Кто обладает более грозной военной мощью — Россия или Япония? Это, конечно, зависит от обстоятельств. В войне, в реальной геополитической обстановке участвовали бы и другие страны. Но давайте вынесем их за скобки и представим, что российская и японская армии стремительно приближаются к конфликту. Если их цель будет состоять в том, чтобы захватить территорию другой стороны без помощи союзников и без ядерного оружия, кто из них одержит верх?

Россия и Япония в прошлом довольно часто вступали в конфликты и воевали друг с другом, в том числе были противниками, участвуя в крупных сражениях в конце Второй мировой войны.

Обратите внимание, что в нашем сценарии война начинается сразу же без всякой подготовки и длится год. Расстояние между основными территориями двух стран не очень большое, и их разделяет Японское море, акваторию которого должна будет контролировать одна из сторон, что позволит ей многого добиться. Но есть территории, которые находятся гораздо, ближе. Остров Сахалин когда-то был частично оккупирован Японией. С конца Второй мировой войны он принадлежит русским. Исторически эти две страны нередко конфликтовали и враждовали.

Еще ближе находятся Курильские острова, еще одна точка преткновения между двумя странами, и эти острова несколько раз переходили из рук в руки. Четыре ближайших к Японии острова до сих пор являются предметом территориального спора между этими странами. Официально они принадлежат России, что вызывает озлобленность у Японии. Расстояния между этими территориями настолько малы, что стороны могут обстрелять прибрежные территории друг друга даже из обычных артиллерийских орудий и легко контролировать акваторию моря, разделяющего их территории, поэтому этот участок весьма удобен для организации морской блокады противника.

В принципе, не было бы особого смысла задействовать в войне против Японии всю российскую военную мощь, российские мощные сухопутные войска. Если сравнивать численность регулярных сухопутных войск двух стран, разница между ними довольно велика. Численность сухопутных войск России в два с лишним раза больше. Если взглянуть на количество единиц бронетехники и артиллерии также можно заметить значительную разницу. В основном, это объясняется отличием доктрин этих двух стран.

Бесспорно, для российской армии основным источником обеспокоенности, как правило, является Европа, поэтому подавляющее большинство ее сил и средств дислоцируются именно там. Хотя для участия в этой войне Россия перебросила бы значительные силы на Восток, на это ей потребовалось бы несколько месяцев.

Одной из сфер, в которых Япония опережает Россию, являются ее военно-морские силы. На первый взгляд (если сравнивать цифры) может показаться, что ВМС России намного опережают ВМС Японии — в основном за счет превосходства подводного флота. Но есть несколько факторов, которые могли бы повлиять на реальные возможности флотов двух стран в условиях войны.

Можно заметить, что в российском списке нет ни авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», ни ряда других кораблей. Некоторые корабли, такие как «Адмирал Кузнецов», проходят модернизацию, на которую уйдет много времени. Плавучий док, в котором находился авианосец «Адмирал Кузнецов», затонул, а сам корабль пострадал от пожара. Как бы там ни было, лишь немногие российские корабли являются современными, да и они в основном небольшие.

Но, пожалуй, самым главным, что помешало бы российскому флоту (при всей его превосходящей численности) победить японцев, является географический фактор — территориальное распределение. Если весь японский флот сосредоточен на довольно небольшой территории, российские флоты рассредоточены по всей огромной территории России. Так что мы видим, что размещенный в районе возможных боевых действий российский Тихоокеанский флот является лишь малой частью всего потенциала российских ВМС.

Попытка перебросить российский флот в Японию была бы масштабной задачей, связанной с риском. Перебросить на восток Северный флот можно было бы довольно просто при открытой навигации по Северному морскому пути (а она продолжается большую часть года). На переброску Балтийского флота потребуется больше времени. Чтобы перебросить по Северному морскому пути Черноморский флот (вокруг Европы), потребуется еще больше времени. Использовать для переброски Черноморского флота Южный морской путь (вокруг Индии), скорее всего, было бы нецелесообразно, поскольку еще до соединения ЧМФ с другими российскими флотами японские войска перехватили бы его где-нибудь южнее Японии. Что же касается Каспийской флотилии, она, скорее всего, осталась бы на месте.

Японцы сделали бы все возможное, чтобы вступить в бой с российскими войсками на Дальнем Востоке до того, как Россия сможет передислоцировать на Восток свои военно-морские силы, и, что более важно, свои ВВС. А это означает, что Япония сразу же начала бы бомбить российские порты военно-морские базы и авиабазы, и ей пришлось бы торопиться, поскольку счет шел бы не на недели, а на дни, после чего российские ВВС начали бы полномасштабные действия.

