На второй вечер пребывания в Киеве у Эрика Принса была запланирована встреча за ужином. В тот вечер 23 февраля 2020 года несколько украинских товарищей американского миллиардера договорились встретиться с ним в ресторане «Водка Гриль» (Vodka Grill). Выбор этого места для встречи казался необычным. «Водка Гриль», уже несуществующий ночной клуб, располагавшийся рядом с франшизой «Кей-Эф-Си» (KFC) в труднодоступном районе города, редко видел таких влиятельных посетителей, как Принс.

Когда участники вечеринки расположились в приватном караоке-зале на втором этаже, Игорь Новиков, который в то время был главным советником президента Украины, вспоминает, что немного нервничал. Он кое-что читал о частной военной компании «Блэкуотер» (Blackwater), которую Принс основал в 1997 году, и знал о массовом убийстве, устроенном ее бойцами во время войны США в Ираке. Новиков вспоминает, что встретившись в тот вечер лицом к лицу с самым выдающимся в мире «солдатом удачи», подумал: «Что этот парень хочет от нас?».

Вскоре стало ясно, что Принс хотел от Украины многого. Согласно интервью с его близкими соратниками и конфиденциальным документам, в которых были подробно описаны его честолюбивые замыслы, Принс рассчитывал создать ЧВК (частную военную компанию — при. ред.), набрав в нее украинских ветеранов боевых действий. Принс также хотел заполучить большой кусок военно-промышленного комплекса Украины, включая заводы, производящие двигатели для истребителей и вертолетов. Его всеобъемлющий план, датированный июнем 2020 года и попавший этой весной исключительно в распоряжение редакции «Тайм» (Time), включает «дорожную карту» создания «вертикально интегрированного консорциума оборонных авиационных и аэрокосмических предприятий», который может принести 10 миллиардов долларов доходов и инвестиций.

Дерзость этого предложения соответствовала прежним достижениям Принса как бизнесмена. На протяжении почти четверти века бывший «морской котик» был пионером в «индустрии» ЧВК, создавая частные армии на Ближнем Востоке и в Африке, обучая коммандос на своей базе в Северной Каролине и занимаясь развертыванием сил, обеспечивавших безопасность в разных точках мира по контрактам с Госдепартаментом и ЦРУ. При президенте Трампе семья Принса — могущественный клан правых республиканцев-доноров из Мичигана — стала еще более влиятельной. Сестра Принса, Бетси ДеВос (Betsy DeVos«, была назначена министром образования, а сам Принс, пользуясь связями в Белом доме, заключал крупные контракты по всему миру.

Те сделки, которые он пытался заключить на Украине, были одними из самых амбициозных за всю его долгую карьеру. Но с уходом Трампа с поста президента украинское правительство замедлило процесс и спровоцировало рост конкуренции за активы, которые хотел получить Принс. «Если бы Трамп был у власти еще четыре года, Эрик, вероятно, заключил бы сделку», — говорит Новиков, один из главных украинских переговорщиков в этом деле.

Эта статья о планах Принса на Украине основана на материалах интервью с семью источниками, включая нынешних и бывших официальных лиц США и Украины, а также людей, которые работали непосредственно с Принсом, пытаясь реализовать его планы на Украине. Эти бизнес-планы, о которых ранее не сообщалось, были подтверждены четырьмя источниками, участвовавших в переговорах с обеих сторон, и все они вспоминали о том, что лично встречались с Принсом в прошлом году для их обсуждения. В документах говорится о ряде предприятий, благодаря которым Принс мог играть ключевую роль в оборонной промышленности Украины и в ее продолжающемся конфликте с Россией, начавшемся семь лет назад, в ходе которого погибло более 14 тысяч человек.

В документах подробно описано несколько проектов, о которых прежде не сообщалось, Принс и его партнеры хотели, чтобы украинское правительство их одобрило. Одно из предложений касалось создания новой частной военной компании, в которую были бы наняты люди из числа ветеранов продолжающейся войны на востоке Украины. Другая сделка предусматривала строительство на Украине нового завода по производству боеприпасов, а третья — объединение ведущих авиационных и аэрокосмических фирм Украины в консорциум, который мог бы конкурировать с «такими компаниями, как „Боинг" (Boeing) и „Эйрбас" (Airbus)».

