Кремль обостряет курс исторической политики, используя ее как оружие в международных отношениях, пишет Rzeczpospolita (7.10). Россия чувствует себя наследницей тоталитарного прошлого советского государства и демонстрирует, что она не собирается считаться, в частности, с польской исторической памятью. Об этом свидетельствуют последние события: во-первых, российское федеральное архивное агентство обнародовало новые документы на тему Варшавского восстания, продвигая версию, что СССР поддерживал повстанцев и оказал им большую помощь, чем американцы или британцы; во-вторых, российская сторона активизировала протесты против демонтажа в Польше советских памятников.

Комментируя публикацию архивных материалов, связанных с событиями лета 1944 года в Варшаве, Nasz Dziennik (6.10) отмечает, что документы, по всей вероятности, подверглись тщательному отбору, чтобы среди рассекреченных бумаг не обнаружилось ничего, что могло бы выставить действия советской армии или руководства СССР в дурном свете, поэтому об объективности новой информации говорить не приходится.

Эту мысль в беседе с тем же изданием (6.10) развивает белорусский историк Владимир Бешанов, высказывающий сожаления по поводу недоступности российских архивов для ученых. Трактовка истории в России вернулась на уровень советских времен: существует единственная официальная версия важнейших событий, которая становится основой, в частности, для школьных программ, а за интерпретацию фактов прошлого берутся чиновники. «Тысячами экземпляров продается книга Владимира Мединского „Мифы о России“. Кроме того вступил в силу закон, запрещающий оскорблять память о свершениях Красной армии в ходе войны, что еще больше ограничило свободу для исследований и публикаций», — говорит эксперт.

С нескрываемым скептицизмом комментирует акцию Росархива директор музея Варшавского восстания Ян Олдаковский (Jan Oldakowski) (Rzeczpospolita (7.10)), сомневающийся в целесообразности размещения новых документов в подведомственном ему учреждении. «Аргументы о том, что Сталин не знал о восстании, а потом хотел ему помочь — это линия коммунистической пропаганды. Если россияне хотели сказать что-то новое, им следовало рассекретить документы Генштаба, а не дипломатические источники», — заявляет он.

Описывая ситуацию с советскими памятниками в польском городе Щецин, сноса которых требует местная общественность, Nasz Dziennik (7.10) транслирует мнение юристов, утверждающих, что согласно российско-польскому договору от 22 февраля 1994 года находящиеся в Польше монументы «братства по оружию» и «благодарности советской армии» могут быть демонтированы в одностороннем порядке без согласия России, которая блокирует подобные начинания.

Эти памятники ассоциируются у поляков с порабощением, они увековечивают память не конкретных военных и гражданских жертв войны, а вооруженных сил преступного советского государства, поэтому их следует как можно быстрее убрать из общественного пространства польских городов, пишет газета, ссылаясь на слова польских историков.

Россия ведет не только историческую, но и информационную войну, полагают польские журналисты.

Tygodnik Powszechny (8.10) анализирует особенности функционирования и воздействия на граждан российских государственных СМИ. Кремль старается создать параллельную реальность, погружая россиян в состояние коллективной галлюцинации, в которой «на Украине нет ни российских войск, ни российского оружия, а весь конфликт является результатом заговора американцев и "украинских фашистов"». Граница между правдой и вымыслом стирается, сообщения о событиях не ориентированы на изображение объективной реальности, поэтому неважно, кто рассказывает о мнимых украинских преступлениях — актеры или жертвы.

Цель пропаганды — увеличить аудиторию и создать у зрителей иллюзию реальности, чтобы уравновесить информацию, поступающую с Запада, пишет автор публикации. Российский дискурс оказывает определенное влияние на западных политиков, о чем, в частности, свидетельствует тот факт, что ЕС отложил на год вступление в силу экономической части договора об ассоциации с Украиной, отмечает он.

Сходные идеи развивает Wprost (6.10), опираясь на высказывания политологов Глеба Павловского и Леонида Радзиховского. Российская телепропаганда по своему содержанию уже мало отличается от образцов сталинских времен: СМИ намеренно создают воображаемый мир, наполненный врагами России, а зрители следят за разворачивающимися в нем событиями, как за футбольным матчем, болея «за своих», утверждают те.

Если принять во внимание российское эмбарго на иностранные товары и многочисленные ограничительные законодательные инициативы последнего времени (как, например, требование хранить и обрабатывать персональные данные россиян на территории страны) можно сделать вывод, что Кремль решил опустить новый железный занавес, — утверждает издание.

Высказываются сомнения в том, что все представители российской политической элиты будут готовы принять такое положение вещей и поддержать Владимира Путина в его нынешнем изоляционном курсе.

В свою очередь, Newswek Polska (3.10) в негативном ключе сообщил о новом российском законе, ограничивающем долю иностранного капитала в российских СМИ. Под вопросом может оказаться будущее трех десятков выходящих в России глобальных изданий от Cosmopolitan до National Geographic, а также таких крупных газет, как «Ведомости» или «Коммерсант», с тревогой пишет журнал. Это издание не разделяет мнение депутатов Госдумы о том, что СМИ с западным участием представляют опасность для читателей своим антироссийским содержанием, а ограничения необходимы, поскольку «они позволят оградить российское пространство от влияния западной "пятой колонны"».

Журналист Анна Политковская


Пресса вспоминала также о погибшей восемь лет назад журналистке Анне Политковской. Gazeta Wyborcza (7.10) подчеркнула, что завершившееся следствие по ее делу не дало ответа на самый главный вопрос: кто был заказчиком убийства. Перспектив, что этот ответ будет найден, мало, т.к. разнообразные версии, звучащие с противоположных флангов создают информационный хаос, которой стирает в памяти россиян воспоминания о Политковской и ее смелой журналистской деятельности.

Rzeczpospolita (7.10) предлагает экскурс в историю профессиональной деятельности Политковской, называя ее непримиримым бойцом с официальным российским режимом. Она вскрывала и доносила до читателей правду о событиях на Кавказе, честно описывала трагедии людей в охваченных военными конфликтами регионах, чем приносила им реальную помощь, пишет газета, напоминая при этом, что за последние восемь лет в России погибли как минимум 36 журналистов, и обстоятельства смерти многих из них остаются нерасследованными.

Не осталась без внимания также газовая проблематика. Беспокойство Gazeta Wyborcza (2.10) вызвало сокращение Газпромом объема поставок газа в Словакию. Газета цитирует словацкого премьер-министра Роберта Фицо (Robert Fico), заявившего, что действия российского концерна направлены на блокировку реэкспорта сырья из Евросоюза на Украину, а газ вновь становится орудием политической войны Москвы.

Эффект «перекрытия вентиля» уже отразился на статистике российской компании: в третьем квартале текущего года она продала заграничным клиентам на 16% меньше газа, чем в прошлом году, и если эта тенденция сохранится, «итоги концерна за весь 2014 год могут сильно разочаровать инвесторов», – отмечает издание, ссылаясь на данные аналитиков «Уралсиб кэпитал».

Ограничивая поставки в страны Центральной Европы, Россия, в частности, стремится выяснить степень их зависимости от своих энергоресурсов, а также проверить их способность к согласованным действиям в рамках европейской солидарности, указывает эксперт Павел Нерада (Paweł Nierada) в Rzeczpospolita (3.10). Собеседники газеты, однако, затрудняются назвать причину обострения российского курса в отношении Словакии. «Словаки во многих вопросах выступали союзниками России на европейской площадке. Так что ограничение поставок в их страну с западноевропейской точки зрения объяснить сложно», – говорят они.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.