Правда, у японцев есть проблема. Дело в том, что их ВВС попросту не предназначены для нанесения ударов по наземным целям. Их основная задача — поражать цели в воздухе и на море. Они могли бы атаковать корабли в море. Но приближаться к кораблям, стоящим в портах, обходить российские системы противовоздушной обороны и издалека наносить удары по этим кораблям (в условиях помех от наземных объектов) им было бы крайне сложно. Времени на раздумья у Японии не было бы. Японцам пришлось бы нанести удар первыми, задействовав все имевшиеся у них силы, и делать это им надо было бы до того как Россия консолидирует свои силы. Размещенные на Востоке российские силы и системы ПВО были бы достаточно ограниченными. Как уже говорилось, у Японии в пять раз больше реактивных истребителей, чем есть у России (на Дальнем Востоке), к тому же, те несколько батарей С-400, размещенных Россией на Дальнем Востоке, рассредоточены вокруг различных важных объектов.

Япония пыталась бы наносить удары по целям, оперативно перебросить которые в другое место было бы сложно. Речь идет о кораблях, стоящих в портах, и бомбардировщиках. Для японцев нейтрализация этих объектов — в случае отсутствия собственных больших потерь — могла бы означать создание условий, в которых им было бы легче вести боевые действия дальше. Таким образом, японцы уничтожили бы ракетоносцы-бомбардировщики Ту-22М, находящиеся в составе авиации ВМФ, поскольку их база находится очень близко, а также две крупнейшие военно-морские базы.

Продвигаться дальше вглубь страны было бы очень опасно, поскольку для этого пришлось бы лететь над российской территорией, то есть, в зоне действия российских систем ПВО. Но приближаясь к береговой цели, японские самолеты в принципе могли бы «обойти» даже знаменитые российские ЗРК С-400, пролетев ниже радиолокационного горизонта. Но нанести массированный контрудар за один вылет невозможно. Для этого пришлось бы задействовать несколько десятков самолетов, на что ушло бы несколько часов. А за это время Россия уже направила бы на Восток подкрепление, то есть, в зоне боевых действий появились бы дополнительные российские истребители.

Самой серьезной проблемой Японии является ее политическая доктрина. После Второй мировой войны страна создавала свои вооруженные силы почти со связанными руками. Наступательные вооружения начали поступать в войска лишь примерно 15 лет назад. У Японии вообще нет специализированных крылатых ракет. Помимо многочисленных обычных неуправляемых, свободнопадающих авиационных бомб, которые Японии пришлось бы использовать в отсутствие лучших вариантов, у нее есть несколько управляемых бомб, включая бомбы с ИК системой наведения, и бомбы со спутниковым неведением, оборудованные американским комплектом JDAM.

С учетом военной доктрины Японии, у половины самолетного парка страны нет средств доставки управляемых бомб к цели. Их самолеты F-15 являются просто истребителями, а примерно 120 остальных реактивных истребителей выполняют еще и функции бомбардировщиков или штурмовиков. Поэтому самолеты F-15, скорее всего, обеспечивали бы прикрытие истребителей. Для полетов на низкой высоте и, возможно, даже бомбардировок с использованием свободнопадающих бомб и кассетных бомб задействовались бы самолеты F-2. А управляемые бомбы, укомплектованные системами JDAM, ставили бы на вооружение не столь многочисленных самолетов F-35 в тех случаях, когда надо было бы обеспечить малозаметность и наносить удары с большой высоты и с довольно безопасных расстояний.

Кроме того, даже против движущихся кораблей было бы в некоторой степени целесообразно использовать противокорабельные ракеты. Если это большой корабль и особенно если в районе его нахождения есть условия для полета, головка самонаведения вполне могла бы его обнаружить. А в более современных моделях японских ракет могут использоваться системы распознавание целей — GPS и ИК. Но их новейшая ракета, сверхзвуковая ASM-3, пока не используется.

Пока у русских не было возможности задействовать свои самолеты, они, скорее всего, попытались бы спрятать их и рассредоточить. Но спрятать или передислоцировать технику большого размера было бы не так просто. Вероятно, Япония смогла бы уничтожить часть находившихся в регионе бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-22М, десятки истребителей и несколько крупных кораблей, стоявших в портах или пытавшихся из них выйти. Но при этом она потеряла бы, наверное, нескольких десятков своих собственных самолетов.

