Анализируя причины вывода российских вооруженных сил из Сирии, одни издания указывали на начало переговоров по Сирии в Женеве. В частности, Sabah (16.03) предположила, что накануне женевских переговоров некоторые страны могли оказывать давление на Россию из-за того, что она, несмотря на объявленное перемирие, продолжала проводить воздушные атаки в Сирии.

Как обратил внимание эксперт по безопасности Х.Селим Озертем (H.SELİM ÖZERTEM) в беседе со Star (15.03), Конгресс США призвал мир создать трибунал по преступлениям против человечности в Сирии, поэтому Москва могла принять решение о выходе из Сирии, чтобы исключить возможное международное давление и критику в свой адрес.

Согласно Vatan (17.03), вывод российской группировки ВКС из Латакии — политический маневр, направленный на то, чтобы заставить западные страны оказать влияние на сирийскую оппозицию в ходе переговоров в Женеве.
По словам колумниста Milliyet (16.03), в период, когда стороны в атмосфере перемирия садятся за стол переговоров о будущем Сирии, российский лидер стремится «превратить военное преимущество в дипломатическое» и продолжать вместе с США играть лидирующую роль в переговорном процессе в Женеве.

В других публикациях обсуждались экономические причины. Военные операции России в Сирии создают серьезное давление на российский бюджет, отметила Türkiye (15.03). По выражению Milliyet (16.03), на фоне серьезных проблем в российской экономике Кремль должен думать о финансовом бремени миссии российских ВКС в Сирии. Россия поняла, что не может продолжать военное присутствие в Сирии в условиях низких цен на нефть и измученной российской экономики, пришел к выводу автор Radikal (17.03).

В качестве других причин называлось недовольство мусульманского мира (за исключением Ирана) «агрессивной политикой России в Сирии» на протяжении последних нескольких месяцев, а также вероятность того, что Саудовская Аравия и Турция введут войска в Сирию (Star, 15.03). В этой связи журналист Star (15.03) отметил, что выход России из Сирии — сигнал в адрес Анкары и Эр-Рияда: теперь и вы держите руки прочь от этой страны.

Эксперт по Ближнему Востоку, профессор Эбубекир Софуоглу (Ebubekir Sofuoğlu) в беседе со Star (15.03) согласился с американским сенатором Джоном Маккейном (John McCain) в том, что Россия может готовиться к военным действиям в других регионах, в частности на Украине.

Некоторые аналитики заключили, что решение России о выходе из Сирии может быть результатом «торга» между Россией и США (Star, 15.03; Radikal, 16.03). По мнению автора Milli gazete (17.03), Москва и Вашингтон могли достичь договоренности о «новой Сирии», и в этой связи миссия, возложенная на Россию, завершилась, обеспечив защиту или даже расширение ее интересов в Сирии.

По мнению автора Cumhuriyet (19.03), Москва и Вашингтон договорились о том, что ни одна из сил, представленных в Сирии, не должна полностью доминировать, и именно поэтому угроза ИГИЛ не уничтожена окончательно, а Асад не вернул себе контроль над всей Сирией, хотя и обрел, благодаря России, некоторое военное превосходство.

С точки зрения обозревателя Star (17.03), Россия и США пришли к согласию о новом «биполярном миропорядке», призванном гарантировать права двух крупных держав мира распоряжаться в зонах своего доминирования и обеспечить «роскошное» возвращение России на постсоветское пространство. Отмечается, что для уставшей за прошедшее с терактов 11 сентября 2001 года время Америки это полезная идея, открывающая горизонты «новой мировой системы», в которой ЕС легко управляем под предлогом «российской угрозы», Турция, Саудовская Аравия, Иран, Бразилия, Индия стоят на месте, а Китай идет на поводу.

Подводя итоги действий российских ВКС в Сирии, многие издания склонны полагать, что, по крайней мере, на данный момент Москва достигла своих целей в Сирии. Так, согласно Türkiye (16.03), Россия еще более усилила лояльность Асада и нусайритского режима к себе, нанесла серьезный удар по силам оппозиции в Сирии, приумножила свои военные и стратегические возможности в САР, добилась значительного прогресса на пути к своему историческому идеалу — выйти в Средиземное море.

