Министерство обороны США любит красивые, запоминающиеся фразы: качество превыше количества, необходимость делать трудный выбор, готовность идти на риск сейчас, чтобы уменьшить риски в будущем. Министерство обороны использовало все эти три аргумента, чтобы рационалистически обосновать бюджет на 2022 год, который требует сократить размеры вооруженных сил США в надежде на то, что в конечном счете новые технологии позволят увеличить их боеспособность. Но правда состоит в том, что этот бюджет является очередным проектом в целой серии заявок на финансирование, которые лишают Министерство обороны возможности укреплять вооруженные силы США.

Результатом 30 лет политики под лозунгом «разрушаем, чтобы строить», стали вооруженные силы, которые не в состоянии сражаться с одним равным по силе противником, и одновременно с этим защищать территории Соединенных Штатов и сдерживать ядерные атаки. Поскольку лидеры оборонного ведомства, очевидно, не хотят действовать решительно и бить тревогу, вмешаться должен конгресс.

Возьмем, к примеру, военно-воздушные силы. Согласно Национальной оборонной стратегии США 2018 года, необходимость дать отпор нападению равного по силе противника на того или иного союзника США — это самое важное условие для определения размеров наших вооруженных сил. Чтобы предотвратить захват Тайваня Китаем или вторжение России в прибалтийские государства, потребуются такие вооруженные силы США, которые способны нанести крупномасштабные высокоточные удары и развить наступление вглубь территории противника. Только авиация — бомбардировщики, истребители пятого поколения и другие воздушные боевые системы — могут оперативно отреагировать на подобный вызов в глобальных масштабах.

Тем не менее, со времен холодной войны 66% бомбардировщиков ВВС США отправили на свалку, а размеры нашей истребительной авиации сейчас составляют половину от той нашей авиации, которая нанесла поражение иракской армии в 1991 году. Для контекста: нынешние 140 самолетов B-1, B-2 и B-52 ВВС США — самая малочисленная бомбардировочная авиация в истории нашей страны — могут совершать примерно по 30 ударных вылетов в день. При этом во время операции «Буря в пустыне» одни только бомбардировщики B-52 отправлялись на задания в среднем по 50 раз в день.

Отсутствие немедленного подавляющего ответа на подобное вторжение окажет разрушительное воздействие на Соединенные Штаты. Неспособность помешать Китаю захватить Тайвань или закрепить его господство в Южно-Китайском море может привести к понижению статуса США до второразрядной военной державы в западной части Тихого океана. Точно так же успешное вторжение России в Прибалтику может разрушить НАТО, а это, как известно, является долгосрочной целью режима президента Владимира Путина.

Удивительно, но предпосылки поражения заложены в том же самом документе, который подвиг Министерство обороны готовиться к конфликту между крупными державами. В Национальной оборонной стратегии 2018 года один из приоритетов — это приведение вооруженных сил США к таким размерам, чтобы они могли помешать Китаю или России захватить территории, которые они стремятся контролировать. В ней также выдвигается предположение, что такое вторжение приведет к миру, а это значит, что подготовка к продолжительному конфликту не является первоочередным приоритетом. Но что случится, если Китай или Россия решат продолжить сражаться в попытке затянуть конфликт, чтобы вооруженные силы США исчерпали запасы своих сил, боеприпасов и других средств, количество которых рассчитано на короткую войну?

Разработчики Национальной оборонной стратегии 2018 года также отказались от существовавшего долгое время требования о том, что размеры вооруженных сил США должны позволять им вести борьбу со вторым оппортунистическим агрессором. В 1993 году Министерство обороны США сообщило конгрессу, что Соединенным Штатам необходимы вооруженные силы, способные вести сразу две войны, чтобы помешать «потенциальному агрессору в одном регионе воспользоваться ситуацией, пока мы занимаемся сдерживанием агрессии в другом регионе». Сегодня эта логика является такой же здравой и разумной, как и в 1993 году, и комиссия по национальной оборонной стратегии уже указала на этот факт.

Возможно, в прошлом аргумент «качество превыше количества», звучавший в пользу сокращения вооруженных сил, действительно имел смысл, однако теперь все изменилось, потому что оборонные бюджеты Китая и России, вместе взятые, уже превышают бюджет Министерства обороны США. Если мы будем готовиться только к одной войне — да еще и короткой, — это подготовит прочную основу для победы Китая и России. Обеим этим странам хорошо известно об уменьшении размеров вооруженных сил США и о том, что их запасы на случай потерь рассчитаны скорее на восполнение потерь, которые случаются в ходе учений и рутинных операций, а вовсе не на восполнение потерь в случае конфликта высокой интенсивности. 

Чтобы лишить Китай и Россию возможности победить, Министерству обороны необходимо будет пересмотреть исходные предпосылки его планирования и увеличить численность сил и количество средств, которые позволят американскому командованию наиболее эффективно и быстро остановить вторжение. Первые строчки в этом списке должно занимать увеличение количества дальних малозаметных бомбардировщиков, истребителей пятого поколения, а также беспилотных летательных аппаратов и высокоточных управляемых ракет (в том числе противокорабельных ракет).

Хорошая новость заключается в том, что у Министерства обороны есть возможность это сделать, поскольку оно вносит изменения в Национальную оборонную стратегию и разрабатывает новые проекты бюджета, чтобы реализовать требования этого документа. К несчастью, прогнозы касательно увеличения размеров американских вооруженных сил не слишком оптимистичны. Председатель Объединенного комитета начальников штабов Марк Милли (Mark Milley) заявил, что его вполне устраивает такой же размер оборонного бюджета, что и в прошлом году, хотя на самом деле с учетом инфляции это будет уменьшением размеров бюджета. 

Это напрямую противоречит рекомендации комиссии по национальной оборонной стратегии, которая считает, что увеличение бюджета на 3-5% необходимо для того, чтобы Министерство обороны начало постепенно закрывать пробелы в ресурсах. Между тем несколько высокопоставленных чиновников военного ведомства отказались поддержать реальное увеличение оборонного бюджета во время своих недавних выступлений на Капитолийском холме.

Если военное руководство Америки не хочет добиваться увеличения объема ресурсов, которые, как им хорошо известно, необходимы, это должен сделать конгресс США. Альтернатива — это продолжать сокращать оборонный бюджет, что ослабит вооруженные силы Америки и повысит вероятность того, что Китай или Россия смогут одержать победу над Соединенными Штатами.

Полковник ВВС США в отставке Марк Ганцингер — директор программы по концепциям будущего и оценкам военного потенциала в Институте аэрокосмических исследований Митчелла (Mitchell Institute for Aerospace Studies). Прежде он занимал должность заместителя помощника министра обороны по вопросам трансформации вооруженных сил и ресурсов в аппарате Министерства обороны США.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.