Еще через день японцы, скорее всего, дальнейших атак не предпринимали бы. К этому моменту русские должны были бы направить в зону боевых действий 100-200 истребителей и, возможно, перебросить на грузовых самолетах дополнительные средства ПВО.

Единственный район, где японцы, вероятно, продолжали бы активно действовать, это мелкие Курильские острова, распложенные очень близко к их острову Хоккайдо. Вероятно, первый удар было бы легче всего нанести по группе островов Хабомаи. Сами по себе они особой ценности не представляют, но они могли бы стать для японцев дополнительными промежуточными базами при нападении на другие Курильские острова. Главным трофеем, конечно, был бы остров Кунашир. Он очень большой и на нем живут люди. На нем расположен большой гарнизон российской армии. Вместе с соседним островом Итуруп они [неразборчиво] присутствие России вблизи Японии. На этих островах Россия построила дома для размещения до 10 тысяч военнослужащих, но число русских, с которыми Японии пришлось бы там воевать, гораздо меньше — в настоящее время их там около трех с половиной тысяч.

На этих островах развернуты различные береговые ракетные комплексы с противокорабельными крылатыми ракетами. Это является еще одной причиной, почему Япония хотела бы избавиться от этих сил, чтобы иметь возможность направлять корабли своего флота из Тихого океана в Охотское море.

Но у Японии довольно небольшие десантные войска. Помимо нескольких небольших подразделений специального назначения, прошедших подготовку для проведения воздушно-десантных операций, его главным средством силового воздействия была бы единственная десантно-штурмовая бригада. Численность бригады довольно невелика, и она легко оснащена. Совершать прорыв и высадиться на остров Кунашир самостоятельно бригада не смогла бы. Ей должна была помочь десантно-штурмовая бригада быстрого реагирования. Ее численность тоже невелика, и с учетом расположения ее исходных позиций, ей, скорее всего, потребовалось бы больше времени, чтобы добраться до Курил. На самом деле подготовка операции по высадке десанта могла бы идти слишком медленно, поэтому, понадобилось бы провести вертолетно-десантную операцию. И при наличии возможности оперативно организовать транспортировку по воздуху или на небольших резиновых лодках можно было бы задействовать в этой операции любое подразделение, находившееся поблизости. Дело в том, что на организацию высадки десанта на близлежащие Курильские острова у японцев было бы время — несколько недель.

А у русских воздушно-десантные войска имеют большой численный состав и очень хорошо оснащены. И, наверное, даже можно было бы оперативно мобилизовать какие-то отдельные воздушно-десантные подразделения. Но на самом деле у России не было бы возможности отправить эти войска самолетами на острова, поскольку на начальных этапах войны контроль над этим районом полностью осуществляла бы Япония. 

Точно так же японцы контролировали бы и морские транспортные пути, расположенные близко к острову Хоккайдо. Поэтому Япония, наверное, даже смогла бы захватить несколько соседних Курильских островов до того как Россия смогла бы должным образом укрепить остальные. Но с этого момента война для Японии носила бы исключительно оборонительный характер. Россия не спешила бы. Чтобы стянуть силы и двинуться на японскую территорию, потребовалась бы вся ее мощь. Поэтому могла бы возникнуть необходимость в многомесячной подготовке, и в это время были бы возможны лишь отдельные столкновения в воздухе и на море. Через несколько недель после начала войны в какой-то момент на территории Японии сосредоточились бы российские ВВС практически в полном составе, и начались бы настоящие полномасштабные авианалеты российской авиации.

По численности ВВС России превосходят ВВС Японии в три раза. Обратите внимание, что в приведенных цифрах не учтены возможные потери на данный момент войны. Но русские не так сильны, как может показаться. Их истребители в среднем не столь современны. По количеству других современных истребителей Япония не так уж и отстает от России. Возможно, самым главным является то, что Россия пока не закупает современные ракеты класса «воздух-воздух» в больших количествах. Последний контракт о поставках таких ракет был подписан совсем недавно […]. Кроме того, значительную часть парка российских ВВС составляют только ударные самолеты. Для российского Дальнего Востока характеры огромные расстояния, но количество размещенных там авиабаз и аэропортов невелико. Добраться до острова Хонсю из большей части этих баз и аэропортов было бы довольно сложно. Поэтому угрозы регулярных ударов с воздуха для большинства японских авиабаз не было бы.

