Несмотря на все события, происходящие в настоящее время у восточных границ Туркменистана — в Афганистане, на прошлой неделе президент решил отправиться на запад, чтобы принять участие в открытии новой военно-морской базы на каспийском побережье.

На состоявшейся 11 августа церемонии Гурбангулы Бердымухамедов также официально ввел в эксплуатацию первый в Туркмении корвет отечественного производства «Дениз Хан», названный в честь сына легендарного тюркского правителя Огуз Хана.

Мероприятие по обыкновению было обставлено с большой помпой, а Бердымухамедов, как водится, прибыл одетым в военную форму. Около 60 моряков, выстроившись торжественным строем, слушали выступление президента, время от времени выкрикивая боевые кличи.

Государственное информационное агентство Туркменииа в привычной для себя манере с восторгом рассказало о том, что новая воинская часть будет оснащена «новейшими технологиями», которые позволят отслеживать пассажирские и военные суда в Каспийском море.

Идея модернизации военно-морских сил Туркмении возникла совсем в другое время — еще в конце 2000-х годов, когда страна находилась в состоянии конфликта с соседом по Каспийскому региону — Азербайджаном — из-за спорных морских месторождений нефти и газа. Однако после установления дружеских отношений между странами этот форпост стал в большей степени вопросом престижа: он отражает стремление Туркмении добиться равного к себе отношения от четырех других прикаспийских государств, в число которых также входят Иран, Казахстан и Россия.

«Дениз Хан» также призван продемонстрировать производственные возможности страны, хотя, как это зачастую бывает в Туркмении в случае технически сложных проектов, работа фактически была выполнена иностранцами. Корабль был построен совместным предприятием, объединившим две турецких судостроительных компании — «Гюльхан» и «Дирсан». Для всех, кто интересуется технической составляющей проекта, специализированный сайт Naval News в своей статье о вводе корабля в эксплуатацию привел подробные технические характеристики корвета.

Пытаясь усилить свою оборону на море, Туркмения по-прежнему не может защитить своих граждан от того, что передается по воздуху. То есть от респираторных заболеваний.

Как сообщил 17 августа базирующийся в Амстердаме новостной сайт Turkmen.news, ситуация со вспышкой коронавируса, которого, по утверждению властей, в стране нет, с каждым днем становится все хуже. В качестве доказательства сайт приводит слова своих источников о том, что многочисленные больницы в Лебапском велаяте (области) переполнены.

В Саятском этрапе (районе) Лебапского велаята старейшинам общины, священнослужителям и главам местного самоуправления запрещено посещать похороны и другие мероприятия в соседних населенных пунктах, а также им поручено следить за исполнением этого предписания остальными жителями. Turkmen.news располагает информацией о том, что распространение вируса и ограничения на передвижение затронули все регионы страны.

Существуют подтверждения тому, что в сложившейся ситуации свою роль могут играть антивакцинальные настроения. 9 августа Радио «Азатлык» сообщило, что в Лебапском велаяте отказавшихся от вакцинации людей штрафуют. Затем их все равно принудительно вакцинируют. После того, как была проведена вакцинация граждан старше 75 лет, наступила очередь остального населения, среди которого она встретила некоторое сопротивление. На сегодняшний день Туркмения стала единственной страной в мире, где была объявлена обязательная вакцинация.

Отсутствуют достоверные данные об имеющемся в стране запасе вакцин. Два российских препарата — «Спутник» и разработанная компанией «Вектор» «ЭпиВакКорона» — были зарегистрированы быстро и без особых формальностей. Но, похоже, что с точки зрения количества наиболее доступными являются вакцины китайского производства, хотя ни одна из них не была зарегистрирована.

По идее выявлять вирус становится все легче, хотя, кажется, в данном случае это практически не имеет значения, поскольку власти стремятся все скрывать. 13 августа Всемирная организация здравоохранения сообщила, что в прошлом месяце она поставила в Туркмению новое оборудование для диагностики covid-19.

