Адольф Гитлер был многолик. История его жизни полна загадок. Известно, что фюрер активно поддерживал развитие военно-воздушных сил (люфтваффе) так как, по его мнению, они более точно отражали идеологию Третьего рейха. На протяжении всей Второй мировой войны Адольф Гитлер постоянно провозглашал преимущества и сухопутной армии. Однако он разнес ее в пух и прах во время битвы за Дюнкерк из-за того, что ее действиями руководили, по его мнению, надменные старые прусские офицеры, которые стремились его свергнуть. «Оружие будущего? На первом месте сухопутные войска, потом авиация и только на третьем — флот», — настаивал фюрер во время беседы с соратниками в августе 1941 года.

Подобное двойственное отношение к сухопутным войскам, которые ошибочно ассоциируются с вермахтом, привело к осуществлению так называемого блицкрига или «молниеносной войны». О мифической стратегии, благодаря которой, по крайней мере формально, Третий рейх одерживал победы в первой половине Второй мировой войны, Адольф Гитлер в 1942 году сказал следующее: «Это всё обычная итальянская болтовня». По словам генерала Фридриха фон Меллентина (Friedrich von Mellenthin), во время демонстрации новых танков, организованной Гейнцем Гудерианом (Heinz Guderian) в 1935 году, сам фюрер зааплодировал и провозгласил: «То, что нужно. Хочу получить».

С тех пор уже восемь десятилетий изучают и пытаются разгадать загадки, чтобы ответить на простой вопрос. Действительно, блицкриг — совершенный метод ведения войны, благодаря которому Третий рейх уничтожал врагов? Или это всего лишь исторический миф? Как утверждает профессор истории Колорадского колледжа с 1969 года и бывший председатель «Общества военной истории» Деннис Шоуолтер (Dennis Showalter), истина лежит «посередине». В книге «Танки Гитлера» (Hitler's Panzers) специалист отмечает, что действительно был блицкриг, однако не такой эффективный, как нам рассказывают.

Бывший редактор журнала «Война в истории» также убежден в том, что фашистская пропаганда преувеличивала силу блицкрига и танков в течение таких решающих кампаний, как вторжение в Польшу. Фашисты преследовали единственную цель. Враги Третьего рейха, увидев наступление танковых дивизий, должны были содрогнуться от ужаса. Поэтому Деннис Шоуолтер в нескольких главах книги пролил свет на один из самых распространенных мифов о Второй мировой войне. Однако более полутора тысяч страниц специалист по истории посвятил эволюции, развитию и значимости фашистских танков в конфликте.

«Молниеносная война»

Концепция блицкрига была разработана в Великобритании в начале XX века. В Германии эту стратегию предложил Гейнц Гудериан, который впоследствии стал командиром XIX армейского корпуса в Польше и Франции. В то время как большинство военных занимались укреплением линий обороны и траншей в качестве основной тактики ведения боя, немецкий военный разработал стратегию «молниеносной атаки». Гейнц Гудериан предлагал направить на противника сотни танков и прорвать слабый участок в обороне. Наступление должны были поддерживать пикирующие бомбардировщики и пехота.

Теория Гудериана, известная как блицкриг, зиждилась на трех столпах. Первый — большие группы танков для осуществления молниеносного и автономного наступления. Их задача заключалась в следующем: они должны были разрушить линию противника в определенной точке, что помешало бы отправке подкрепления в этот район, и окружить наиболее подготовленные позиции. Идея — задушить противника. Однако танки, которые хоть и были намного легче, маневреннее и лучше вооружены тех, что были у немцев во время Первой мировой войны, оказались всё равно тяжелыми и медленными.

Так сам Гейнц Гудериан писал в мемуарах: «Крайне ошибочно, особенно с ограниченными средствами ведения боя, применять танки там, где нет необходимости наносить удар по цели, или сделать это трудно, например, из-за местности, или где нам понадобились бы небольшие подразделения для организации блокпоста».

Второй — авиация. Сделав ставку на скорость, немцы считали люфтваффе ключевым звеном для того, чтобы пикирующие бомбардировщики «Штука», которые успешно прошли испытания во время гражданской войны в Испании, сеяли хаос и попадали даже в самые сложные цели. Третий — пехота. Ее главная отличительная черта заключалась в следующем: для того, чтобы помочь танкам, военным приходилось передвигаться на машинах, благодаря чему пехота стала механизированной.

В одном из трудов Гейнц Гудериан кратко объяснил схему блицкрига: «Атакующая сторона будет достигать первоначального успеха, пользуясь преимуществом внезапности, и осуществлять вклинения с различной быстротой и на различную глубину. Атакующая сторона, гораздо вероятнее, бросит в бой на прорыв тяжелые танки в первой атакующей цепи, а вслед за ними пойдет легкая бронетехника и любые виды моторизованных войск поддержки. Одновременно с наземным штурмом атакующая сторона ударит с воздуха, чтобы парализовать воздушные силы обороняющихся и заставить войска противника замедлить свое движение. Стремительные атаки воздушных и танковых сил должны быть особенно эффективны, если обороняющаяся сторона не успевает привести свои войска в движение».

Уже на территории противника различные виды вооружений, то есть самолеты, танки и пехота, объединяли усилия посредством радиосвязи и атаковали врага одновременно из самых различных точек.

