Последний социологический опрос «Барометр общественного мнения» демонстрирует, что 70 процентов граждан Молдавии убеждены, что власти ведут страну в неправильном направлении. Почти 90 процентов недовольны уровнем жизни. Это называется чувством глубокого разочарования, граничащего с унынием и отчаянием. Нет никаких сомнений в том, что правящий альянс подводит общество к этому состоянию целенаправленно, снижая иммунитет, сопротивляемость граждан страны к вероятному сценарию лишения их Родины.

Расчет прост: никто не станет цепляться за такое государство, в котором растут только цены, тарифы, налоги, акцизы, внешний долг, но практически не растут социальные выплаты. И даже вызывающее повышение зарплат себе, любимым, приобретение сверхдорогих лимузинов «первым лицам» на фоне заявлений Минфина о том, что средств на увеличение окладов педагогам года эдак до 2015 нет, — из той же оперы: дискредитировать (не без финансовой выгоды для себя) все, что связывает рядового гражданина и государство, включая отечественную бюрократию. Добиться того, что при слове «государство» у рядового гражданина будет начинаться приступ изжоги, что рядовой гражданин станет ненавидеть собственное государство. И даже если не мечтать от него избавиться в пользу какого-нибудь другого, более эффективного государства (к примеру, румынского), то хотя бы не оказывать чрезмерного сопротивления.

Конец европейской мечты

Да что там бюрократия, через которую гражданин познает собственное государство, приобретая негативный опыт! Нынешняя власть умудрилась дискредитировать даже такую сладкую, такую заманчивую сказку, как европейская интеграция. Сегодня, если верить тем же опросам, число евроскептиков выросло до исторического максимума, значительно обойдя еврооптимистов.

Борясь за голоса избирателей, партии нынешнего альянса сознательно низвели идею евроинтеграции до примитивной схемы: проголосуйте за нас — и мы тут же начнем путешествовать по Европе без виз. Примерно этого от них и ждали. И не дождались. По той простой причине, что никто в альянсе и не собирался заниматься сложным, трудоемким, требующим максимальной мобилизации, процессом евроинтеграции. Нельзя же всерьез полагать, что власть, стремящаяся в Европу, может позволить себе закрыть оппозиционный телеканал. Не евро-, а румыноинтеграция проводится нашими властями. Но для «успеха» этой политики необходимо полное, как социально-экономическое, так и идеологическое, банкротство Республики Молдова.

«Декларация о зависимости»


Пышная, не имеющая аналогов, процедура «переподписания» пропавшей во время беспорядков 7 апреля Декларации о независимости не оставила сомнений в том, что альянс взял курс на разгосударствление Республики Молдова. Дело в том, что данным документом провозглашалась не независимость вообще, а всего лишь независимость от Советского Союза, которого к тому моменту уже и не существовало практически. Содержащееся в ней осуждение так называемого «пакта Риббентропа — Молотова» исключительно в том ключе, что он, мол, разделил единую «румынскую нацию», четко давало понять: восстановление исторической справедливости может происходить одним-единственным образом — через восстановление этого самого «румынского единства». Если у кого-то и были в том сомнения, то их быстро развеяли авторы данной декларации. Александру Мошану, бывший в 1991 году председателем парламента, 20 лет спустя честно признается: «На данный момент ответ на ваш вопрос (вопрос о национальной идентичности, — прим. авт.) мне подсказывает Декларация о независимости. Из этого документа очевидно, что молдаване с западного берега Прута являются составной частью румынского народа. Национальные ценности, определяющие румынскую идентичность молдаван Республики Молдова, находят отражение в главных документах национально-освободительного движения, которые в 1989–1991 годы вновь подтвердили стремление к свободе, независимости и национальному единству… Соответствующие документы подтверждают тот факт, что язык, история, культура, государственная символика, традиции и обычаи большинства местного населения являются составной частью наследия всех румын…» В том же интервью Мошану признается, что среди членов президиума — 14-ти человек — восемь были за, но пятеро, несмотря на сумасшедшее давление улицы, высказались в том духе, что это больше похоже не на декларацию о независимости, а на декларацию об объединении с Румынией.

Игры с Конституцией

Таким образом, уже в самом начале под идею независимости Молдавии была заложена мина замедленного действия в виде… декларации о независимости. Тогдашний политический класс не рассматривал молдавский государственный проект в качестве долгосрочного. Независимость как временный «санитарный карантин» перед «великой унирей». Между суверенным развитием Молдавии и основополагающим, базовым документом — Декларацией о независимости — возникло серьезнейшее противоречие. Принятая в 1994 году Конституция эти противоречия сняла. Независимость, суверенитет и даже молдавский язык получили наконец-то законный статус. Текст Основного закона без малого за 20 лет не претерпел практически никаких изменений принципиального характера.

Именно отсюда — и навязчивая идея конституционной реформы, которую третий год подряд проталкивают в жизнь партии альянса — вместе и порознь. В качестве повода была избрана ситуация вокруг избрания президента. Программный тезис АЕИ-1, а позже АЕИ-2 сводился к тому, что президент не избирается исключительно из-за проблем с Конституцией. Однако уже тогда было очевидно, что они всего лишь пытались вторгнуться в священный тест Основного закона, а дальнейшее — дело техники. И Гимпу как врио, напомним, созвал целую комиссию по разработке то ли поправок в действующую, то ли вообще текста новой Конституции, и эта комиссия даже провела работу, вышедшую далеко за рамки проблемы избрания-неизбрания президента.

И вот сегодня, когда «президент» как бы избран, премьер-министр Филат, выступая с отчетом в парламенте, вновь возвращается к идее конституционной реформы, называя принятие нового Основного закона, чуть ли не главной своей задачей, хотя никто его об этом не просил, никто ему этого права не делегировал. И есть очень серьезное опасение, подкрепленное отрывочными заявлениями представителей АЕИ, что вся конституционная реформа будет сведена к внедрению в текст Основного закона основных положений Декларации о независимости, «переподписанной» с такой помпой. И это будет обозначать, что Республика Молдова теперь уже и собственной Конституцией будет декларировать приверженность румынским национальным ценностям, румынской идентичности населения, румынскому языку.

«Оккупанты» и «освободители»


На ту же идею работал и объявленный неконституционным скандальный указ Гимпу об объявлении 28 июня 1940 года днем советской оккупации. Логика еще проще: раз это — официально — была оккупация, значит, преодоление последствий этой «оккупации» лежит через унирю. На ту же идею работает и недавний день траура по случаю другой, двухсотлетней давности «оккупации» «румынской Бессарабии» Российской империей. Все это происходит на высшем государственном уровне. Тимофти — куда уж выше — признает, что молдавская нация — это «исторический нонсенс», и в беседе с Бэсеску фактически денонсировал соглашение между Молдовой и Украиной о поддержке молдавской диаспоры. То есть Тимофти фактически пообещал Бэсеску, что не будет считать молдавскую диаспору молдавской. И вот уже целый посол Республики Молдова в Украине Ион Стэвилэ, выступая в Черновцах, естественно, от имени молдавского правительства, призывает тамошних молдаван массово становиться румынами.

Это государственная политика, и направлена она на банкротство Молдовы как суверенной и независимой страны. 9 июня мы будем принимать стратегические решения, как конкретно противостоять такой политике власти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.