«Среди нового оборудования имеются наборы для выявления covid-19 и два прибора Rotor-Gene, используемые для диагностики covid-19, которые будут установлены в региональных лабораториях Министерства [здравоохранения], где регулярно проводятся тесты полимеразной цепной реакции (ПЦР)», — заявили в ВОЗ, с готовностью приняв заверения своих туркменских партнеров за чистую монету.

ВОЗ в своей фирменной манере малодушно подыгрывает туркменам, заявляя, что «эти усилия направлены на то, чтобы… помочь снизить риски и потенциальные последствия, которые covid-19 может иметь для граждан страны», хотя коронавирус уже и так нещадно косит население.

Еще одним затронувшим регион кризисом, который чиновники намеренно игнорируют, стала засуха. На западе Туркменистана наблюдаются сцены, подобные тому, что происходит на севере Казахстана, где тысячами гибнет скот из-за нехватки пищи и воды.

Но, видимо, властям показалось этого мало, и они не придумали ничего лучше, как именно сейчас открыть новое водохранилище в Берекетском этрапе пострадавшего от засухи Балканского велаята. Водохранилище, которое было введено в эксплуатацию 11 августа под ставшие привычными песни и танцы, было представлено как способ рационального водопользования, предназначенный для перенаправления потока воды из Каракумского канала на поля в западном направлении.

Однако, по словам источника, для того чтобы водохранилище выглядело на экранах телевизоров презентабельным и наполненным, пришлось отвести воду с близлежащих полей. Тот же специалист иронично заметил в отношении перспектив водохранилища, что в настоящее время на объекте отсутствуют насосы, необходимые для подачи воды в села.

Нехватка воды наблюдается и в расположенном на северо-востоке Дашогузском велаяте. 16 августа базирующееся в Вене издание «Хроника Туркменистана» сообщило, что по приказу руководителей сельскохозобъединений жители нескольких районов уничтожили из-за моловодья все свои посевы риса. Жители сел признают, что они выращивали рис вопреки запрету, пишет «Хроника», но они были вынуждены это сделать из-за отсутствия других источников дохода.

Впрочем, разговоры о рационализации водопользования являются в большей степени пустой болтовней. Власти продолжают настаивать на сохранении и даже увеличении объемов производства хлопка, что только приносит страдания фермерам и людям, вынужденным работать на полях против своей воли. В этом году Бердымухамедов потребовал сдать ранее запланированные и совершенно нереальные 1,25 миллиона тонн хлопка ко Дню независимости, празднование которого намечено на конец сентября, то есть на полтора месяца раньше обычного срока, приходящегося на конец октября — начало ноября.

Стабильные показатели добычи углеводородов вызывают, вероятно, больше доверия, хотя в этом никогда нельзя быть уверенным.

Согласно официальным данным, за январь-июль было добыто около 48,7 миллиардов кубометров природного и попутного газа, что на 9 миллиардов кубометров больше по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. При этом объемы экспорта природного газа достигли 27 миллиардов кубометров, что на 7,3 миллиарда кубометров больше, чем в прошлом году. Большую часть этого газа покупает Китай.

Единственная сложность, как обычно, заключается в том, чтобы вывезти все это топливо из страны. Судьба Трансафганского газопровода ТАПИ вновь оказалась под вопросом из-за событий в Афганистане. (Впрочем, следует учесть заверения талибов о том, что они поддерживают осуществление проекта ТАПИ).

Однако на прошлой неделе программа по диверсификации экспорта продвинулась немного вперед, когда Туркменистан, как и обещал, начал поставки электроэнергии в Киргизии. В соответствии с соглашением, детально разработанным Министерством энергетики и промышленности Киргизии, Туркмении поставит почти 502 миллиона киловатт-часов электроэнергии до декабря.

Финансовые условия соглашения не были обнародованы, но, если они выгодны, есть все основания полагать, что на них можно будет опираться. Количество электроэнергии, которое Туркменистан планирует направить в течение пяти месяцев, составляет лишь немногим более половины от 970 миллионов киловатт-часов, потребленных Киргизии только в прошлом месяце. А спрос продолжает расти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.