По крайней мере, одно из этих предложений, сделанных Принсом Украине, по-видимому, соответствовало геополитическим интересам США. Как впервые сообщило издание «Уолл-стрит Джорнэл» (The Wall Street Journal) в ноябре 2019 года, Принс конкурировал с китайской фирмой за покупку украинского завода «Мотор Сич», который производит современные авиационные двигатели. Китаю эти двигатели были нужны для усовершенствования своих военно-воздушных сил. США, обеспокоенные стремительным ростом китайских вооруженных сил, уже давно призывают Украину не завершать процедуру продажи завода. Принс выступил в качестве американской «альтернативы», предложив спасти завод от «лап Китая».

Но, по словам трех человек, участвовавших в переговорах, у украинцев были серьезные опасения по поводу сотрудничества с Принсом. Особую тревогу вызвало то, кого Принс выбрал в союзники в Киеве — двух человек, связанных с Россией. Его украинским деловым партнером является Андрей Артеменко, который попал в заголовки газет в 2017 году, предложив администрации Трампа «мирный план» для войны на Украине, в котором предусматривались способы отмены Соединенными Штатами санкций против России. Еще одним союзником Принса в Киеве был Андрей Деркач, украинский депутат, которого США обвинили в том, что он является «действующим российским агентом». В прошлом году и Артеменко, и Деркач работали над продвижением бизнес-проектов Принса на Украине.

«Мы должны были задаться вопросом: является ли это лучшим видом партнерства, которое мы можем получить от американцев? Эта группа сомнительных личностей работает на близкого союзника Трампа?— говорит Новиков, бывший помощник президента Украины. — Казалось, что это худшее, что могла предложить Америка». Эти опасения только усилились, когда в решающий момент переговоров один из партнеров Принса в письменном виде сделал «предложение об участии», которое Новиков счел попыткой подкупа.

Поскольку вопрос о заключении этих сделок вызвал сопротивление со стороны правительства Украины, у союзников Принса возникли серьезные проблемы в Нью-Йорке, где в отношении и Артеменко, и Деркача сейчас проводится уголовное расследование. Федеральный прокурор в Восточном округе Нью-Йорка отказался комментировать обстоятельства расследования, которое, по имеющимся сведениям, сосредоточено на том, причастны ли эти два человека к заговору с целью повлиять на президентские выборы 2020 года, в котором подозревают Россию.

Принс, судя по всему, не находится в центре внимания этого расследования. Но, как сказал Артеменко в интервью изданию «Тайм», федеральные следователи спрашивали его о его отношениях с Принсом. В апреле и мае в интервью изданию «Тайм» Деркач и Артеменко отрицали совершение противоправных действий и назвали расследование частью политической «охоты на ведьм» против союзников Трампа. Принс не ответил На многочисленные запросы о комментариях, в том числе просьбы прокомментировать подробный список вопросов о документах, в которых излагаются его предложения Украине.

Среди гостей, присутствовавших на встрече в ресторане «Водка Гриль», был деловой партнер Принса и лоббист Артеменко, высокий, гладко выбритый человек лет 50 с небольшим. По словам Артеменко, он шесть лет, как минимум, сотрудничал с Принсом в сфере грузовых авиаперевозок лет, перевозя по всему миру разные грузы — от оружия до вакцин. Он родился и вырос в Киеве, а сейчас живет в основном в районе Вашингтона. В СМС, попавших в распоряжение издания «Тайм», он называет Принса «боссом».

Их отношения начались вскоре после того, как Принс оправился после скандала с ЧВК «Блэкуотер» в 2007 году. Осенью того года группа наемных солдат Принца обстреляла многолюдную площадь в Багдаде, в результате чего погибли 17 мирных жителей и еще 20 были ранены. За участие в этом массовом убийства несколько бойцов ЧВК были приговорены заключению в тюрьмах США, получив большие сроки. (Трамп в последние недели своего пребывания на президентском посту помиловал четверых из них). Показания Принса в Конгрессе об этом инциденте вызвали в стране дебаты о приватизации войны, в результате чего он в возрасте 38 лет стал олицетворением современного дерзкого наемника.

