День рождения (имеется в виду День Независимости Украины, отмечающийся 24 августа, — прим. ред.) — это хороший повод оглянуться назад, посмотреть на собственные достижения и оценить путь, который был пройден.

Если оценивать изменения в секторе безопасности и обороны Украины, которые произошли за двадцать девять лет независимости, то можно констатировать, что наша страна следовала тяжелым путем изменений, а последние шесть лет еще в ускоренном темпе и в режиме противостояния внешней угрозе. В результате Украина стала весомым элементом системы региональной безопасности в Европе.

Советское наследие

После распада СССР в 1991 году Украина получила большой обломок Советской Армии. В частности, на территории Украины дислоцировалось три общевойсковые и три танковые армии, армейский корпус, четыре воздушные армии, одна армия противовоздушной обороны, ракетная армия, Черноморский флот, два узла системы предупреждения о ракетном нападении, другие военные формирования. Общая численность личного состава составляла более восьмисот тысяч военных, а на вооружении было шесть с половиной тысяч танков, семь тысяч бронированных машин, полторы тысячи самолетов, триста пятьдесят кораблей, одна тысяча двести семьдесят две единицы ядерных боеголовок межконтинентальных баллистических ракет.

В 1991 году Украина была ядерной державой, получив третий после США и РФ ядерный арсенал. Его основу составляло пять дивизий 43-й ракетной армии ВС СССР, на вооружении которой стояли стратегические комплексы стационарного базирования в шахтах, а также мобильные ракетные комплексы. В общем количестве Украина имела сто семьдесят шесть межконтинентальных баллистических ракет (сто тридцать межконтинентальных ракет РС-18 на жидком топливе с шестью ядерными боеголовками каждая и сорок шесть ракет РС-22 на твердом топливе с десятью боеголовками) и около двух с половиной тысяч единиц тактического ядерного оружия, а на вооружении военно-воздушных сил в то время находилось сорок четыре стратегических бомбардировщика (ТУ-95МС и ТУ-160) с боекомплектом до пятисот крылатых ядерных ракет.

Таким образом, двадцать девять лет назад Украина теоретически могла стать обладателем одной из сильнейших армий мира и активным игроком на международной арене, претендуя по военной мощи на третье место в мире.

Однако на практике, для молодой страны, ставшей на путь демократических преобразований, почти миллионная армия, которая в то время не могла считаться украинской, стала неподъемным бременем.

К слову, для того, чтобы в период трансформации постсоветского монстра в национальные вооруженные силы иметь гарантию неприкосновенности страны, Верховная рада Украины, которая в то время выступала драйвером создания украинского государства, была вынуждена даже организовать параллельную военизированную структуру — Национальную гвардию Украины, одной из основных задач которой была «защита конституционного строя Украины, целостности ее территории от попыток изменить их насильственным путем».

К тому же в мире не очень радовались возможности расширения ядерного клуба и появлению нового мощного игрока на мировой арене. А Российская Федерация, объявившая себя правопреемницей СССР, имела собственные планы на долю того, что получила Украина в наследство, в частности — на ряд стратегических военных компонентов и долю Черноморского флота. Следствием последнего, кстати, стало то, что вместо половины средств Черноморского флота при окончательном распределении в 1997 году Украине досталось лишь 18 процентов его корабельного состава и 50 процентов вооружений и военной техники.

Исходя из провозглашенных обязательств относительно безъядерного статуса (кстати, принцип безъядерности был закреплен уже в декларации о государственном суверенитете Украины от шестнадцатого июля 1990 года), Украина избрала компромиссный и наиболее реальный в тех условиях путь обеспечения своей безопасности — путь ядерного разоружения. Концепция его раскрывалась в формуле: ядерное разоружение в обмен на совместный контроль за этим процессом, финансовую компенсацию и гарантии безопасности.