Самой большой угрозой изначально были бы удары ракетами, запускаемыми Россией за пределами зоны поражения ПВО Японии. У России есть примерно тысяча крылатых ракет и еще несколько сотен баллистических ракет «Искандер». Так что на начальных этапах войны после нападения русских многие японские порты и базы действительно были бы парализованы, оказавшись под градом российских ракет.

Невозможно точно сказать, какое количество средств ПВО Японии было бы задействовано для отражения ракетных ударов со стороны России по острову Хоккайдо и северной части острова Хонсю, а затем — заходов российских самолетов перед бомбежкой этих островов.

Система ПВО Японии очень надежна, и она включает в себя очень важные средства противоракетной обороны. Кроме того, ее дополнили бы многие японские военно-морские с очень мощными ракетными комплексами на борту. Использование этих кораблей вдали от японских берегов после нанесения Японией первых ударов было бы бесполезным. Русские с их подводными лодками и морской авиацией представляли бы слишком серьезную угрозу, поэтому японскому флоту пришлось бы ограничиться оборонительными действиями.

При этом самой большой угрозой для японского флота могли бы оказаться подводные лодки. Возможно, сосредоточить российский атомный подводный флот в зоне боевых действий удалось бы очень быстро. Он разнообразен, и не все подводные лодки можно было бы использованы одинаково. Особо ценные из них, ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (РПКСН), скорее всего, были бы в резерве или использовались не для нанесения ударов, а для прослушивания. Многоцелевые ударные субмарины с крылатыми ракетами (ПЛАРК) — быстроходные, довольно малошумные и с неограниченной продолжительностью автономного плавания — использовались бы в центре боевых действий и, вероятно, наносили бы противнику наибольший урон. И через месяц, после того как весь обычный подводный флот был бы сосредоточен в зоне боевых действий, к нему могли бы присоединиться и эти атомные подлодки. Но половину этого флота называют «военным ретро», а другую половину пока считают посредственными по сегодняшним стандартам подлодок без воздухонезависимых энергоустановок (AIP).

Весь японский флот подводных лодок в какой-то степени способствовал бы победе над российским подводным флотом, но главным средством воздействия, на который японцы сделали бы ставку, была бы их авиация. В качестве оружия, оставшегося со времен холодной войны и напоминающего о былых возможностях, Япония сохранила свой огромный парк противолодочных самолетов и вертолетов. Он даже больше российского парка. И российская противолодочная авиация вряд ли уцелела бы у берегов Японии под прицелом японских перехватчиков и средств ПВО. 

Реальных сражений между надводными кораблями практически не было бы. Из-за проблем с качеством судов и их недостаточного количества русские попросту не стали бы пытаться вывести свой флот из-под защитного зонтика ВВС.

Другой характерной особенностью ВМФ России является недостаточная дальность ракет, которыми вооружены ее корабли, и отсутствие у самих кораблей надежных средств ПВО. Следовательно, прибрежная зона, где они могли бы приблизиться к основной территории Японии, была бы быть довольно ограниченной и предсказуемой. Поэтому японцы могли бы сосредоточить в этой зоне всю мощь своих кораблей. Помимо многочисленного флота у японцев есть довольно много противокорабельных платформ большой дальности.

Поэтому воздушная война распространилась бы на остров Хоккайдо и Южные Курилы. Возможно, благодаря своим первоначальным ракетным ударам русские обеспечили бы себе локальное численное превосходство и приемлемое соотношение потерь. Но вскоре после этого, особенно поле того как русские попытались бы совершать полеты над территорией самой Японии и прочувствовали ли бы на себе, что представляет собой этот самый «зонтик безопасности», они стали бы терять больше самолетов, чем японцы. Японцы стали бы лучше ориентироваться в ситуации благодаря наличию у них большого количества РЛС, а русские в основном делали бы ставку на свои корабли, оснащенные системой раннего РЛ обнаружения, находящиеся в зоне боевых действий. И еще долго ничего не напоминало бы о превосходстве русских в воздухе над побережьем Японии.

Но ситуация на островах складывалась бы по-другому. Курильские острова, поначалу захваченные японцами, оказались бы в критическом положении. Со стороны Северных Курильских островов на штурмовых десантных катерах к островам, захваченным японцами, медленно приближались российские войска. Был бы предпринят штурм и в отношении японских островов Рисири и Рёбун. Поскольку русским не удалось добиться превосходства в воздухе, они не стали бы рисковать и проводить массированную высадку воздушного десанта, поскольку в ходе в такой операции их транспортные самолеты были бы обречены. А российский воздушно-десантный корпус является одним из сильнейших средств силового воздействия.