Из-за этих убийств ЧВК «Блэкуотер» потеряла контракт на охрану американских дипломатов и официальных лиц в Ираке на сумму в один миллиард долларов. Но компания провела ребрендинг и продолжала процветать. Администрация Обамы заключала с ЧВК Принса крупные контракты на обеспечение безопасности в зонах конфликтов. Интересы Принса далеко не ограничивались военной сферой. Он торговал нефтью и полезными ископаемыми в Африке. Он создал частную армию для своего друга, наследного принца Абу-Даби. В Сомали он подготовил подразделение бойцов для борьбы с пиратами в Аденском заливе. Он участвовал в подготовке спецгруппы, «эскадрона смерти», для ЦРУ. Когда президентом стал Трамп, Принс призвал новую администрацию приватизировать военные действия в Афганистане, публично представив план, который позволил бы наемникам выполнять многие функции вооруженных сил США.

На протяжении многих лет одним из самых надежных направлений бизнеса Принса была военная логистика: перевозка людей и предметов снабжения в районы конфликтов. Начиная с 2006 года, авиационное подразделение ЧВК «Блэкуотер» сбрасывало с парашютами продовольствие и оружие для американских войск на передовой в Афганистане. «Если вам нужно что-то перевезти в зону военных действий и из нее, вы же не будете звонить в объединенную службу доставки посылок, — говорит человек, знакомый с подробностями коммерческой деятельности Принса. — Этим занимается его компания».

Как рассказал в интервью изданию «Тайм» Артеменко, он, поработав брокером по грузовым перевозкам в 2000-х годах, в 2010 году основал собственную транспортную компанию ООО «ЭйрТранс» (AirTrans LLC), которая часто перевозила грузы для компаний Принса. По его словам, в 2015 году компания «ЭйрТранс» официально вошла в состав компании Принса Frontier Resource Group.

Примерно в это же время, по словам Артеменко, партнеры начали обсуждать проект для оборонной промышленности Украины. Россия и Украина находились в состоянии войны с тех пор, как Москва аннексировала Крым в 2014 году, что привело к тому, что бывшие союзники прекратили продавать оружие друг другу. Больше всего России требовались двигатели для вертолетов и истребителей, многие из которых до сих пор производятся на заводах, построенных в советские времена на востоке Украине.

Артеменко говорит, что эти заводы не только давали возможность получить миллиарды долларов прибыли, он считал их средством, с помощью которого можно положить конец войне на Украине. «Россиянам нужен весь комплекс авиационной техники, начиная с двигателей, — говорит он. — А это повод заставить их сесть за стол переговоров и заключить мирное соглашение. Мы можем сказать: «Так, вам нужны эти запчасти, двигатели и все остальное из Украины? Хорошо, но мы хотим заключить сделку по [восточной Украине], а затем мы хотим заключить соглашение по Крыму».

Эта идея не получила особой поддержки. Украинские власти с ужасом отвергли мысль о снятии эмбарго на поставки оружия в Россию в разгар войны. Еще один мирный план Артеменко получил печальную известность в 2017 году, когда его проект, по имеющимся сведениям, попал на стол Майкла Флинна (Michael Flynn), первого советника Трампа по национальной безопасности. Этот план, как и первый, ни к чему не привел.

Примерно в то же время Принс провел встречу на одном из Сейшельских островов с российским чиновником Кириллом Дмитриевым. В газете «Вашингтон Пост» (The Washington Post) было написано, что их целью было создать «неофициальный канал» из Кремля в Белый дом, что оба отрицают. В докладе спецпрокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller), опубликованного в апреле 2019 года, несколько страниц отведены встрече на Сейшельских островах. Согласно докладу, Принс сказал своему российскому собеседнику, что он «с нетерпением ожидает новой эры сотрудничества и урегулирования конфликтов».

К тому времени, когда Принс обратил свое внимание на украинскую оборонную промышленность, конфликт Украины с Россией зашел в своего рода тупик — вдоль линии фронта периодически происходили обстрелы, и вели стрельбу снайперы. Мирные переговоры зашли в тупик, и правительство Украины с нарастающим отчаянием искало выход из тупиковой ситуации.