Закономерным результатом такой политики стало подписание пятого декабря 1994 года президентом Украины Леонидом Кучмой Будапештского меморандума о безъядерном статусе Украины. Согласно этому документу, президенты США, Великобритании и России, а в их лицах и возглавляемые ими страны, обещали уважать независимость, суверенитет и границы Украины; воздерживаться от угроз силой, не использовать никакого оружия против Украины, отказываться от экономического давления, не использовать ядерное оружие против Украины и добиваться от Совбеза ООН срочной помощи в случае, если Украина подвергнется военной агрессии.

Эти гарантии и миф о действенности Будапештского меморандума были разрушены Россией уже через двадцать лет, именно тогда, когда ее агенты сделали все для того, чтобы Украина окончательно потеряла унаследованный потенциал, а своих приобретений не сделала…

1992-2013 — годы упущенных возможностей?

Развертывание вооруженных сил Украины, которое на первом этапе началось очень стремительно и имело определенные успехи, растянулось на много лет. А в отдельные периоды, особенно после назначения на пост министра обороны людей с паспортами РФ в кармане (Дмитрий Саламатин и Павел Лебедев, например) этот процесс можно было охарактеризовать не как строительство, а скорее, как разрушение. Одним из основных положений реформ в вооруженных силах Украины было сокращение, или оптимизация численности. И на начальном этапе становления украинской армии это было обусловлено не столько желанием избавиться от лишнего количества вооружений и военной техники и оптимизировать количество личного состава к возможностям бюджета по его содержанию, но и международными обязательствами.

В середине июня 1992 года Верховная рада Украины ратифицировала Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), которым определялись максимальные уровни вооружения и военной техники для Украины. На то время необходимо было сократить имеющееся количество танков на пять тысяч триста единиц, боевых бронированных машин — на две тысячи четыреста единиц, боевых самолетов — на четыреста семьдесят семь единиц.

Кстати, позже временная следственная комиссия Верховной рады Украины, которая была создана для проведения расследования сведений относительно фактов хищения в вооруженных силах Украины и подрыва обороноспособности государства в период с 2004 по 2017 годы пришла к выводу, что «в результате присоединения Украины к этому договору начался неконтролируемый процесс распродажи военной техники и имущества вооруженных сил Украины с баз, складов и арсеналов, реализации техники за пределы Украины, а так же изъятия, передачи в аренду и продажи недвижимого имущества бывшего Министерства обороны СССР, что в свою очередь создало условия для постепенного системного снижения уровня боеспособности вооруженных сил Украины».

Реформы, которые проводились в украинской армии, скорее были похожи на уничтожение оборонного потенциала страны — постоянное сокращение численности личного состава и техники, хроническое недофинансирование, полная разбалансированность оборонного бюджета, отсутствие адекватной боевой подготовки, отсутствие должного оснащения войск современными или, хотя бы, модернизированными образцами техники и тому подобное. В то время на Украине было множество разговоров о нецелесообразности иметь мощные вооруженные силы, активно муссировалась идея нейтральности, потом внеблоковости, что в итоге и нашло свое отражение в указе президента-беглеца Виктора Януковича. Но говоря об одном, забывали сказать о другом, что именно нейтральное или внеблоковое государство наоборот должно иметь сильные вооруженные силы, мощный резерв и силы территориальной обороны.

В то время постоянно менялись доктринальные документы (комплексные научные разработки), с регулярностью недофинансировались и не выполнялись в полном объеме программы развития ВС Украины, реформирования оборонной промышленности, развития вооружения и военной техники. Кроме того, нормативно-правовая база страны не отвечала тем вызовам и угрозам, с которыми сталкивалась Украина и, в первую очередь, с теми, которые генерировались РФ.

Имеющийся объем финансирования оборонных нужд позволял ВС Украины лишь удержаться на плаву, однако он постоянно сокращался — от 2,1 процента ВВП в 1992 году и до 1,11 процента ВВП в 2013 году. Оборонное планирование вошло в состояние так называемой «мертвой петли», так этот процесс охарактеризовал один из бывших министров обороны Украины, когда использование ограниченных ресурсов исключительно на содержание вооруженных сил не позволяло даже минимальное их развитие.

