К основному итогу саммита G20 в Анталье колумнист Sabah (17.11) отнес единство всех его участников во мнении о необходимости борьбы с терроризмом. Как отметил другой обозреватель этого издания (Sabah, 17.11), борьба с ИГИЛ стала главной темой двусторонних переговоров Барака Обамы с Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом в Анталье в силу того, что на канун саммита «Группы двадцати» пришлись теракты в Париже.

Dünya (15.11) назвала «напряженным» фон встречи президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана на полях саммита «большой двадцатки». Так, недавно турецкий лидер открыто выражал обеспокоенность военными действиями России в Сирии и инцидентом, связанным с нарушением российским самолетом турецкого воздушного пространства.

По итогам встречи Эрдогана и Путина Star (16.11) сообщила, что главными темами переговоров двух лидеров стал кризис в Сирии, теракты во Франции, ИГИЛ. Отмечалось, что во встрече также приняли участие главы МИД двух стран Феридун Синирлиоглу (Feridun Sinirlioğlu) и Сергей Лавров, а также глава турецкой разведки Хакан Фидан (Hakan Fidan).

Согласно Milliyet (16.11), на встрече с Владимиром Путиным Эрдоган «выразил озабоченность позицией российского лидера, поддерживающего сирийского президента Башара Асада», и дал понять: если Асад останется у власти, проблемы будут только нарастать.

Yeni Çağ (17.11) и Akşam (17.11) подчеркивают тот факт, что на переговорах президенты Эрдоган и Путин договорились о продолжении работ по реализации проекта «Турецкий поток» после создания нового правительства в Турции. Также приводится заявление главы «Газпрома» Алексея Миллера о том, что «Турецкий поток» может быть претворен в жизнь в короткие сроки.

Этим заявлением, считает колумнист Habertürk (18.11), Алексей Миллер, прежде всего, обратил внимание на нормализацию политической атмосферы в Турции. Однако на пути реализации проекта стоит еще множество не преодоленных преград, связанных с осуществимостью и финансированием проекта, нормативно-правовой базой Турции, неопределенностью относительно числа ниток трубопровода. Это, по словам журналиста, подтверждают и слова министра энергетики и природных ресурсов Турции Али Рыза Алабоюна (Ali Rıza Alaboyun): «Есть ряд вопросов в “Турецком потоке”, решение которых займет время».

Akşam (20.11) констатирует «смягчение» позиции Брюсселя в отношении «Турецкого потока», сообщая, что в качестве «приоритетных» энергетических проектов ЕС назвал газопровод Tesla, возникший на повестке дня как продолжение «Турецкого потока», а также проекты TANAP (Трансанатолийский газопровод) и TCP (Транскаспийский трубопровод). Отмечается, что напряженность в отношениях России и Европы, которая в последнее время возросла на фоне обмена санкциями, отмены «Южного потока» и инициировании «Турецкого потока», несколько снизилась в связи с ростом террористической активности в последнее время. Издание также ожидает, что подписание межправительственного соглашения о реализации «Турецкого потока» состоится 15 декабря в Казани, где пройдет заседание российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня.

Иранский газ способен составить серьезную конкуренцию российскому газу на европейском рынке. К такому выводу приходит профессор отделения международной торговли Джорджтаунского университета Хусейин Аскари (Hüseyin Askari) накануне Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ) в Иране, в котором принимает участие и президент РФ Владимир Путин (Dünya, 22.11). Отмечается, что с отменой санкций Иран, естественно, пожелает увеличить объемы экспорта своего природного газа и тем самым пошатнет позиции России на европейском рынке. В этой связи Россия, например, взамен на поставку Ирану передовых российских вооружений и поддержки этой страны в САР может требовать от нее откладывать строительство трубопровода, который поставлял бы иранский газ в Европу.

Milliyet (17.11) назвала «шокирующим» заявление президента РФ Владимира Путина о том, что финансирование ИГИЛ ведется из 40 стран мира, в том числе из ряда государств, входящих в G20.

По мнению обозревателя T24 (17.11), российский лидер мог подразумевать США и западные страны, которых ранее Москва уже критиковала за «рождение» и «рост» ИГИЛ. Глава РФ также мог иметь в виду Турцию, поскольку, как отмечает журналист, иностранная (в том числе и российская) пресса писала о тысячах человек, присоединившихся к ИГИЛ из Турции, о лагерях, воспитывающих и вооружающих джихадистов в Турции, о роли Анкары в сбыте нефти ИГИЛ.

Обозреватель Birgün (17.11) убежден, что речь в заявлении российского лидера шла о Саудовской Аравии, Турции под управлением Партии справедливости и развития (ПСР), США, Великобритании, Франции. Далее автор статьи задается вопросом: разве не США и «империалистические силы» создали моджахедов в Афганистане против СССР в годы холодной войны, вооружали и «подпитывали» их ряды? И разве не руководство ПСР в Турции поддерживало ИГИЛ и его производные против режима Башара Асада в Сирии?