Администрация Трампа ничем особым не помогала. Приоритетом Трампа на Украине было не заключение мира, а укрепление своих политических позиций. Когда Трамп баллотировался на второй срок, в ходе своей предвыборной кампании он попросил Украину провести расследование в отношении своего оппонента Джо Байдена (Joe Biden) и в качестве средства давления приостановил оказание военной помощи Украине. Эта кампания принуждения привела к ухудшению американо-украинских отношений.

Некоторые советники президента Владимира Зеленского считали, что Принс поможет восстановить ухудшившиеся отношения. По словам Новикова, который в то время обеспечивал связь Украины с американцами, они хотели, чтобы Принс помог организовать встречу с кем-то из ближайшего окружения Трампа — в идеале с Джаредом Кушнером (Jared Kushner), зятем президента.

По словам человека, знакомого с его точкой зрения по этому вопросу, Принс не желал устраивать подобный контакт,. «Эрик очень ясно дал понять, что у него нет „ключей" от Белого дома Трампа, и что он не хочет играть в эти игры».

В качестве альтернативы команда Принса предложила привлечь для Украины американского лоббиста по имени Джозеф Шмитц (Joseph Schmitz). Шмитц, бывший исполнительный директор ЧВК «Блэкуотер», был советником по внешней политике в предвыборном штабе Трампа в 2016 году и имел связи в администрации. Как следует из проекта договора о представлении интересов, оказавшегося в распоряжении редакции «Тайм», он был готов представлять интересы Украины за вознаграждение в размере 500 тысяч долларов плюс расходы (на электронные письма с просьбой прокомментировать это Шмитц не ответил). Украинские чиновники получили этот договор в начале прошлого года от лоббистской фирмы Артеменко, но не подписали его.

Принс сам попытался получить помощь со стороны местных чиновников. Среди людей, с которыми он встречался в Киеве, был Деркач, депутат Верховной рады Украины, которого США впоследствии обвинили в том, что он является российским агентом.

У Деркача, который в интервью изданию «Тайм» подтвердил, что такая встреча была, были все возможности помочь Принсу разобраться в обстановке. После окончания московского элитного вуза для разведчиков, Высшей школы КГБ имени Дзержинского, он работал в авиационной отрасли Украины. В начале 2010-х годов, когда Деркач занимал должность советника премьер-министра Украины, в его обязанности в частности входило развитие авиационной и машиностроительной отраслей экономики страны.

Деркач говорит, что его заинтересовало то, что Принс понимает перспективы этих отраслей. Одним из главных преимуществ реализации проекта, которое Принс продемонстрировал, был его список контактов в развивающихся странах. Он много лет работал на Ближнем Востоке и в Африке, имея дело с военачальниками и автократами, которые могли бы стать новыми покупателями украинского оружия и самолетов. Главным недостатком плана, по словам Деркача, было обязательное сотрудничество местных руководителей предприятий и украинских олигархов, которые контролируют большую часть военно-промышленного комплекса.

«С Эриком особых проблем нет, — говорит он. — Это проблема коррупции в Украине, где есть директора заводов, которые не хотят подписывать документы и отказываться от власти». Деркач вспомнил, как сказал Принсу: «Ты работал везде. Но Украина особенная. Здесь очень трудно добиться поддержку. Придется собрать серьезную команду людей, которые будут продвигать этот процесс».

По словам Деркача, он не стал членом этой команде, и он отказывается сказать, получал ли он деньги за советы, которые он давал Принсу. Но после их встречи в Киеве Деркач начал призывать украинские власти одобрить сделку, которую хотел заключить Принс. В марте 2020 года он предложил советнику президента Новикову встретиться и обсудить эти планы. «Деркач сказал: „У нас все уже согласны, но все же сделка затягивается"», — вспоминает Новиков. Деркач хотел знать, кто в администрации президента препятствует реализации планов Принса. «Это было единственное, что он хотел обсудить со мной», — говорит Новиков.

В начале лета 2020 года Украина приступила к укреплению своего партнерства с Принсом, планы которого стали гораздо более конкретизированными и амбициозными. В одном из сообщений украинским чиновникам Артеменко предоставил паспортные данные Принса и кратко изложил их план предстоящей поездки. В следующем сообщении он отметил, что Принс пробудет в Киеве несколько дней, начиная с 15 июня 2020 года, и попросил организовать встречу с высокопоставленными чиновниками оборонных и разведывательных ведомств, загадочно добавив: «Официальных звонков и обращений и государственным чиновникам не будет, поскольку эта поездка является сугубо частной и с политикой не связана».

