Иран готов представить России список вооружения, которое ИРИ готова приобрести с целью модернизации и укрепления своей сухопутной армии, морского и военно-воздушного флотов, — информирует публикация на портале Farda (21.11). И этот «список не исчерпывается только лишь средствами ПВО и ПЗРК С-300», добавляет издание. Процесс передачи Россией комплексов ПВО тянется уже месяцами, однако одни лишь разговоры об этом вызывают панику и у Израиля, и у США, добавило издание. А в списке, помимо этого, — российские многофункциональные СУ-35 и танки Т-90. Танковые войска ИРИ нуждаются в модернизации еще со времен ирано-иракской войны 80-х годов прошлого века, и вероятно, российские Т-90 «помогут решить эту задачу». Что касается СУ-35, то это новое слово в боевой авиации, сочетающее в себе мощь и маневренность, добавило издание.

Российский лидер, хотя и отметил удовлетворение ходом и результатами боевых операций в Сирии, однако считает, что «пока сделано еще недостаточно», комментирует Farda (20.11) недавнее напутствие президента России командующим ее ВВС, ведущих боевые операции в Сирии. Президент России, проведя в режиме видеоконференции совещание с командующими ВКС, требует от них больших усилий в осуществлении антитеррористической операции и противостоянии незаконным вооруженным формированиям в этой арабской стране, говорится на портале. Уровень авиаударов должен быть «предельно высоким», поскольку до сих пор сделано еще «далеко не все», чтобы «очистить Сирию от террористов и боевиков, а также гарантировать отсутствие террористической угрозы для России», приводит слова главы РФ Farda.

Российский премьер Дмитрий Медведев полагает, что ответственность за возникновение ИГИЛ несут США — более, чем другие страны, и подверг серьезной критике нынешнюю американскую позицию в отношении боевых операций против ИГ, отмечает Farda (22.11), ссылаясь на российское информагентство «Интерфакс».

«Мусульмане всего мира должны быть сейчас едины, как никогда», — такой комментарий Farda (20.11) предпослала сообщению о визите мэра Тегерана в Москву и его встрече с председателем Совета муфтиев России. Градоначальник столицы ИРИ Мухаммад Бакер Галибаф (Mohammad-Baqer Qalibaf) в беседе с Равилем Гайнутдином отметил, что от мусульман и России, и Ирана следует ожидать больших, чем от мусульманских общин других стран, усилий, чтобы представить всему человечеству ислам как религию добра, мира, спокойствия, передает Farda.

Председатель Совета муфтиев России на это ответил, что подобная задача «по силам российским мусульманам», поскольку «они уже в течение столетий живут в пределах одной страны в мире с другими народами и конфессиями», процитировало издание слова Гайнутдина. Издание при этом отметило, что в настоящее время ислам в России считается одной из традиционных религий согласно законодательству, а мусульманская община, как и  религиозные деятели страны полностью поддерживают все последние инициативы президента России, направленные на избавление мира от «зла терроризма и религиозного фанатизма».

В свою очередь, встречу лидера России с руководителем Исламской Республики Иран в рамках саммита стран-экспортеров газа в Тегеране иранские издания и СМИ, в частности, портал Javan (23.11), характеризовали как событие «само по себе неординарного характера», выходящее за рамки «обычных дипломатических и протокольных формальностей». Прежде всего, издание отметило, что Владимир Путин по прибытии в Тегеран направился прямо на встречу с Руководителем Ирана и Вождем Исламской революции Аятоллой Хаменеи (его официальный титул – прим. ред.), показав тем самым, что саммит по газу имеет для президента РФ вторичное значение. Преподнесение Путиным в дар Хаменеи одного из древнейших рукописных изданий Священного Корана, находившегося прежде в России, портал охарактеризовал как жест, «весьма необычный для российского лидера».

Издание, сообщая о прошедших в рамках саммита стран-экспортеров газа встречах Хаменеи с главами России, Венесуэлы и Нигерии, вынесло на первый план отчет о встрече с Путиным. Оно отметило беспрецедентно долгий характер беседы, длившейся два с половиной часа. Javan, ссылаясь на сообщение пресс-центра при канцелярии руководителя ИРИ, подчеркнуло, что Хаменеи, высоко оценив нынешний внешнеполитический курс России в целом, особо выделил в нем три момента: противостояние России американской гегемонии в регионе Западной Азии, активные шаги РФ по сирийской проблеме и усилия России по разрешению иранской ядерной проблемы. Все эти шаги еще более укрепили авторитет России в мире, как и личный авторитет главы РФ, — цитирует издание главу ИРИ.

А Владимир Путин отметил удовлетворенность российской стороны характером нынешних отношений РФ и ИРИ, которую в России видят как партнера «устойчивого и надежного», также передает Javan. Обе стороны указали на качественный рывок в развитии сотрудничества Москвы и Тегерана, сделанный в последние годы, особенно по линии технологий и аэрокосмической сферы, и выразили надежду, что торгово-экономические связи приобретут еще более динамичный характер, резюмирует портал.

