Большинство турецких обозревателей были склонны полагать, что сирийский вопрос станет центральной темой саммита G20 в Анталье 15-16 ноября. Akşam (9.11) предположила, что саммит «большой двадцатки» пройдет под знаком «игры мускулами в воздухе» в Сирии. С этой точки зрения газета обратила внимание на то, что США отправили на турецкую военную базу Инджирлик истребители F-15C, которые, как сообщается, будут выполнять задачи по борьбе с ИГИЛ, а вскоре к воздушным операциям в Сирии на стороне России может присоединиться и Китай.

Сегодня в Сирии оформляется два основных фронта, полагает колумнист Birgün (10.11). Первый — Россия, Иран, Сирия, Ирак и ливанская «Хезболла». Его цель — удержать регион, охватывающий западные районы страны вплоть до Средиземного моря и такие ключевые города, как Алеппо, Хама, Хомс, Дамаск. Отмечается, что с активным включением Москвы в войну в Сирии этот фронт завоевал важные позиции и вдохнул новую жизнь в режим Башара Асада. Второй фронт — США, Великобритания, Франция, другие западные страны и монархии Персидского залива. Приоритет США — северо-восточные районы страны, богатые нефтяными месторождениями. Оба фронта во главе с США и Россией стремятся установить господство на значимых для них территориях.

По словам политического обозревателя Yeni Şafak (13.11), Сирия становится площадкой глобального сведения счетов между «азиатскими» (Россия, Иран, Китай) и «атлантическими» (США, Европа) силами. При этом группа стран, выступающих против глобальной системы с центром в Атлантике, стремится выйти из сирийского кризиса с «новой картой мира» и подорвать тезисы о бесспорном господстве Атлантики. Автор полагает, что саммит в Анталье едва ли позволит остановить распространение и ожесточение данного конфликта, а раскол между атлантическими и азиатскими силами будет углубляться.

Особое значение с точки зрения сирийского кризиса для колумниста Radikal (9.11) представляет присутствие на саммите таких членов G20, как США, Россия, Турция и Саудовская Аравия, которые ведут переговоры в «венском формате» (при участии других стран) и обсуждают будущее Сирии.

Накануне переговоров в Вене по Сирии 14 ноября издания растиражировали информацию о том, что Москва предложила «план мирного урегулирования сирийского кризиса». Согласно Yeni Şafak (12.11), «план по спасению Асада» предусматривает переходный период в течение 18 месяцев, а затем проведение президентских выборов. Предполагается, что в это время Асад будет обладать полномочиями главнокомандующего армии и контролировать внешнюю политику страны. В то же время, отмечает издание, в плане не оговаривается вопрос о том, желает ли Москва видеть Асада президентом страны по окончании переходного периода.

По мнению журналиста Yeni Şafak (12.11), Москва стремится к тому, чтобы переходный период в Сирии проходил под контролем Башара Асада, а затем гарантировать его участие в президентских выборах.

Как полагает Vatan (12.11), с таким проектом России никогда не согласятся страны, выступающие против Асада.

На этот раз венские переговоры по Сирии, начатые по инициативе США и России с целью поиска политического урегулирования кризиса в Сирии, не остались безрезультатными, сообщает Dünya (14.11). Отмечается, что пять постоянных членов СБ ООН достигли договоренности о принятии резолюции о прекращении огня в Сирии. Ожидается, что переходное правительство в Сирии будет сформировано спустя шесть месяцев, а через 18 месяцев будут проведены выборы. Вместе с тем, пишет издание, неясно, примет ли Башар Асад участие в президентских выборах в Сирии.

Обозреватель Sabah (13.11) склонен полагать, что между США и Россией существует некое «молчаливое согласие» о будущем Сирии, сценарий которого можно представить так: устранение ИГИЛ и создание конфедерации, во главе которой какое-то время будет находиться Асад. И именно поэтому, считает журналист, «вмешательство России в Сирию» не вызывает у администрации Обамы сколь-нибудь серьезного беспокойства, хотя Вашингтон и принимает некоторые меры, чтобы не позволить России существенно изменить в свою пользу «балансы в войне чужими руками в Сирии» (с этой точки зрения следует рассматривать, например, отправку самолетов F-15 на базу Инджирлик в Турции).

Журналист Radikal (13.11) замечает, что на повестку дня саммита G20 повлиял не столько сирийский вопрос, сколько проблема уязвимости глобальной безопасности, возникшая по мере разрастания сирийского кризиса. В этой связи отмечается, что после падения российского пассажирского самолета на Синае, ответственность за которое взяло на себя египетское крыло ИГИЛ, стало очевидно: теперь такой негосударственный субъект, как ИГИЛ, может угрожать безопасности полетов в каком бы то ни было регионе. А это, по словам журналиста, напрямую касается безопасности функционирования глобальной экономической системы.

Колумнист Habertürk (10.11) задается вопросом: почему Россия и Египет «хранят молчание» и избегают говорить о причинах крушения российского лайнера до завершения официального расследования, а западные страны едва ли не каждый день делятся сведениями о том, что причина катастрофы — терроризм? «И, возможно, заявления, поступающие из официальных источников, следует считать отражением сведения счетов на Ближнем Востоке?» — вопрошает журналист.