Сотрудники Blackwater

Как следует из попавших в распоряжение редакции «Тайм» СМС, которыми обменивались люди, занимавшиеся организацией поездки Принса, Принс, прилетев в Киев чартерным рейсом из Минска, на той неделе провел встречу с главой администрации Зеленского Андреем Ермаком (Ермак подтвердил корреспонденту «Тайм», что эта встреча состоялась, но обсуждать ее подробно отказался).

Казалось, что с того момента все пошло быстро. Офис президента связал Принса с киевской юридической фирмой, которая часто сотрудничает с украинским правительством. Фирма подготовила нормативную основу для заключения договора, который хотел заключить Принс. По словам человека, знакомый с позицией Принса, работа была сложной, особенно в том, что касалось приобретения завода «Мотор Сич».

В 1990-е годы, во время хаотического перехода Украины к капитализму, завод был приватизирован. В 2016-2017 годы китайские инвесторы выкупили акции завода у его частных владельцев, заплатив за получение контроля над заводом «Мотор Сич» около 700 миллионов долларов. Никто и не рассчитывал, что они от него откажутся без борьбы в судах. Поэтому юристам пришлось найти юридические основания для того, чтобы Украина взяла этот объект под свой контроль, прежде чем перепродавать его новому инвестору. Их план опирался на существующую проблему регулирования: антимонопольное агентство Украины не дало разрешения на инвестиции со стороны Китая. «Сложилась странная ситуация, когда китайцы купили актив, так и не получив на это разрешения, и он (завод) в основном бездействует, — сказал человек, знакомый с позицией Принса по этому вопросу. — Поэтому украинское правительство может сказать: „Мы намерены взять этот актив под контроль, поскольку в принципе управление им не осуществляется должным образом". По сути, это аргумент».

В течение нескольких недель после визита Принса его союзники подготовили два варианта подробного бизнес-плана и отправили их чиновникам офиса Зеленского. В первом из них, датированном 23 июня 2020 года, говорилось, что для приобретения завода «Мотор Сич» потребуется 50 миллионов долларов для покупки миноритарного пакета акций и еще 950 миллионов долларов для выкупа 76% мощностей завода. Деньги должны были поступить из инвестфонда «Уиндвард Кэпитал» (Windward Capital), которым Принс, по имеющимся сведениям, пользовался в прошлом.

Еще один бизнес-план для ВПК Украины, датированный 29 июня 2020 года, содержал новые детали и стимулы для участия правительства. В нем описывалось планируемое поглощение завода «Антонов», государственного предприятия авиационной промышленности, путем замены его генерального директора одним из руководителей компании Артеменко. В предложенном плане также предлагалось выдвинуть «ультиматум» китайским инвесторам, купившим акции «Мотор Сич», которые будут вынуждены либо согласиться на «немедленную продажу» акций, либо их ждет «обесценивание акций».

«Если китайцы будут и дальше отказываться уступить», украинские власти должны взять завод под свой контроль и затем передать контроль над ним новым инвесторам, говорится в документе.

Еще в одном пункте бизнес-плана говорилось о партнерстве между главной разведывательной службой Украины и частной военной компанией «Ланкастер 6» (Lancaster 6), которая ранее участвовала в сделках Принса в Африке и на Ближнем Востоке. В соответствии с планом, в рамках этого партнерства, которое требовало одобрения парламента Украины, должен быть создан «современный учебный центр» и «предприятие специализированных услуг», что на специальном жаргоне означает частную военную организацию, которые будут участвовать в «стратегическом планировании, логистике, управлении рисками, подготовке сил по обеспечению охраны и безопасности и консультировании по вопросам рисков для безопасности» на Украине. (Руководитель компании «Ланкастер 6» Кристиан Даррант, давний партнер Принса, в интервью изданию «Тайм» сказал, что ни о каких таких документах ему не известно, и попросил прислать ему копию. После того, как ему ее отправили, он перестал отвечать).