«Лучше потерять седло, чем саму лошадь». Так колумнист Radikal (16.11) комментирует информацию о достижении договоренности о будущем Сирии на многосторонней встрече глав МИД почти 20 государств (включая Турцию) в Вене за день до саммита G20 в Анталье. И, хотя детали этой договоренности пока неизвестны, судя по всему, речь идет о том, что Башар Асад еще, как минимум, полгода будет находиться в составе переходного правительства в Сирии, отмечает журналист.

Milliyet (18.11) считает «успехом» достижение договоренности о будущем Сирии в Вене, несмотря на «прямо противоположные» позиции и интересы собравшихся в австрийской столице государств. Ведь формула, найденная в Вене, означает, что и те государства, которые настаивают на немедленном уходе Асада, и Россия, поддерживающая дамасский режим, согласились несколько смягчить свои позиции.

Анонсируя визит министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Турцию, Vatan (20.11) отмечает расхождение во взглядах Москвы и Анкары по сирийскому вопросу и приходит к выводу, что Россия продолжает настаивать на сохранении Асада у власти в САР. Так, глава турецкого МИД Феридун Синирлиоглу (Feridun Sinirlioğlu) отметил, что в достигнутых в Вене договоренностях речь не идет об участии Асада в президентских выборах в качестве кандидата, и по итогам переходного процесса Асад уйдет так, как это было оговорено на встрече в Вене. Сергей Лавров, в свою очередь, заявил, что кризис в Сирии невозможно решить мирным путем без Башара Асада.

Со ссылкой на мнение турецких экспертов Zaman (18.11) делает вывод, что по итогам 18 месяцев, в течение которых, как сообщается, будет продолжаться переходный процесс в Сирии, не стоит ожидать полной ликвидации режима Асада. В Сирии (для успокоения Запада) может иметь место «показная» смена власти, а на место Асада может прийти новое лицо из рядов БААС.

Как отмечает обозреватель Habertürk (19.11), если Запад признает, что Асад останется у власти в Сирии, он лишится незаменимой поддержки Турции и арабских государств в Персидском заливе. В таком случае Запад превратится в слабого игрока на Ближнем Востоке и утратит свою силу не только в этом регионе, но и на европейском континенте, будучи вынужденным, помимо Украины, пойти на еще большие уступки. В то же время, пишет автор, признание того факта, что Асад останется, усилит ИГИЛ, поскольку при таком сценарии даже умеренные организации, выступающие против Асада, неизбежно радикализируются.

Некоторые издания отметили, что на повестке дня возникла совместная борьба США, Турции, Франции и России против ИГИЛ, несмотря на то, что в сирийском вопросе их интересы не слишком пересекаются (Milli gazete, 16.11; Cumhuriyet, 17.11). Речь идет о новой конфигурации сил между Западом и «чужими», отмечается в статье Milli gazete (19.11), и Россия может перестать быть «чужой» для Запада.

По словам публициста Yeni Asya (18.11), сегодня против террористической угрозы ИГИЛ вынуждены и даже «обречены» объединиться страны, обладающие наибольшим потенциалом и способностью изменить курс мировой истории. Великая французская революция, большевистский переворот в России и атомные бомбы, которые Америка применила во Вторую мировую войну, вошли в историю как крайне важные события, повлиявшие на ход развития мира, пишет автор.

Несмотря на сближение США и России в последнее время, говорить о какой-либо гармонии между ними не приходится, убежден обозреватель Zaman (21.11). С одной стороны, США делают вид, что сотрудничают с Россией, с другой — так и норовят поставить подножку. Тем не менее, для претворения венских договоренностей в жизнь необходимо, прежде всего, комплексное международное сотрудничество многих стран, в том числе США, России, Ирана, Саудовской Аравии и Турции.

Силы сирийского режима при поддержке России с воздуха и моря атакуют районы компактного проживания сирийских туркмен, в частности в регионе Байирбуджак, пишет Dünya Bülteni (21.11). Как сообщает Türkiye (22.11), тысячи человек пытаются укрыться в безопасных районах близ турецкой границы.

Обозреватель Akşam (22.11) обращает внимание на тот факт, что наступление на Байирбуджак состоялось сразу же после того, как госсекретарь США Джон Керри заявил о намерении провести совместную операцию с Турцией с целью создания безопасного, очищенного от ИГИЛ региона в Сирии. Автор делает вывод, что, атакуя эти территории на севере Сирии, Россия и силы Асада стремятся, с одной стороны, разрушить эти планы, с другой — обеспечить новую миграционную волну в Турцию и западные страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.