Перехваченные сообщения, предназначавшиеся немецкому флоту, и фотографии разведывательных самолетов, казалось, подтверждали опасения британского Адмиралтейства: линкор «Тирпиц» вышел в море вместе с другими военными кораблями и готовится атаковать конвой PQ-17. Эта сцена описывает произошедшее третьего июля 1942 года, когда Битва за Атлантику была в самом разгаре.

В начале 1942 года Вторая мировая война переживала переломный момент. Гитлер вторгся в СССР 22 июня 1941 года в рамках операции «Барбаросса». Его войска, остановленные на подступах к Москве, готовились к новой атаке, на этот раз целью были нефтяные скважины Кавказа. Кроме того, в декабре 1941 года после нападения японцев на «Перл-Харбор», в войну вступили Соединенные Штаты.

Сталин требовал помощи западных союзников. Красная Армия несла на себе главное бремя войны против Третьего рейха, и советский лидер требовал открытия второго фронта в другой точке Европы.

В Москве существовали определенные опасения: возникало подозрение, что Вашингтон и Лондон просто ждут, пока СССР истечет кровью в борьбе с нацистами, чтобы в послевоенном мире англосаксы оказались в выгодной позиции.

Кодовое название: PQ

Но в начале 1942 года ни английская, ни американская армии не имели возможности начать вторжение где-то в Европе. Выход предложил Уинстон Черчилль, а позднее к этому предложению присоединился Франклин Рузвельт. Идея заключалась в том, чтобы организовать морские конвои с военной помощью для СССР.

Снабжение СССР осуществлялось конвоями, которые формировались в Исландии или Шотландии. Оттуда через арктические воды они шли в советский порт Мурманск, а некоторые конвои через Белое море доходили и до Архангельска. Эти морские группы получили кодовое название PQ (по первым инициалам офицера Королевского флота Филипа Квиллина Робертса (Philip Quellyn Roberts), организовавшего эти конвои). А за буквами PQ шел идентификационный номер.

Конвои PQ стали приходить с августа 1941 года, вскоре после вторжения нацистов в СССР. В первые месяцы Гитлер недооценивал эти конвои и предпочитал направлять свои подлодки на другие фронты.

Неспокойные воды

Но с приходом 1942 года обстановка в Атлантике изменилась. Перед лицом того, что война против СССР затягивалась, немецкое верховное командование начало беспокоиться из-за военной помощи, которую получали советские войска. Поэтому на пути конвоев PQ немцы увеличили количество подлодок и усилили эскадрильи люфтваффе в этой части мирового океана.

На этом этапе войны Гитлер также опасался англо-американского вторжения в Норвегию — страну, которую нацисты оккупировали в начале 1940 года. По этой причине он решил разместить там наиболее важные соединения кригсмарине (Kriegsmarine), немецкого военно-морского флота.

Несмотря на то, что союзники обладали военно-морским преимуществом в отношении надводных кораблей, среди Королевского флота существовала глубокая обеспокоенность немецким линкором «Тирпиц», названного так в честь одного из адмиралов кригсмарине времен айзера Вильгельма II. Речь идет о корабле, аналогичном знаменитому немецкому линкору «Бисмарк»: длина 241 метр по ватерлинии, экипаж — две тысячи человек, мощные артиллерийские установки калибром 380 миллиметров.

Фьорды у побережья Норвегии выступали отличным убежищем для «Тирпица» и прочих военных кораблей кригсмарине, среди них выделялись также два линейных крейсера: «Лютцов» (Lützow) и «Адмирал Шеер» (Admiral Scheer). Кроме того, авиабазы люфтваффе обеспечивали им отличное воздушное прикрытие в случае возможных атак британских ВВС или могли поддержать их в рейдах против конвоев союзников.

Кошки-мышки

Вот в такой ситуации в конце зимы 1942 года союзники и немцы начали играть в кошки-мышки с англосаксами в водах Арктики. Кригсмарине приступила к осуществлению операции «Ход конем» (Rösselsprung) с целью установить местоположение конвоев, в то время как британцы и американцы их защищали и пытались потопить корабли кригсмарине.

В этой связи, «Тирпиц» чудом смог уйти от атаки бомбардировщиков британского авианосца «Викториес» (HMS Victorious), которая практически гарантировала, что «Тирпиц» постигнет судьба его близнеца «Бисмарка» — его отправят на дно.

Помня о судьбе этого линкора, Гитлер настоял, чтобы «Тирпиц» и другие крупные корабли кригсмарине в Норвегии не выходили на поиски конвоев при подозрении на присутствие авианосцев союзников.

Некоторые были против и просили не отстранять немецкие линкоры. Среди них — главнокомандующий ВМФ Эрих Редер (Erich Raeder), один из немногих немецких командиров, отваживавшихся публично не соглашаться с фюрером.

