В прошлую пятницу мы опубликовали основную часть интервью с миссионером Русской православной церкви Андреем Кураевым. Остальную беседу с протодьяконом можно было посмотреть на сайте «Панорамы» в рубрике «В студии pan. md».

Но поскольку не у всех читателей есть доступ к интернету, а в редакцию поступил о много звонков от желающих узнать все, о чем говорил отец Андрей, мы решили опубликовать продолжение беседы с ним.

— Почему в странах, где популярно православие, как правило, живут хуже, чем в католических государствах Запада? Может, православие виновно?

— А знаете ли вы, что суперправославные староверы — обладатели контрольного пакета компании Боинг?

— Это один из примеров, но не правило.

— Если кто-то хочет выдвинуть правило, что православие мешает бизнесу — не получится. Нет доказательства этого правила. Мы видим вполне успешных греческих православных торговцев и знаем о католических странах, прозябающих в нищете.

— Ну это же отдельные государства. А если говорить в общем...

— В общем, католичество — это не только Западная Европа. Это и Латинская Америка, которая католической является уже полтысячи лет. Вопрос в том, что, очевидно, не только религия влияет на бизнес-климат. А если мы спросим, в чем же причина процветания западного мира? В том, что католическая церковь позволяла грабить весь остальной мир? В чем отличие России от Англии? В том, что, когда Москва создавала империю, она в каждый завоеванный регион вкладывала свои средства, а Англия — грабила. Даже если рассматривать отношения Бессарабской губернии с Петербургом, то, скорее всего, сюда вкладывались средства. А Средняя Азия и Кавказ — точно убыточные проекты. В том-то особенность российского империализма, что он вкладывает и делится с новыми братушками. Русскому колониалисту нужно одно — благодарность и признание России старшим братом. Как и сегодня: Москва платит Кадырову в Чечне миллиарды за фикцию. Его логика такова: если Москве надо считать нас частью России, то ладно. На самом деле Чечня — его имамат, который давно живет по законам шариата.

— Может, отказаться от Чечни?

— Англия так бы и сделала. Москва не может — у нас другой национальный характер. Так вот, западный мир действительно грабил весь остальной мир. И продолжает это делать сегодня. Разве не грабеж, переводя производство в Китай, платить за один и тот же труд в десять раз меньше? А мы говорим — какая у них религия замечательная. Их замечательная религия позволяет грабить им остальной мир.

— Хорошо, тогда в чем задача миссионера?

— Разрушить карикатурное представление о православии. Даже у многих православных людей есть странное представление о нашей вере, с которым тоже имеет смысл бороться. Скажем, в Молдове тоже есть такие — эти люди объединены в некую полусекту — Общество блаженной Матроны Московской. У этих людей своя мифология, они уже посадили на трон антихриста, то есть убеждены, что антихрист правит миром, и, соответственно, они свою жизнь переводят в режим боевой работы. У них кругом враги — надо от всех отстреливаться, кто не с нами — тот против нас. У них есть любимый миф о том, что где-то в Брюсселе стоит огромное 13-этажное здание в виде креста. И во всем здании — один большой компьютер по имени Зверь. И поэтому, когда вам, гражданам Молдовы, дают электронные паспорта, налоговые номера, то вся информация отправляется в Брюссель, и этот Зверь вас обрабатывает и контролирует вашу жизнь. Они считают, что этот компьютер там с 1972 года. Когда я был в Брюсселе, я искал это здание. Это несложно, поскольку центр Брюсселя расположен на возвышенности, с которой можно обозреть весь город. Но ничего не увидел. Потом, когда начал в прессе копаться, выяснил, что это здание с компьютером когда-то действительно было. Только оно было взорвано в 92-м. И разрушено не экстремистами, не православными фанатиками, а самой бельгийской властью. И сделали это по той причине, что его построили в конце 60-х с применением асбеста. А это вредное вещество, потому Европа уничтожила почти все здания из этого материала. Кроме того, каждый понимает, что происходит с компьютером 70-х годов. Его или в музее можно найти, или на свалке. Но в листовках Почаевской лавры он вечно живой. Поэтому сегодня приходится быть миссионером не только для не православного мира, но и для самих православных людей, которых надо призывать к здравомыслию.

— А номер в паспорте — не грех?