По мнению обозревателя Yeni Çağ (13.11), из-за сирийского кризиса не стоит забывать об экономической повестке дня саммита в Анталье. Несмотря на то, что США вышли из экономического кризиса, в ЕС и некоторых других странах, а также в Китае и России сохраняются экономические проблемы, в том числе из-за «эмбарго» или «политического армрестлинга».

Dünya (9.11) сообщает, что на полях саммита G20, где планируется «подробно» рассмотреть сирийский вопрос, президент Эрдоган проведет переговоры со своим российским и американским коллегами. Это, как отмечает издание, будут первые контакты лидеров после начала Россией военных операций в Сирии.

В другой статье этого издания (Dünya, 15.11) отмечается, что переговоры Путина и Эрдогана на полях саммита «большой двадцатки» в Анталье будут проходить в гораздо более «напряженной» атмосфере, чем обычно. Ведь недавно Эрдоган открыто выразил беспокойство по поводу военных действий России в Сирии и нарушения российскими самолетами турецкого воздушного пространства, и даже заявил, что «зол» на Путина. Но, замечает издание, несмотря на расхождения во взглядах по политическим вопросам, на переговорах Путина и Эрдогана будут обсуждаться и такие энергетические вопросы, как проект «Турецкий поток» и цена на российский природный газ.

Благодаря встрече между президентами Эрдоганом и Путиным могут быть решены некоторые проблемы, возникшие между двумя странами в области энергетики. К такому выводу, согласно Akşam (11.11), приходит глава Международной ассоциации энергетической экономики (IAEE) Гюркан Кумбароглу (Gürkan Kumbaroğlu). В этой связи внимание обращается на то, что Турция подала против России иск в международный арбитраж по вопросу цены на газ, реализация проекта «Турецкий поток» фактически приостановлена, а по вопросу строительства АЭС «Аккую» до сих пор сохраняются некоторые неопределенности. Все эти проблемы, по мнению Кумбароглу, могут быть решены благодаря принятию шагов на высшем уровне. И именно в этих рамках следует анализировать переговоры, которые лидеры Турции и России планируют провести в Анталье.

«Полагать, что Турция нуждается в России, не совсем правильно, — говорит Кумбароглу. — Насколько мы нуждаемся в России, настолько и Россия — в нас. Мы — один из крупнейших потребителей российского газа. Мы — важная ступень в области поставок российского газа в Европу. В межгосударственных отношениях нет места эмоциям. Национальные интересы и экономические выгоды всегда должны быть впереди. Я верю, что Турция и Россия могут прийти к общему знаменателю. Если стороны достигнут согласия на предстоящих переговорах, речь будет идти об очень крупных и долгосрочных преимуществах для каждой из двух стран».

Dünya (11.11) и Yeni Çağ (11.11) публикуют мнение эксперта Каспийского стратегического института, профессора Мубариза Хасанова, отметившего, что политические разногласия между Турцией и Россией с приближением зимних месяцев начинают выходить на первый план, и на повестку дня постоянно ставится серьезная зависимость Турции от российского газа. Эксперт обращает внимание на проект TANAP как важную альтернативу для Турции с точки зрения ее энергетической безопасности и подчеркивает, что Азербайджан сегодня — третий по величине газовый поставщик Турции — способен снизить зависимость Турции от России, которая «использует природный газ как политический инструмент».

Как отмечает колумнист Milli gazete (12.11), Россия не желает какого-либо случайного кризиса с Турцией, и на это, в частности, указывает заявление заместителя министра обороны РФ Анатолия Антонова о том, что удары в ходе воздушных операций в Сирии Россия наносит не по оппозиции, а по террористам, а с Турцией создан прямой канал связи. С другой стороны, в последнее время Россия, очевидно, ужесточила свою позицию в отношении Турции, начала использовать все козыри, которыми она располагает (прежде всего, в энергетике), и более явно разыгрывать курдскую карту. Все это, полагает журналист, создало глубокую проблему доверия в Анкаре.

Согласно Cumhuriyet (9.11) и Yeni Şafak (11.11), американский финансист Джордж Сорос (George Soros) посетил Турцию и на встрече с турецкими журналистами прокомментировал, в том числе, и отношения Турции с Россией. По словам Сороса, какое-то время назад у Турции были весьма близкие отношения с Россией, а для Эрдогана российский лидер был некой «ролевой моделью». Но эта связь оборвалась, как только «Россия вмешалась в Сирию». Как отметил Сорос, Россия вернулась к временам Екатерины Великой, к своей традиционной модели, а значит, к «мышлению, положившему начало крестовым походам», и защите интересов православных христиан. Это не может совпадать с целями Эрдогана, подчеркнул Сорос, Турции нужен ЕС, как и ЕС нужна Турция. Yeni Şafak (11.11) в этой связи приходит к выводу, что Сорос фактически предлагает ЕС и Турции объединиться против «крестовых походов» России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.