Многие политики, журналисты и эксперты в Кишиневе и Бухаресте уже успели отметиться довольно истеричными, а подчас и нелепыми заявлениями по поводу приезда в Кишинев нового уполномоченного от президента РФ по приднестровской проблеме, вплоть до требований отказать Дмитрию Рогозину в доверии. В молдавских СМИ поднялась шумиха относительно нескольких ничем не подтвержденных «сливов» о планах России в отношении Приднестровья. Реакция действительно похожа на переполох в курятнике. Надо сказать, что и Дмитрий Рогозин, известный своим особым дипломатическим стилем, лишь разогрел общую атмосферу накануне его первого ознакомительного визита. И только редкие голоса, в том числе на Западе, призвали молдавскую политическую элиту к спокойствию, взвешенности и внимательности. Призывы ушли в никуда. И все же, как взвешенно и спокойно оценить миссию вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина на приднестровском направлении?

Глобальные задачи Рогозина

Во-первых, стоит сказать, что само по себе назначение вице-премьера — впервые за 20 лет — ответственным за приднестровское урегулирование, конечно, означает, что довольно долгий перерыв, связанный с двумя циклами выборов в России, закончился. И теперь можно говорить о старте процесса формирования внешнеполитической повестки дня России на ближайшую и среднесрочную перспективу. За восточноевропейское направление будет отвечать Дмитрий Рогозин. Да, именно так, поскольку (особенно последние два года) вопрос приднестровского урегулирования окончательно перестал быть внутриполитическим вопросом Молдавии и теперь как на Востоке, так и на Западе рассматривается как составной элемент более широкого вопроса о безопасности в Европе. И назначение такого политического тяжеловеса, как Дмитрий Рогозин, лишь подтверждает «глобализацию» приднестровской проблемы, увязанной как минимум с двумя вопросами безопасности в Европе: расширение американской ПРО и, собственно, российско-немецкие дискуссии о европейской безопасности. Именно для того, чтобы сложить более-менее единое российское видение своих интересов в этих процессах и их продвижение в виде системного подхода и был выдвинут человек по имени Дмитрий Рогозин.

Примечательно, что окончательно вписывание приднестровской проблематики в общий контекст региональной безопасности произошло после того, как Партия коммунистов ушла в оппозицию, и Кишинев перестал быть генератором идей для разрешения приднестровской проблемы, скорее, как внутренней проблемы молдавского государства.
Реакция кишиневских политиков и СМИ на приезд Рогозина лишь подтверждает более глобальные задачи, стоящие перед представителем президента России. Можно отметить, что кишиневский переполох произошел уже после того, как Бухарест фактически расценил назначение Рогозина как брошенную ему перчатку. И вопрос вовсе не о влиянии на Молдову, а о четырех американских базах ПРО на территории Румынии.

Кишинев оказался не готов

Панические настроения накануне визита «страшного» Рогозина, который сейчас приедет и сделает из Приднестровья второй Калининград, говорят лишь о том, что Кишинев, ежедневно повторяя мантру о европейской интеграции и ничего больше, окончательно потерял способность к анализу. По сути не существует не только некоего единого видения власти в вопросе решения приднестровской проблемы, но элементарно нет системного и глубокого анализа происходящих процессов на европейском континенте, который все же значительно больше Европейского союза.

Столкнувшись с новыми для себя, «внезапно открывшимися» обстоятельствами, власть начала паниковать. Заметим, что как раз на Западе, который, в отличие от нынешнего Кишинева, очень плотно работает с европейским Востоком, никаких апокалиптических комментариев не было, хотя там Рогозина знают прекрасно и по работе в Совете Европы, и по работе в НАТО. Один из молдавских аналитиков, работающий сейчас в Лондоне, призвал всех успокоиться и вообще начать думать перед тем, как говорить. С учетом абсолютной односторонности нашей внешней политики, начать думать, прогнозировать, разрабатывать различного рода  варианты развития событий Кишиневу будет очень сложно. Тем временем многоплановость возможных шагов уже очевидна.

«Ястреб мира»


Скажем то, чего не заметили в Кишиневе. После определенных заявлений Рогозина в Тирасполе местная политическая элита также имеет все предпосылки для того, чтобы серьезно «напрячься». Дмитрий Рогозин одной своей фигурой моментально сломал сложившуюся практику Кишинева и Тирасполя, исходящую из принципа: «действие — реакция». Тирасполь уже не сможет, как раньше, идти по этой банальной, накатанной дорожке. В этом смысле, разумеется, у приднестровских лидеров не может не появиться некого дискомфорта. Придется играть по неким новым правилам, которые никому, кроме Путина и Рогозина, пока неизвестны.