Вопрос боевой подготовки войск постепенно становился второстепенным. Содержание мероприятий учебной и боевой подготовки не соответствовало уровню потенциальных вызовов и угроз. Под конец 2013 года украинская армия дошла до того, что проводилась практика использования низкозатратных форм боевой учебы, прежде всего на учебной материальной базе. Масштабы практических мероприятий сводились к учениям по согласованию подразделений в тактическом звене (преимущественно применялись такие, которые не превышали уровни «экипаж — отделение — взвод»).

Если говорить об изменениях в структуре министерства обороны, генерального штаба, видов и родов войск, а также подходов к реализации боевой подготовки и заимствования международного опыта ведения боевых действий, то происходило это с переменным успехом, в зависимости от внешнеполитического курса государства. Как только страна сближалась с НАТО и двигалась на Запад — происходили реформы и некоторые изменения, удалялась — откатывалась назад к анахронизмам советского периода.

В результате, на начало российской агрессии система управления и уровень обученности украинской армии не отвечали вызовам и угрозам безопасности. Армия де факто стала представлять нечто урезанное, дезорганизованное и постсоветское, не способное обеспечить эффективное выполнение поставленных задач.

Справедливости ради следует сказать, что все это время вооруженные силы Украины активно приобщались к международной миротворческой деятельности и делали это в большинстве случаев качественно, служа примером для других стран и внося весомый вклад в повышение авторитета Украины на международной арене. Но полученный украинскими военнослужащими опыт участия в международных миссиях мало чем смог помочь в становлении собственно украинского войска, потому что военные контингенты формировались на временной ротационной основе и полученный отдельными военнослужащими опыт рассеивался с их возвратом в родные подразделения, а, в большинстве случаев и вообще терялся в связи с массовым увольнением миротворцев в результате их возвращения после выполнения миссий.

Если говорить об оборонной промышленности, то это отдельная и довольно сложная тема, но пронизана той же самой логикой, которая диктовалась скорее из Кремля — не допустить становления оборонного потенциала Украины. Вместо того, чтобы развиваться с учетом потребностей собственных вооруженных сил и силовых структур в целом, оборонка была, преимущественно экспортно-ориентированной, и в первую очередь существовала за счет воплощения желаний внешних потребителей. Новая или обновленная на отечественных предприятиях военная техника поступала в украинскую армию крайне редко и, в основном, в единичных экземплярах.

За постсоветский период (1992-2012годы) Украина вошла в группу ведущих мировых экспортеров оружия, однако этот потенциал больше базировался на продаже бывших в употреблении вооружений. Так, за это время на украинских предприятиях для поставок на экспорт были построены двести восемьдесят пять танков и четыреста тридцать БТР (имеются заказы еще на пятьдесят танков и пару сотен БТР). А вот из хранилищ ВС Украины за те же годы было продано за рубеж одна тысяча сто шестьдесят два танка, одна тысяча двести двадцать одна ББМ (БРДМ, БМП, БТР), пятьсот двадцать девять артсистем, сто тридцать четыре боевых самолета, сто двенадцать боевых вертолетов, значительное количество средств ПВО.

Около 80 процентов продукции — авиастроения, бронетанкостроения, кораблестроения, радиолокации, и т.п. — направлялось покупателям из стран Африки, АТР, Ближнего востока, а также в РФ и страны ближнего зарубежья. В отдельные годы доля экспорта продукции оборонных предприятий иногда достигала даже 95%. Большая доля продукции украинской оборонки экспортировалась в РФ, которая пыталась сохранить кооперационные связи, существовавшие со времен СССР, в интересах перевооружения собственных вооруженных сил, а также с целью сохранения и расширения экспортного потенциала.

