невозможно строить эффективное государство?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.