Бравурная вакханалия по поводу 200-летнего события, внезапно – и именно по поводу – возбудившая массовую ненависть (зовущуюся русофобией), как платную, так и вполне бескорыстную, лично мне осточертела задолго до наступления одиозного юбилея. Надоело бороться с неиссякаемым потоком жидкой и мутной фракции, но... дуракам закон не писан.
 
Я живу в Молдавии с 1965 года, так что все фигуранты упомянутой вакханалии мне хорошо знакомы и все их рефлексии понятны. И тех, которые в эпоху СССР (соответственно, Молдавской ССР) тщательно прятали фигу в кармане, и тех, которые (с той же фигой в кармане и камнем за пазухой) упрямо лезли вверх по карьерным ступеням, взахлеб славя «союз нерушимый» . Но я точно знаю: нет, невозможно при их участии или хотя бы присутствии создать не то что нерушимое, но хотя бы нечто прочное, надежное и даже мало-мальски приличное.

В большом человечьем разнообразии есть два типа людей, скажем так, коренной национальности (ибо не разобрать ныне, кто из них молдаванин, а кто румын). Первые мало что видели, кроме села, где родились и подросли, прежде чем попасть – путями неисповедимыми, часто кумэтро-нанашескими – в стольный Кишинев. Их мировоззрение простое и комментария не требует. Со вторыми сложнее, они – подлинные жертвы советской власти и братской помощи русского народа, который хотел как лучше, но получилось прескверно. Да, есть за что ругать советскую власть в целом и русских, в частности.

Этим вторым, задолго до того, как ныне стать бессарабскими румынами, рвущимися за Прут, да еще и всех нас туда тянущими, кроме родного села и родной столицы, довелось кое-чего повидать, поучиться в вузах, аспирантурах или разных курсах таких городов, как Москва и Ленинград. Туда они попадали, так сказать, по разнарядке и «льготному тарифу», с учетом нужды в срочной подготовке нацкадров и пятой графы в паспорте. Этакая этническая дискриминация «нацменов» с точностью до наоборот. И вот там, в вузах, на курсах и в аспирантурах столиц и иных российских центров, они часто приходились не ко двору – не потому, что молдаване, а потому, что не доросли до окружения, в которое попадали, но не вписывались.

Так было, разумеется, не со всеми. Молдавская земля, точно так же, как и российская, способна рождать своих Ломоносовых, и мы знаем, какой неоценимый вклад вносили молдаване в культуру, науку и все области жизни в России, начиная с Милеску-Спафария или ранее.

Но и тех, кто не вписывался, кто ощущал себя не в своей тарелке и кто вынес из вузовских и аспирантских лет ненависть к потешавшемуся над ними окружению, было немало. Понять их можно. На этот застарелый комплекс нелюбови к выучившей, но уму-разуму не научившей их стране очень цепко накладываются разнообразные русофоб-ские мифы и байки - от «аннексии Бессарабии», которая нанесла тяжкий вред еще не существовавшей Румынии, и до лжи о привилегированном положении в МССР «русских оккупантов», хотя привилегии доставались тем, кого именуют «титульной нацией».

Стоп. Я же хотел обойти эту тему, а намерен был пройтись совсем по иной. Что ж, завершаю. Пожалуй, в этом номере мы упомянутый юбилей отметили достойно, как в историческом плане (см. разворот стр. 14-15), так и в литературном (читайте стр. 18). Поэтому поговорим про евроинтеграцию.

Давайте по пунктам:

1) Даже если бы идея вхождения Молдовы в Евросоюз была совершенно здоровой и великолепной во всех отношениях, – даже тогда и даже перед гостеприимно распахнутой дверью следовало бы задуматься: ну, войдем, а как, в случае чего (мало ли что!) выйдем?
Уважаемый читатель, вы когда-нибудь хоть что-то читали или слышали от наших и западных зазывал насчет этого самого, скажем так, аварийного выхода?

2) Даже если бы в Евросоюзе все шло лучше некуда, то и тогда стоило бы задуматься: ну, им-то хорошо, а будет ли нам так же хорошо или хотя бы лучше, чем без этой затеи? Это же какие надо терпеть ветры сквозные в головах, чтобы, не предусматривая худшего, только мечать и мечтать о лучшем! Это же просто не государственный подход, да к какому делу – судьбоносному, бесповоротному! Ведь с ЕС примерно как с КГБ в советское время: связаться-то можно, а вот отвязаться не получится.

3). Повторю: даже если бы в Евросоюзе все шло лучше некуда... – а ведь на деле-то Евросоюз раздирают, по сути, неразрешимые проблемы! Допустим, краски сгущают такие недоброжелатели, как Россия (хотя о плачевном положении «объединенной Европы» пишут больше всего на Западе), тем не менее не следует ли остыть, повременить, понаблюдать? Да и еврокомиссаров не худо бы спросить: почему вы нас так упорно склоняете все у себя изменять под ваши стандарты, если стандарты ваши трещат по швам, да и нам места среди вас явно нет, о чем вы сами же периодически нам и говорите?
Но, уважаемый читатель, вы когда-нибудь на этот счет читывали или слыхивали хоть слово, хоть полслова от наших властей? Они что у нас, совсем оглохли, ослепли или онемели от еврочесотки?