Если бы в ходе массированной высадки десанта каким-то образом удалось задействовать половину российских транспортных самолетов, русские смогли бы за один раз десантировать около 200 боевых гусеничных плавающих машин десанта (БМД) и примерно 10 тысяч военнослужащих. Как уже говорилось, такие высадки десанта — и вообще высадка такого количества войск и техники на японскую территорию — вряд ли увенчались бы успехом, возможно, за исключением указанных небольших островов и Южных Курил.

Не намного легче было бы и российской морской пехоте. Хотя численность их сил и средств весьма внушительна, они не могли бы рассчитывать на получение в свое распоряжение достаточного количества кораблей и лодок, которое позволило бы им избежать поражения на подступах к основной территории Японии и высадить большое количество войск.

Если предположить, что можно было бы как-то перебросить на Тихоокеанский театр военных действий все российские десантные корабли и катера, то это была бы довольно серьезная сила. Если бы две трети десантного флота каким-то образом смогли бы высадить войска и технику, то за один раз можно было бы десантировать восемь тысяч военнослужащих и около 270 легких боевых бронированных машин. В ходе последующих высадок, как всегда, можно было бы десантировать гораздо меньше сил и техники, поскольку основное место занимали бы боеприпасы, продовольствие и другие грузы. Свою роль сыграли бы и потери кораблей.

Япония, имеющая множество береговых радаров, установленных на всей территории, и значительное количество разведывательных спутников, могла бы легко обнаружить приближающиеся большие десантные флоты и соответствующим образом сосредоточить свои сухопутные войска. А российские власти не могли бы рассчитывать на установление достаточного контроля, необходимого для того, чтобы парализовать передвижение японцев у побережья.

Кроме того, определенную роль в обороне играли бы малые ракетные комплексы и ударные вертолеты.

Российский парк ударных вертолетов значительно больше. Но русским просто негде было бы базировать его основную часть, не считая небольшого числа аэродромов и вертолетных площадок на юге Сахалина и на Курильских островах. Если бы Россия попыталась направить войска на основную территорию Японии, они, несомненно, были бы разбиты. Сухопутные войска, независимо от того, что от них осталось, по-прежнему были бы оснащены довольно легкими системами. Они противостояли бы противнику, в значительной степени превосходящему их по численности и количеству техники, и не имели бы необходимой поддержки с воздуха.

Если речь идет о войне, которая продолжалась бы один год, то Россия просто не стала бы даже пытаться вторгаться на основную территорию Японии. Максимум, на что бы она пошла, это возвращение Курил, в ходе которого она, наверняка, понесла бы большие людские потери, чем Япония, поскольку к тому времени Япония увеличила бы численность войск за счет сил, размещенных до этого на этих южных Курильских островах. Скорее всего, были бы также захвачены острова Ребун и Рисири. В целом в результате потерь личного состава задействованные российские сухопутные войска могли бы сократиться в два раза, численность авиационной техники — в два с лишним раза. Но это означало бы, что парк японских ВВС в конечном итоге сократился бы до нескольких десятков единиц, при этом в российских ВВС, наверное, осталось бы около 300 старых самолетов. Они не смогли бы успешно противостоять по-прежнему опасным средствам ПВО Японии. Серьезные потери понес бы и ВМФ Японии, к концу первого года войны половина его кораблей, вероятно, были бы потоплены.

Не намного лучше обстояли бы дела и с российским ВМФ, учитывая, что большая часть российских подводных лодок была бы потоплена. Российский надводный флот продержался бы немного лучше, исключительно из-за того, что его вообще не задействовали бы в районах повышенной опасности. Поэтому, учитывая, что в конечном итоге абсолютные потери России были бы больше, и территориальные завоевания весьма незначительными, Россия в этом конфликте в лучшем случае довольствовалась бы ничьей, главным образом из-за того, что Япония в результате была бы полностью загнана в угол и могла бы лишь обороняться. 

Но если сценарий допускает дальнейшее продолжение этой войны еще на год или на несколько лет, то для России все сложилось бы иначе. Военно-промышленный комплекс России по объему производства мог бы значительно опередить ВПК Японии и медленно, но верно обеспечить модернизацию и замену техники и вооружений ВМФ, ВВС и ПВО. Через несколько лет Россия, наконец, смогла бы установить контроль на море и в небе, что было бы необходимым условием для начала массированного кровопролитного вторжения посредством проведения крупной десантной операции. Но все это выходит далеко за рамки данного сценария.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.