Наконец, после долгих попыток со стороны РФ, предпринятых для замещения утраченных с появлением независимой Украины цепей производства, в Кремле была сделана ставка на восстановление полного контроля над украинской оборонной промышленностью. Не последнюю роль здесь сыграло создание надстройки, которая должна была взять под контроль все финансовые потоки украинских оборонных предприятий. Такой надстройкой стал созданный в 2010 году Государственный концерн «Укробронпром», первым главой которого стал Дмитрий Саламатин, а решимости в действиях ему добавлял паспорт гражданина РФ в кармане.

В итоге, когда возникла необходимость стать на защиту и оборону от российской агрессии в 2014 году к выполнению задач были готовы лишь отдельные части из состава вооруженных сил Украины. Если бы не патриотизм граждан с их желанием защитить страну от агрессии и международная поддержка, то ситуация могла стать намного хуже.

Российская агрессия, как катализатор перемен…

Российская агрессия против Украины стала катализатором значительных изменений в секторе безопасности и обороны страны, разделив историю его развития на период до и после 2014 года.

В 2014-2019 годах в сфере национальной безопасности и обороны Украины произошел ряд позитивных изменений, которые коснулись различных сторон деятельности министерства обороны и вооруженных сил страны, и, в первую очередь, системы управления.

Так, на сегодняшний день обновлены документы стратегического планирования. Принята новая редакция военной доктрины (2015), стратегия национальной безопасности (2015), стратегический оборонный бюллетень (2016), концепция развития сектора безопасности и обороны (2016). Завершающим элементом процесса стратегического планирования стал закон о национальной безопасности (2018). На законодательном уровне он закрепил евроатлантический курс развития страны, а также зафиксировал приоритеты развития сектора безопасности и обороны. Кроме того, были приняты отдельные ключевые документы, касающиеся развития вооруженных сил Украины, вооружения и военной техники, и оборонно-промышленного комплекса страны. Значительная часть указанных документов уже обновляется с учетом потребностей и вызовов современности. Фактически, Украина получила новую нормативно-правовую базу, позволяющую ей действовать, в том числе и силовым структурам, в условиях гибридной войны.

Претерпел существенные изменения и бюджет оборонного ведомства Украины. Начиная с 2014 года, он начал понемногу расти. Если в 2014 году министерство получило 26,9 миллиарда гривен (1,77 процента от ВВП), то в 2015 году уже 49,3 миллиарда гривен (2,67%), в 2016 году — 58,02 миллиардов гривен (2,57 процента), а в 2017 году уже 72,12 миллиарда гривен (2,53 процента). Показатели 2018-2019 годов стали рекордными — 94,92 и 103 миллиарда гривен, соответственно. Финансирование сектора безопасности и обороны Украины в 2020 году вообще является самым крупным за все годы независимости и составляет 246 миллиардов гривен, из которых 117,51 миллиарда гривен (почти 5 миллиардов долларов) получает оборонное ведомство.

Сейчас изменена общая структура украинского войска: к трем видам ВС добавлены отдельные рода войск — Силы специальных операций и Высокомобильные десантные войска (в ноябре 2017 года они были переименованы в Десантно-штурмовые). Сформированы почти два десятка боевых бригад, новые полки и батальоны, а также части оперативного, боевого, тылового и технического обеспечения. Количество личного состава возросло со 165 тысяч в 2013 до 246,7 тысячи в 2020 году.

Также появилось, хотя и не сразу, осознание того, что возникла острая потребность в проведении более глубинных, системных изменений в организации управления войсками путем разделения полномочий между теми, кто готовит и обеспечивает деятельность вооруженных сил и теми, кто непосредственно задействован в выполнении боевых задач и реализации военных операций. Именно это должно стать ключевым фактором в процессе создания действительно боеспособной армии.