4) Вспомним и о мировом финансово-экономическом кризисе, который отнюдь не миновал, напротив, многие эксперты полагают, что все еще впереди. Вы, читатель, смотрите телевизор? Гуляете по Интернету? Тогда вы, в отличие от наших властей, должны знать, что недавняя волна массовых протестов под слоганом «Захвати Уолл-стрит!» не ограничилась Нью-Йорком и территорией США, а нахлынула на Европу, обогнула земной шар и выплеснулась на Южную Корею, Японию и Австралию, захватив все бастионы евроатлантизма и либерального капитализма. Поскольку в смысле финансово-экономическом и глобальном все еще впереди, то не следует ли и эту вселенскую волну принимать как первую, но не последнюю?

По-видимому, нашим властям, занятым подгонкой национального законодательства под евростандарты и прочим низкопоклонством перед Западом, некогда смотреть телевизор и читать интернет-прессу. Или это выше их разумения?

5) Как известно, умный учится на чужих ошибках, а дурак – и на собственных не способен выучиться. Кажется, истина сия нашим властям незнакома. А ведь было бы полезно не слушать еврочиновников – зазывал, советчиков и регулировщиков, а присмотреться, в каком положении оказались те страны, которые у нас считают счастливчиками, поскольку они успели, в отличие от Молдовы, вскочить в отходящий евро-интеграционный поезд. Это в первую очередь «злобные карлики» Балтии (оттого и злобные, что в Евросоюзе нарвались на колосальный облом), это, разумеется, соседние Румыния и Болгария. Полезен и печальный опыт таких сравнительно старых членов ЕС, как Греция. В которой тоже ничего «не рассосалось», а похоже, все только начинается.
Меня прямо-таки разбирает элементарное любопытство: отчего это наши власти так равнодушны ко всему, что есть негативного, потенциально опасного и сомнительного в евроинтеграционной идее? Я не спец в вопросах государственного управления, но твердо знаю, что в технологии строительства и любого изготовления технических устройств первейшее требование – обеспечить запас прочности, заведомо превышающий благоприятные условия эксплуатации. Точно так же техника безопасности требует многократной перестраховки от любых, даже самых маловероятных рисков. Разве эти принципы не распространяются на «процесс возрождения» нашей страны? Или они незнакомы правителям?

6) Печальный опыт упомянутых новичков Евросоюза свидетельствует: открытие границ в «старую Европу» привело к катастрофическому вымыванию из Эстонии, Латвии, Литвы и Румынии экономически активного, трудоспособного населения, в первую очередь молодежи. Если пораскинуть мозгами, даже самыми скромными, то ни за что не прийти к выводу, что это – от хорошей жизни. Разве бегут на чужбину с родины, где «с каждым днем все радостнее жить»? Бегут от нужды, безнадеги, невозможности свести концы с концами и устроить жизнь. Молдова уже, еще при состоянии евроинтеграционного процесса на уровне пошлой демагогии, потеряла ужасающе массовое число молодежи и среднего возраста; у нас целый ряд сел давно можно стирать ластиком с карты; еще больше таких, где остались младенцы и старики, а все, кто по возрасту между ними, болтаются в райцентрах и столице, пополняя и без того многочисленные ряды бездомно-безработных, занятых добыванием денег более чем сомнительными способами.
Скажите, по крайней мере, между маниловскими мечтами о евроинтеграции не следует ли встревожиться и задуматься о молдавской демографической катастрофе?

7) Евросоюз ныне не зря называют Евразией и Африопой. Его страны заливают потоки иммигрантов со всего света. Ввиду кошмарного обезлюдения Молдовы – а это пока эффект не евроинтеграции, а только лишь реформ! – не надо ли подумать, какой контингент пришельцев и с какими последствиями заполнит в скором времени (особенно в случае нашего вступления в ЕС) молдавскую демографическую дыру? Абсолютно предсказуем, даже неминуем такой «круговорот людей в природе»: пустеющие веси Румынии, из которой молодежь бурным потоком устремляется на Запад, заполняют молдавские гастарбайтеры; Молдова пустеет все больше, но поскольку «природа боится пустоты», с каждым годом мы будет прирастать числом (что чувствуют уже сегодня все, кроме наших властей) новоселов из турецкого Курдистана, Азербайджана, Бангладеш, Китая, Кении, Судана и т.д. и т.п. по длинному списку. Идет этакое неолиберальное заселение молдавской целины. То-то радость местным националистам! Лишь бы не русские, верно? Однако почему бы и русским не появляться в нарастающем числе переселенцев, коли многие отрасли национальной «экономики» уже захватили российские фирмы?

Пока что я привел семь доводов против евроинтеграции Молдовы; читатель может хоть один опровергнуть, поколебать – или добавить восьмой. Например, соображение о том, что курс развития страны надлежит выстраивать, всецело учитывая мнения и предпочтения населения. Это называется плебисцитной демократией, которой у нас в стране и не пахнет...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.