— Это может быть грехом правительства, которое ставит подобные номера. То есть я не считаю безгрешной политику наших государств, которые нумеруют людей для удобства компьютерного учета. Но нет христианского долга бороться против тоталитарного государства.

— Согласен, церковь обычно лебезит перед правителями.

— Ну, не надо кидаться из крайности в крайность. Посмотрите на митрополита Владимира — он что, лебезит перед Гимпу? Если вернуться к слежке государства за гражданами, то грех на том, кто следит, а не на том, за кем следят. И если человек берет этот паспорт — он не согрешает. А согрешают почаевские монахи, которые отказываются в Почаевской лавре причащать граждан Молдавии. Первый их вопрос на исповеди: у тебя молдавский паспорт есть? Это уже просто безумие.

— Позвольте задать вопрос от читателя. Считаете ли вы демократичное устройство общества богоугодным?

— Но это же вопрос не ко мне, а к Богу. Как человек верующий, христианин, я скажу, что одна из главных новинок Ветхого завета состоит в том, что древнееврейские пророки стали переживать человеческую историю как пространство божественного откровения. Для язычников бог открывает себя через кометы, затмения и прочие природные явления. А для древних евреев Бог стал открывать себя именно в истории. Это восприятие истории перешло и в христианский мир, а исходя из этого, я обращаю внимание на следующее: в двадцатом веке промысел Божий, который, очевидно, всем управляет, снял все короны с православных царей. Рухнула российская монархия, румынская, сербская, болгарская, греческая. И я не могу счесть это просто случайностью. Это означает, что Господь адресует нам вызов: будьте православными без верховного надсмотрщика. Для православия в 21-м веке важно стать религией народной, а не государственной — в этом главная проблема. Вопрос в том, сможем ли мы влюбить народ в религию без полиции и прочих надсмотрщиков. То есть важен процесс самоорганизации людей. Сможем ли мы без царя-батюшки защищать свои права, развивать православную культуру? В этом плане идея о православном референдуме в Молдове мне интересна как шаг к консолидации, пробуждению православного самосознания. Может, действительно, какой-то фонд создать в поддержку преподавания основ православной культуры? И в нем аккумулировать средства на гранты для разработки учебников для школ и подготовки педагогов, которые могли бы потом перенимать опыт учителей Румынии, России. Очень важно отойти от представления, что Церковь — это люди в черном, то есть попы. Неправда, это все мы. И все мы несем ответственность за свою веру.

— Некоторые считают, что скоро будет конец света. Действительно ли в Русской православной церкви имеются подобные пророчества?

— Есть слова Христа: Закон и пророки — до Иоанна Крестителя. Поэтому не надо коллекционировать никакие пророчества. Действительно, в Кишиневе есть батюшка, который делает своей профессией запугивание людей. Назвать порядочным я его не могу. Других людей он призывает отказаться от имущества, документов, при этом у него все очень неплохо с недвижимостью, и живет он не в лесу, а в городе. И заграничный паспорт имеет. Подло других людей подставлять под удар, а самому на этом делать деньги. Поэтому иначе, как подлецами, людей, возглавляющих Общество блаженной Матроны, я назвать не могу. Если вы этих попов встретите, с их проповедью про конец света, возьмите с них расписку. То есть дайте листочек бумажки и попросите, чтобы они написали примерно следующее: «Я пророчествую, что в таком-то году будет, к примеру, конец света. Я согласен, что, если эти пророчества не сбудутся, я достоин высших церковных наказаний и замолкаю навсегда». Надо так с этими людьми разговаривать.

— Никто этого не делает.

— А надо, надо, простите, фильтровать базар, потому что много таких разгильдяев развелось, которые занимаются элементарным богословским хулиганством и калечат человеческие судьбы ложными страхами. Россия этим переболела, а в Молдавии до сих пор такие отморозки есть.

— Кто в России борется с сектантами? Спецслужбы?

— Почему спецслужбы? Церковные иерархи, в том числе и я.

— И спецслужбы...

— Нет, к ним мы не обращаемся. Ведь это проблема недостатка церковной дисциплины и внутрицерковного образования. Если люди ни в грош не ставят своего митрополита Владимира, что с этим поделаешь?

— Может, нужно менять митрополита?


— Нет, надо менять этих батюшек. Ведь на совести таких лжепастырей тысячи сломанных судеб.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.