В 2020 году были разделены полномочия главнокомандующего вооруженных сил и начальника генерального штаба вооруженных сил, а также произошло разграничение полномочий между органами военного управления, осуществляющих создание (развитие, подготовку, комплектование, обеспечение) и применение войск. В рамках адаптации системы управления к стандартам НАТО было создано ряд новых командований, в частности, Командование объединенных сил вооруженных сил Украины, командование медицинских сил, командование сил поддержки, командование войск связи и кибернетической безопасности вооруженных сил Украины. Переход всех структур и органов военного управления оперативного звена на J-структуры должен завершиться к концу 2020 года.

Численность мероприятий учебной и боевой подготовки в период 2014 — 2019 годов также выросла. Количество батальонных (дивизионных) тактических учений увеличилось с восемнадцати в 2014 до около трехсот в 2018 году, ротных тактических учения со ста девяносто двух до около восьмисот, летно-тактических учений эскадрилий с шести до четырнадцати. В 2018 году вообще была значительно повышена интенсивность боевой подготовки воинских частей и подразделений вооруженных сил. В течение всего года было проведено более шести тысяч основных мероприятий боевой подготовки, что на 20% больше по сравнению с предыдущим годом.

Военные уже готовятся в условиях, приближенных к реальной боевой обстановке, понимая вызовы и угрозы, а также соизмеряя собственные силы и возможности. Основной целью подготовки является обеспечение проведения не только Операции объединенных сил на востоке Украины, но и подготовка сил и средств к оборонительной операции по отражению широкомасштабной агрессии со стороны РФ против Украины.

Если раньше мероприятия боевой подготовки были сориентированы на проведение оборонительных мероприятий, то в 2019 году впервые начали отрабатывать наступательные действия. По убеждению военных армия должна уметь и проводить также и наступательные мероприятия в условиях современной маневренной войны. Кроме того, военные активно внедряют современные системы управления войсками, активное применение которых может поднять качество применения войск на новый уровень.

Важным аспектом подготовки сил и средств к отражению вооруженной агрессии стала подготовка сил территориальной обороны. На Украине создано двадцать пять бригад территориальной обороны. Их задача состоит в том, чтобы в пределах определенных районов и областей они будут осуществлять охрану важных государственных военных объектов. Они также будут бороться с диверсионно-разведывательными группами противника, незаконными вооруженными формированиями. То есть эти части значительно разгрузят войска, обеспечат им надежный тыл и позволят выполнять основную задачу. В 2019 году впервые были проведены учения именно с бригадами территориальной обороны, на которые некоторые бригады были практически отмобилизованы. Такая работа будет продолжена и в 2020 году.

Оборонная промышленность также оживилась, почувствовала свою необходимость и начала работать на удовлетворение внутренних проблем настолько насколько она способна, и даже больше. Появилось ряд новых игроков, а уже известные начали расширять спектр своей продукции. Частный сектор ОПК существенно вырос и, фактически, по количеству догнал государственный, а в последнее время даже перехватил инициативу по объему продукции и услуг. Так, если в 2015 году на государственный оборонный заказ на предприятия со склада ГК «Укроборонпром» приходилось до 67 процентов, а на другие компаний с различной формой собственности, в том числе частные, около 33 процентов, то в 2016 году этот показатель существенно изменился. Доля концерна уже составила лишь 53,3 процента, а для остальных уже — 47,7 процента. На сегодняшний день этот показатель находится на уровне 50 на 50. Идеи в частном секторе внедряются гораздо динамичнее, чем в государственном.

Украинские оборонные предприятия практически полностью отказались от российских комплектующих. В начале украинско-российской войны лишь 55 процента компонентов для военной техники и оружия производилось на Украине, 10 процента импортировалось из западных стран, 35 процента — из РФ. Сегодня, уже около 70 процента компонентов изготавливается на Украине, а 30 процента — на Западе. В 2015-2017 годах в программу импортозамещения привлечено четыреста предприятий всех форм собственности по всей Украине, которые производят более одной тысячи семисот замещенных узлов, агрегатов и комплектующих изделий. В частности, для бронетанковой отрасли на Украине выпускается уже около 87 процентов деталей и лишь 13 процентов — закупается у западных партнеров.