Абстрактное понятие

До сих пор такое представление о блицкриге было самым распространенным. Однако Деннис Шоуолтер не совсем разделяет традиционное понимание этой стратегии. По мнению историка, речь не шла «о повсеместном применении принципа мобилизации ресурсов Германии до начала полномасштабной войны» или «структурированной системе концепций», как ее точно представляют в учебниках по военной истории. Деннис Шоуолтер отмечает, что понятие «блицкриг» не изучали в специализированных учреждениях. Кроме того, эта концепция не стала основой для организации вооруженных сил и экономики Германии.

Напротив, как утверждает историк, не следует воспринимать блицкриг однозначно, так как это понятие означало «быструю и полную победу, которая была в эпицентре оперативного планирования армии» и занимало «ключевое место в немецкой доктрине времен Второй мировой войны». Блицкриг — общее понятие, которое не изучали в военных академиях. Не существовало магической формулы, которая гарантировала бы победу.

Panzer II

Ясно одно: блицкриг не стал первой фашистской доктриной, в которой для уничтожения врага предлагалось использовать скорость. Со времен Фридриха Великого военачальники еще прусской армии четко понимали, что страна, окруженная врагами, не может позволить себе увязнуть в войнах до истощения и вынуждена делать ставку на решительные действия, которые приведут к победе в кратчайшее возможное время. В результате появилась маневренная война, в которой войска стремились перемещать большие подразделения для постепенного окружения и изоляции противника. Однако это такое же «абстрактное понятие», как и «молниеносная война».

Мифы о Второй мировой войне

Как считает Деннис Шоуолтер, сама суть блицкрига — отнюдь не единственный миф, в который мы верим со времен Второй мировой войны. Главный миф заключается в том, что быстрота польской кампании, а именно 37 дней, была обусловлена чрезвычайной эффективностью блицкрига. На самом деле всё обстояло иначе. По мнению Денниса Шоуолтера, боевые действия группы армий «Север» в первые дни сентября 1939 года «определили логистические и тактические трудности, которые могли возникнуть в случае неподготовленной ситуации», что замедлило продвижение к центру страны.

Ошибки из-за сбоев связи были самими распространенными и приводили к бессистемному продвижению войск. Кроме того, влиял и страх, который порой испытывала фашистская механизированная пехота, как только начинали свистеть первые пули. В отличие от образа, создаваемого нацистской пропагандой, а именно армии хладнокровных солдат с железной волей, большинство рядовых понимали, что массовые наступления на вражескую территорию оборачивались кровопролитием, и предпочитали действовать под прикрытием артиллерийского огня, а не следовать за танками.

Переход польской границы

Однако в защиту немецких солдат стоит отметить, что, несмотря на все мифы, в первых кампаниях Второй мировой войны механизированные бригады передвигались на незащищенных грузовиках, а не на знаменитых полугусеничных бронетранспортерах SdKfz, число которых было незначительным. Положение усугублялось тем, что солдаты отставали и не могли рассчитывать на защиту танков.

В книге Деннис Шоуолтер, изучив оперативный журнал офицеров 35-го танкового полка, пришел к следующему выводу: «Описывая первые бои за Варшаву 9 сентября, немецкие военные упоминают, что пехота передвигалась на грузовиках, которую прикрывали интенсивным огнем пулеметчики, а небронированные машины вспыхивали как спичка. В отчете не упоминалась непосредственно поддержка танковых частей, которые в тот день были задействованы в других операциях».

В то же время, несмотря на утверждения нацистской пропаганды на протяжении всей Второй мировой войны, кампания в Польше обернулась для танковых частей настоящей трагедией. Только по официальным данным танковые войска сообщили о потери более 200 танков. Менее 10% участвовали в операциях групп армий «Юг» и «Север». Как утверждает Деннис Шоуолтер, «по данным местных архивов, около 700 танков были выведены из строя по самым разным причинам», среди которых можно отметить «полную утрату» и «невозможность ремонта».

Даты проведения Третьим рейхом кампании также не соответствуют действительности. Немецкая пропаганда значительно преувеличивала, отмечая, что «война длилась восемнадцать дней». На самом деле кампания продолжалась более месяца из-за жесткого сопротивления поляков. Так, пока самолеты «Штука» бомбили Варшаву, защитники города наносили огромный ущерб вермахту. Поддержка с воздуха оказалась не такой эффективной. «Группа армий „Юг", продвинувшись с тяжелыми боями, во второй половине кампании потеряла больше людей, чем за первые две недели сражений», — подытоживает специалист.

В конце польской кампании результаты настолько отличались от первоначальных планов высшего командования, что было решено «кардинально» пересмотреть доктрину, систему подготовки и командования. Выводы были неоднозначными. Из-за медлительности и невозможности следовать за основной частью армии возложили вину на артиллерию. Пехоту критиковали за недостаточно агрессивное ведение боя, полное отсутствие гибкости и нежелание продвигаться без поддержки танков и авиации. В этой кампании себя проявили только танковые части. Однако предполагалось, что легкие танки Panzer I и Panzer II были временными до тех пор, пока не начали использовать более тяжелые танки Panzer III и Panzer IV. В одном мы можем быть уверены без всяких сомнений: и Польша, и Испания стали полигоном для испытаний Третьего рейха.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.