В трех из проектов, описанных в документах, также было «предложение об участии» или сокращение годовой прибыли. В случае реализации плана предложения об участии, перечисленные в документе, составляли бы в общей сложности около 35 миллионов долларов в год. (В документах четко не указано, кто и почему получит эти деньги). Новиков, который вел переговоры с Принсом и внимательно изучил план, будучи советником президента, говорит, что он понял это как предложение об откатах правительственным чиновникам. «Это выглядело как взятка», — говорит он.

Бывший федеральный прокурор США, Пол Пеллетье (Paul Pelletier) согласился с тем, что ссылка на «предложения об участии» выглядит подозрительно. По его словам, это, скорее всего, вызовет «настороженность» в Министерстве юстиции, где Пеллетье много лет занимал должность старшего сотрудника, курировавшего дела о взяточничестве за рубежом. «На первый взгляд условия предполагают какие-то „откаты" государственным чиновникам, что однозначно недопустимо, — говорит Пеллетье, который ознакомился с документом по просьбе редакции „Тайм". — Никакие деньги или предложения денег поступать государственным чиновникам не должны, и точка».

Артеменко утверждает, что коррупционных действий в их с Принсом отношениях никогда не было — ни на Украине, ни где-либо еще. «Мы никогда не давали взяток, — сказал он в интервью „Тайм". — Мы не хотим делать ничего противозаконного. Только прозрачным и законным способом» (на прямой вопрос о цели предложений об участии адвокат Артеменко Энтони Капоццоло от комментариев отказался).

Адвокат Принса, Мэтью Шварц (Matthew Schwartz), которому редакция «Тайм» направила подробный список вопросов, содержавший, в том числе, конкретные вопросы о предложениях об участии и утверждение о том, что они означали откаты, ничего не ответил.

Когда осенью 2020 года шансы Трампа на победу в президентской гонке начали выглядеть менее определенными, то же самое произошло и с перспективами Принса и его контактов на Украине.

В сентябре США ввели санкции против Деркача, обвинив его в том, что он является «действующим российским агентом», причастным к заговору с целью помочь Трампу избраться на второй срок. Артеменко вспоминает, что примерно через месяц в его доме в районе Вашингтона появились четыре агента ФБР. Они хотели знать о его работе на Украине и его отношениях с Принсом, адвокатом Трампа Руди Джулиани (Rudy Giuliani) и другими. «Они спросили меня о моих отношениях с Эриком, как и где мы познакомились, — говорит Артеменко. — Обычные вопросы».

Между тем проблемная ситуация с «Мотор Сич» только усложнилась. В декабре 2020 года китайские инвесторы, купившие акции завода, подали в международный арбитражный суд иск на 3,5 миллиарда долларов, утверждая, что решение Украины заблокировать продажу было незаконным. Украинское правительство в ответ ввело санкции против китайских инвесторов, один из которых назвал это «злоупотреблением государственной властью и подавлением нормальной деловой активности».

Судя по всему, при Байдене США, вряд ли поддержат проекты Принса на Украине. «США не очень-то поддерживают Эрика», — говорит человек, знакомый с позицией в этом вопросе. В заявлении для «Тайм» представитель Госдепартамента заявила, что США поддерживают действия Украины, направленные на приостановку продажи завода «Мотор Сич» китайской фирме, но уклонилась от ответа на вопрос о том, кому должен принадлежать завод, и отказалась говорить что-либо о Принсе.

Поэтому положение дел с планами Принса в отношении Украины остается неясным. Глава администрации президента Украины Ермак говорит, что правительство намерено национализировать «Мотор Сич» и оставить его под контролем государства. Частным инвесторам, в том числе Принсу и его партнерам, предложат принять участие в торгах, чтобы приобрести часть акций завода на конкурсной основе, сказал Ермак в интервью «Тайм» в апреле. «Мы заинтересованы в сотрудничестве со всеми нашими партнерами, — сказал он. — Мы заинтересованы в том, чтобы была справедливость».

При этом деловой партнер Принса сказал, что они с ним по-прежнему заинтересованы в том, чтобы принять участие в торгах. «Мы готовы предложить свои деньги и разъяснить наш план», — сказал Артеменко.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.