По выражению Sabah (16.03), Россия гарантировала сохранение своих военных баз в Сирии и, начав вывод своих вооруженных сил из САР, дала мировому сообществу миролюбивый посыл, поднявшись в глазах Запада.

Milliyet (16.03) обращает особое внимание на тот факт, что, несмотря на вывод войск из Сирии, Москва оставит системы противовоздушной обороны С-400, развернутые в Сирии после уничтожения Турцией российского самолета, и продолжит наносить бомбовые удары. В числе достигнутых Москвой целей в Сирии издание называет следующие: испытание новейших российских вооружений, презентация России в качестве силы, способной пошатнуть балансы в регионе, и своевременный выход из зоны конфликта.

По мнению преподавателя отделения международных отношений Сельджукского университета, доктора Аксоя (Aksoy), воздушные атаки России в Сирии не только обеспечили возвращение значительной части территории страны под контроль режима Асада, но и усилили его дипломатические шаги на международной арене (Türkiye, 17.03). Отмечается, что, на самом деле, Россия не ушла из региона, и теперь она продолжит борьбу с сирийской оппозицией путем «опосредованной войны» «руками» Асада и курдских сил в Сирии.

В статье под названием «ИГИЛ конец, а мы и не знаем об этом?» журналист Star (15.03) задается вопросом: спасла ли Россия хотя бы один регион в Сирии от ИГИЛ в ходе продолжавшейся пять месяцев операции? «Ни один, — заключает автор, — за исключением куцего продвижения в пригородах Алеппо». А «настоящей целью» российской авиации, продолжает автор, были «Туркменские горы и север Алеппо, где нет ни одного боевика ИГИЛ».

В статье Hürriyet (17.03) член партии «Родина» Турции Бюлент Эсиноглу (Bülent Esinoğlu) выступает с иной точкой зрения, приходя к выводу, что Россия, совершившая девять тысяч воздушных атак на позиции террористов, разбила значительную их часть, нанесла большой урон силам ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусра» и отрезала террористов от нефтяных ресурсов. В результате разваливавшаяся страна вновь устояла на ногах, а Россия укрепила убежденность в том, что «в отличие от Америки, она взаимодействует с легитимными силами и является страной, которая не создает террор, а борется с ним».

По мнению автора Cumhuriyet (19.03), Россия несколько преждевременно ушла из Сирии: хотя группировка ИГИЛ понесла серьезные потери, уничтожена только половина джихадистских боевиков, «эмигрировавших» в Сирию из РФ и стран постсоветского пространства, а вторая половина продолжает оставаться в районах под контролем ИГИЛ в Ракке и «Джебхат ан-Нусра» в Идлибе. При этом в другие руки не перешел даже район Туркменских гор, который, как отмечает автор, приобрел символическое значение после уничтожения Турцией российского самолета.

По выражению колумниста Radikal (17.03), Россия осуществила самое успешное тактическое вмешательство, которое только можно было видеть в последние годы. Режим Асада как гарант влияния России в Восточном Средиземноморье превратился в игрока, присутствие которого теперь отрицать станет еще сложнее. В рамках борьбы с террористами в Сирии России удалось уничтожить некоторые джихадистские элементы, которые она считает для себя угрозой. Россия вновь стала глобальным игроком, который может грамотно определять свои тактические и стратегические цели, обладает интуицией и предвидением, а с таким оппонентом Турции будет еще сложнее совладать.

Многие издания пытались анализировать последствия вывода российских ВКС из Сирии. Согласно Sabah (16.03), уход России из Сирии усилит позиции тех сил, что выступают против режима Асада, и особенно на мирных переговорах в Женеве. И поэтому это позитивное событие для Турции. «Турция, на которой сирийский кризис отразился в форме инфильтрации террористов, получит наибольшую пользу от мирного решения в Сирии», — заключает издание.

По мнению Star (15.03), после выхода России из Сирии Турция перестанет выглядеть изолированной от сирийского конфликта, при этом изменятся действия групп, полагавших, что Россия навсегда в Сирии (прежде всего курдской Партии «Демократический союз»).

То, что Россия сводит к минимуму военные операции в Сирии, с точки зрения Türkiye (15.03) и Star (15.03), способно внести позитивный вклад в урегулирование кризиса в отношениях России и Турции, даже если согласия в Женеве достичь не удастся.