Hamshahri (23.11) отмечает, что в ходе встречи президента России и духовного лидера ИРИ Аятолла Хаменеи назвал главу России «выдающимся политиком» в силу «целого ряда заслуг последнего в международных делах». К важнейшей из таковых, как отмечает газета, лидер ИРИ отнес нейтрализацию Россией попыток США установить свой диктат над Западной Азией, когда Америка, в частности, прилагала усилия к устранению действующего главы сирийского государства руками групп «квазиоппозиции», на деле являющихся «обыкновенными террористами».

Некоторая степень недоговоренности и недосказанности, присутствовавшая в отношениях между Москвой и Тегераном в последние годы при общей положительной динамике диалога двух стран, похоже, начинает исчезать с приездом делегации Путина в Тегеран, — так прокомментировал визит российского президента в ИРИ Мухаммад Бабаи (Muhammad Babai) на портале Javan (22.11). Автор отмечает, что с момента начала работы Ближневосточного координационного центра по сирийской проблеме и затем, после начала боевых операций ВВС РФ в Сирии, у России и Ирана «и близко нет, и не предвидится никаких разночтений и разногласий».

С момента последнего визита Путина в Тегеран прошло без малого восемь лет, и за это время в мире и в регионе очень многое изменилось, появились новые общие интересы, как и общие для обеих стран вызовы и угрозы, отмечает Бабаи. Все это обеспечило почву для нынешнего сближения двух стран, отношения которых теперь можно характеризовать не как партнерские, а как союзнические; отсюда понятно, что ведущей темой общения руководства двух стран в Тегеране является «отнюдь не газ», указывает автор.

Но все это, подчеркивает он, не может не беспокоить Запад, и создает для западных держав дополнительный предлог для усиления давления на Россию. «Сближение двух стран — это угроза американской политике не только на Ближнем Востоке, но и в Восточной Европе, в частности, на Украине», — приводит Бабаи в подтверждение своих рассуждений оценку, появившуюся на веб-сайте Института Вашингтона.

Второй по счету визит Путина в Иран состоялся в совершенно иных условиях, нежели первый: уже подписано соглашение между ИРИ и «шестеркой» по ядерной проблеме, кроме того, Тегеран и Москва не просто обмениваются словами о необходимости противостояния терроризму на Ближнем Востоке, но реально ведут с ним борьбу «плечом к плечу» в Сирии, отмечает Javan (23.11). То, что визит Путина в Тегеран имеет «надгазовое» значение, где проблемы экспорта голубого топлива — лишь вторичный повод, подтверждают три подарка, с которыми российский лидер приехал в столицу Исламской Республики. Первый — это заверения, что поставки С-300 в Иран начнутся в самое ближайшее время, второй — постепенное снятие ограничений на поставки в Иран оборудования для производства «мирного атома», и третий, особо важный и дорогой для Духовного лидера страны, — рукописный экземпляр Священного Корана, один из древнейших в истории ислама, отмечается на портале.

Визит Путина в Иран вызвал широкое обсуждение в мировых СМИ, став одной из самых резонансных тем в газетах, журналах, на теле- и радиостанциях разных стран мира от Америки до Пакистана, отмечает центральная Keyhan (24.11). Оценки даются разные, но причина, вызвавшая столь бурное обсуждение, несомненно, одна: Путин продемонстрировал, что встреча с духовным лидером страны для него важнее, нежели проблемы экспорта газа, утверждает издание. И все отмечают схожесть позиций обоих по Сирии и одинаковое отношение к ее лидеру, откуда автоматически следует обоюдная готовность противостоять американской политике на Ближнем Востоке.

Последние известия с Ближнего Востока внесли коррективы в содержание встречи Владимира Путина и короля Иордании Абдаллы II, прошедшей в Сочи, сообщил вечерней выпуск Keyhan (24.11). Российскому лидеру пришлось срочно озвучить реакцию на сообщение о нападении турецких ВВС на российский бомбардировщик Су-24, выполнявший боевую задачу по борьбе с терроризмом в Сирии. Похоже, инцидент даст российскому руководству более ясное представление о том, «кто покрывает террористов на Ближнем Востоке», утверждает Keyhan, отметив также, что этот факт — первый с начала 50-х годов прошлого века, когда ВВС НАТО атаковали российский (советский) боевой самолет. И нынешний случай уже позволил комментаторам говорить, что этим нападением российскому лидеру намекают о том, с кем ему «ни в коем случае не стоит встречаться» на Ближнем Востоке, делает вывод издание.

Визит президента РФ принес Ирану прорыв в деле производства мирного атома, написала Hamshahri (23.11). Путин снял запрет на поставки в Иран технологий, необходимых для импорта из ИРИ обогащенного урана, а также на передачу ИРИ оборудования, связанного с модификацией иранского ядерного объекта Фордо и реактора в Араке, который Иран обязался реконструировать в соответствии с ранее достигнутыми соглашениями со странами «группы 5+1».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.