За последние четыре года появился ряд новых образцов ВВТ (вооружение и военная техника — прим. перев.), некоторые из которых уже поставляются в войска. Так, в стране появилась линейка разнообразных машин с колесной формулой 4х4: «Казак-2М», «БАРС-8», «Кугуар», «Спартан» «Тритон». Успешно применяются по назначению БПЛА А1-С «Фурия» «Spectator-M» PD-1, «Валькирия» и другие. Комплексов было поставлено не много, однако главное, что ситуация в войсках в этом вопросе уже начала меняться. Кроме того, созданы комплексы борьбы с БПЛА «Анклав», «Облако» и другие. Реализуются новые проекты по модернизации вертолетов Ми-2МСБ и Ми-8МСБ-В. Предприятиями из состава ГК «Укроборонпром» разработан первый украинский боевой робот «Фантом», новая версия БТР-4 — БТР-4МВ1, РЛС 80К6Т и многое другое. В войска уже поставляются созданные во времена независимой Украины ПТРК «Стугна-П», автоматы «Вулкан», бронетранспортеры 8Х8 БТР-4 и БТР-3 и другое вооружение, и техника. На сегодняшний день реализуется три важных проекта, которые, по сути, станут оружием сдерживания — создание ракеты «Ольха» для системы на базе РСЗО «Смерч», крылатой ракеты «Нептун» и МФРК «Гром-2».

Сегодня Украина может самостоятельно обеспечить потребности армии на 40 процентов, при том, что ранее этот показатель составлял 8-12 процентов. Ситуация изменилась к лучшему, и во многом — благодаря частным компаниям.

Для того, чтобы оборонная промышленность Украины максимально была заточена под нужды обороны и безопасности страны она сейчас нуждается в дальнейших реформах. И драйвером этих реформ должно стать Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности, во главе с вице-премьер-министром, которое после длительных дискуссий все же было создано. Сейчас ко времени и оборонно-промышленная реформа, которая должна заложить основы для дальнейшего развития высокотехнологичных Вооруженных сил на основе имеющегося на Украине промышленного, технологического и интеллектуального потенциалов.

В целом усилия по внедрению реформ в секторе обороны и безопасности, а также постепенное ежегодное приближение страны к стандартам НАТО во всех сферах, которое осуществляется путем выполнения Годовых национальных программ сотрудничества Украина-НАТО, не остались не замеченными внешними игроками и двенадцатого июня 2020 года Североатлантический совет предоставил Украине статус партнера с расширенными возможностями (Enhanced Opportunities Partner, АТАКИ). До этого такой статус имели лишь несколько стран, в частности Грузия, а также страны-члены ЕС Швеция и Финляндия. Этот статус является признанием вклада Украины в коллективную безопасность на континенте и в мире в целом, подытоживает уже выполненный на Украине объем работ и свидетельствует о высоком доверии и уважении со стороны партнеров, которые в тяжелые времена не оставили нашу страну наедине с российским агрессором.

Вывод

Путь становления сектора безопасности и обороны Украины был продолжительным, извилистым и не легким. Но приложенные за двадцать девять лет усилия и необходимость с оружием в руках отстаивать независимость и территориальную целостность страны содействовали тому, чтобы вооруженные силы Украины превратились из обломка советского войска в современную вооруженную, экипированную, подготовленную и что самое главное, мотивированную армию, которая знает цену неверных решений и поражений и ни при каких обстоятельствах их не повторит. Эта армия сейчас сдерживает численно превосходящего противника от расширения агрессии и готовится к тому, чтобы способствовать восстановлению территориальной целостности нашей страны. Претерпели позитивные изменения и другие составляющие сектора безопасности и обороны Украины. Сама же Украина превратилась из страны, которая не могла определиться с собственной ориентацией, в страну, которая с оптимизмом смотрит в будущее и стремится стать полноправным членом Европейского союза и Североатлантического альянса, достижение этого и хочется пожелать нашей стране в очередной ее день рождения!

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.