По выражению колумниста T24 (16.03), ухудшение турецко-российских отношений — одна из крупнейших потерь за пять с половиной месяцев присутствия России в Сирии. Отмечается, что само по себе решение Путина о «выходе из Сирии» с этой точки зрения ничего не меняет, но позволяет умерить пыл Анкары атаковать Сирию и «в случае необходимости вступить в схватку с Россией».

СМИ продолжили комментировать последствия кризиса в отношениях России и Турции. Как отмечает Dünya (14.03), инцидент с уничтожением Турцией российского самолета наложит отпечаток на экономические связи двух стран в 2016 году. Так, уже в январе этого года экспорт Турции в Россию оказался на самом низком уровне за период с 2003 года, составив 107,7 миллиона долларов. А сокращение на российском туристическом рынке в первом месяце 2016 года составило 35%.

Vatan (15.03) пишет о трудностях, с которыми приходится сталкиваться гражданам Турции, живущим в России. «Дни, когда в турецко-российских отношениях царила весна, туристы могли путешествовать без визы, а турки пользовались преференциями в России, остались позади», — констатирует издание. Отмечается, что с 24 ноября 2015 года Россия преследует политику «ноль толерантности» в отношении турецких граждан, турецкие компании и рабочие подвергаются строжайшим проверкам, а многие турки, даже если у них есть разрешение на проживание и работу в России, боятся, что стоит им один раз уехать — их не пустят назад в Россию.

Согласно Hürriyet (17.03), взамен «Турецкого потока», приостановленного по причине самолетного кризиса 24 ноября, Россия вновь может вернуться к газопроводу «Южный поток», отмененному в 2014 году. В этой связи отмечается, что даже после того, как Крым был объявлен российской территорией, России не удастся реализовать этот проект в одиночку без участия третьих стран и, в частности, разрешения Турции на использование ее исключительной экономической зоны и территориальных вод в Черном море. Однако, как подчеркивает издание, не ожидается, что в нынешних условиях Турция будет так же, как в свое время, щедра в вопросе предоставления такого разрешения.

Именно проект «Турецкий поток» может стать оливковой ветвью в турецко-российских отношениях. Такого мнения придерживается глава Международной ассоциации энергетики и экономики, профессор Гюркан Кумбароглу (Gürkan Kumbaroğlu), отметивший, что благодаря данному проекту в отношениях России и Турции, обострившихся в силу разногласий двух стран в политике по Сирии и зашедших в тупик на фоне взаимных шагов и заявлений двух стран, может начаться новый период (Vatan, 18.03).

Кризис в отношениях Турции и России отразился и на телефонном сообщении между двумя странами, подытоживает Türkiye (17.03). Со ссылкой на данные Института информационных технологий и коммуникаций Турции отмечается, что Россия давно была в числе стран, куда поступает и откуда принимается наибольшее число телефонных звонков. При этом впервые с 2011 года Россия даже не вошла в первую пятерку по этому показателю.

Политические разногласия вмешались и в тендер на строительство терминала B в московском аэропорту «Шереметьево», отмечает Star (19.03). Сообщается, что спустя несколько часов после информации Reuters и ряда российских информагентств о том, что тендер на строительство терминала выиграла турецкая компания Renaissance Construction, из пресс-центра московского аэропорта «Шереметьево» последовало официальное заявление, в котором было сказано, что строительство терминала В выполнит компания «ЭнергоСтрой».

Milliyet (18.03) и Yeni Çağ (20.03) обратили особое внимание на заявление российского президента Владимира Путина в Крыму о том, что строительство моста через Керченский пролив между Россией и Крымом является исторической миссией, которую не получилось реализовать на протяжении всего прошлого века. Как отметили издания, визит Путина в Крым был обусловлен символической причиной, поскольку 16 марта 2014 года в Крыму состоялся референдум о присоединении полуострова к России.

Türkiye (20.03), публикуя фрагменты интервью крымскотатарского лидера Мустафы Джемилева информагентству АА, приходит к выводу: два года, прошедшие с тех пор, как Крым был «оккупирован» Россией в обход международного права, погрузили проживающих на полуострове крымских татар и украинцев в «темный период». Экономические проблемы из-за кризиса в России, давление на крымских татар, наращивание вооружений, негативно влияющее на безопасность Черноморского региона, — к этому Крым пришел при российской администрации, пишет издание.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.