Для тех, кто решил узколобо рассматривать миссию «российского ястреба» в укреплении позиций Приднестровья и его отдаления от правого берега, вероятно, Рогозин тоже готовит сюрприз. Новая из двух осей российской политики в европейской системе безопасности Москва — Берлин, как мы помним, является серьезной площадкой для обсуждения путей решения приднестровской проблемы. Сказать, что мы знаем об этих переговорах ничего, нельзя. Но информации крайне мало. И все же, по некоторым признакам, российко-германские переговоры, начавшиеся в мае два года назад, вовсе не подразумевают дальнейшую консервацию приднестровского конфликта и отдаления Тирасполя от Кишинева. Наоборот, дискуссии о новой системе европейской безопасности нуждаются в некоем конструктивном фундаменте, небольшом успехе. И этим успехом может стать и продвижение вперед в решении приднестровской проблемы. И «кураторы» такого высокого уровня, как Рогозин, нужны именно тогда, когда поставлена задача достижения сложного компромисса. Так что при Рогозине расстояние между Кишиневом и Тирасполем, метафорически выражаясь, может уменьшиться, а не увеличиться. Хотя, разумеется, Россия будет оказывать Приднестровью экономическую и, главное, гуманитарную помощь — хотя бы для того, чтобы исключить вероятность неконтролируемых сценариев, связанных с крайне тяжелым положением в регионе.

И снова в воздухе витает слово «федерализация»…

Похоже, что неслучайно накануне приезда Рогозина в Молдову ряд политиков вновь стали употреблять это слово. Не секрет, что международные посредники неоднократно излагали свое видение, согласно которому, компромисс требует отказа от Тирасполя от абсолютной независимости, а Кишинев корректирует свою позицию в отношении унитарности. И сейчас политики, которые никогда не участвовали в переговорах, не были задействованы в механизмах урегулирования, пытаются «угадать» новую позицию России и выступают с громкими «планами», исходя исключительно из своих чисто партийных выгод. Но секрет в том, что, во-первых, дело далеко не в названии политической формулы, и, во-вторых, Рогозин приехал формулировать новое видение России, и крайне маловероятно, что он привез с собой некий новый план урегулирования. Ведь Рогозин как чрезвычайно опытный дипломат прекрасно сознает, что для нового плана нужно не просто формулирование собственных интересов и собственное видение возможного компромисса, но и главное — совпадение всех «силовых линий», проходящих через регион. Иначе история провала меморандума Козака может повториться. А это не нужно никому.

Учитывая глобальный контекст, Россия, похоже, не будет торопить события. Сначала должны состояться новые выборы в США, после чего снова будет поднят вопрос по ПРО (Обама обещал, что после выборов он сможет быть «более гибким»). Кроме того, необходимо возвращаться к адаптированному ДОВСЕ. Вернее, придумывать, что должно его заменить, поскольку сам ДОВСЕ реанимировать уже невозможно. Так что «молниеносных войн» и «быстрых прорывов» в приднестровском направлении от «российского ястреба» ждать не стоит.

Перспектива хорошего результата

Комментарий председателя ПКРМ Владимира Воронина после встречи со спецпредставителем президента РФ по приднестровскому урегулированию Дмитрием Рогозиным.

«Впервые за все 20 лет, сколько мы занимаемся приднестровской проблемой, Россия направила на данную работу такого высокопоставленного человека. Я считаю, что это свидетельство того, что началась реализация предвыборных заявлений, которые делал Владимир Путин, о том, что после выборов (президента России, — прим. ред.) республикам СНГ будет уделяться очень серьезное внимание. Очень хорошо, что российские дипломаты начали со стран, где есть проблемы.

Заметим, что Дмитрий Рогозин не только спецпредставитель президента Российской Федерации по Приднестровью, но и руководитель молдо-российской межправительственной комиссии. Такая интеграция полномочий в руках одного человека, несомненно, принесет хороший результат.

Мы побеседовали обо всем. Это первый визит господина Рогозина. Мы обсуждали проблемы, с которыми Молдавия сталкивается каждый день. Обсуждали и приднестровскую проблему.

Рогозин проявил интерес к скандальному закрытию телеканала NIT. Собственно, практически он подтвердил позицию, которую высказало российское посольство. Он также подчеркнул, что, насколько ему известно, когда коммунисты были у власти, они не только не закрывали телеканалы, а, наоборот, способствовали тому, чтобы медийное пространство в Молдавии развивалось.

Почему многие в Кишиневе раскритиковали назначение Рогозина? Потому что те, кто каждый день занимается румынизацией страны и не решает ни одного экономического вопроса, не заинтересованы в том, чтобы приднестровская проблема была решена».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.