Как бы то ни было, немцы с их подлодками и самолетами оказались более смертоносны, чем союзники. В сумме последние потеряли 23 из 84 транспортных судов, направлявшихся в СССР в период с марта по июль 1942 года.

На пути в Архангельск

Обе стороны стали осторожны. У англичан и американцев для того были также и другие причины. Конвои находились под британским командованием. Над высокопоставленными офицерами Королевского флота висела и международная ответственность за то, что какой-то из крупных кораблей Соединенных Штатов окажется потоплен в ходе этих операций в Арктике.

С другой стороны, с наступлением хорошей погоды многие британские офицеры просили приостановить отправку конвоев, поскольку белые ночи Арктики летом упростили бы разведывательным самолетам люфтваффе задачу определить местоположение конвоев.

В таких сложных климатических условиях в Хвальфьорде (Исландия) сформировали конвой PQ-17. 27 июня в путь отправилась группа из 36 транспортных судов, груз состоял из 297 самолетов, 594 танков, 4246 грузовиков и 156 тысяч тонн различной военной техники.

Транспортные суда сопровождали три вспомогательных судна, шесть эсминцев, четыре корвета, три тральщика и два корабля ПВО. Защитная эскадра находилась под командованием капитана второго ранга Джона Эгертона Брума (John Egerton Broome).

Однако в Королевском флоте считали, что этого прикрытия не хватит, и привели в состояние повышенной готовности две другие группы, чтобы они следили за перемещением немцев у норвежских берегов. Первая из групп состояла из трех линкоров (в том числе американского «Вашингтона») и авианосца «Викториес». Во вторую группу входило четыре крейсера и три эсминца.

План союзников заключался в том, чтобы дойти до острова Медвежий, на входе в Баренцево море, а оттуда идти напрямую к Архангельску. Конечно, помимо «Тирпица», всё время существовала потенциальная угроза со стороны подлодок. Действительно, немцы развернули патруль из 11 подлодок под названием «Eis Teufel» (Ледовый дьявол).

Конвой остается один

Первого июля конвой был обнаружен немецким кораблем и двумя подлодками, которые и сообщили о его местоположении. Два дня спустя начались атаки, потопившие первые три транспортных судна.

Получив сообщения о происходящем, британское адмиралтейство оказалось охвачено сомнениями. Как мы уже говорили в начале, Королевский флот получил сообщения о том, что «Тирпиц», вероятно, вышел в море, и британцы опасались его нападения на конвой.

Политическое давление на британское командование было двойным: транспортные суда должны были любой ценой попасть в Архангельск, однако они не хотели рисковать потерей ни находящихся под их командованием американских кораблей, ни какого-либо из своих крейсеров и линкоров (еще свежа была память о потоплении крейсера «Худ» (Hood) немецким «Бисмарком» 24 мая 1941 года).

Из-за этого британцы отдали ряд неотложных приказов, вызвавших замешательство среди транспортных и военных кораблей союзников. Транспортные корабли получили приказ рассеяться и своими путями добраться до русского порта, в то время как сопровождение должно было вернуться.

Брум приказал эсминцам возвращаться, это действие позже поставили под сомнение. Некоторые газеты тогда писали, что приказ вернуться касался только кораблей сопровождения с большим тоннажем, и обвиняли Брума в том, что он не продолжил обеспечивать защиту основного состава конвоя части PQ-17.

Потопить флот

Союзники быстро осознали свою ошибку. Перехваченные немецкие сообщения призывали подлодки атаковать все, что движется по воде: вокруг беззащитного PQ-17 не было кораблей эскорта. Хорошо еще, что немецкий линкор «Тирпиц» и боевая группа так и не покинули норвежского побережья: немецкий «кригсмарине» (ВМФ) отозвал приказ, узнав о присутствии рядом британского авианосца.

Однако, узнав об изменении планов немцев, союзники не прекратили собственные неправильные действия. Первый лорд адмиралтейства Дадли Паунд (Dudley Pound), чье звание соответствовало посту командующего Королевским флотом, не захотел отдать PQ-17 приказ вновь сгруппироваться (и лучше защищаться от подлодок). Паунд не хотел предстать перед Черчиллем в дурном свете, меняя только что разработанную в кратчайшие сроки стратегию.

Самолеты Люфтваффе и подлодки продолжали атаковать транспортные корабли. В итоге немцам удалось потопить 23 транспортных корабля (большинство — американские). Погибли 153 моряка, были потеряны тысячи машин и более сотни тонн военной техники.

Это событие нанесло жесткий удар по авторитету британского ВМФ, а его командование обвинили в некомпетентности. В письме Черчиллю Сталин спрашивал, есть ли у британского ВМФ чувство чести.

Альянс англичан и американцев также переживал разлад. Вашингтон заявил, что его транспортные корабли были потеряны из-за некомпетентности британского ВМФ. Черчилль назвал эту потерю «одним из самых печальных эпизодов войны». На несколько месяцев отправка конвоев с помощью для СССР была отменена, несмотря на протесты Москвы.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.