«Космос 2542», российский спутник, доставленный в космическое пространство с помощью ракеты-носителя «Союз» 25 ноября прошлого года, «очень похож на русскую куклу-матрешку», сказал в феврале генерал Джон Реймонд (John Raymond), командующий Космическими силами Соединенных Штатов. Спустя 11 дней после его запуска он выпустил из себя еще один спутник, получивший обозначение «Космос 2543». Предложенная генералом Реймондом аналогия оказалась даже более подходящей, чем он предполагал. 15 июля, сам «Космос 2543», находясь над территорией Северной Европы, исторг из своего чрева еще один объект, скорость движения которого превысила 140 метров в секунду.

Россия утверждает, что речь в данном случае идет о «небольшом космическом объекте», задача которого состоит в инспектировании других спутников. Ерунда, говорит Америка; это был снаряд (projectile). «Таким образом русские сигнализируют миру, что они способны уничтожать спутники на орбите с помощью других спутников, — сказал 24 июля, не скрывая своей озабоченности, Кристофер Форд (Christopher Ford), высокопоставленный чиновник Госдепартамента, занимающийся проблемами контроля над вооружениями. — Их действия вызывают озабоченность, они являются провокационными, опасными и неблагоразумными».

На самом деле, Америка тоже вносит свою лепту в игру мускулами в космосе. В период холодной войны Америка и Советский Союз разработали огромное количество способов для того, чтобы взрывать, таранить и ослеплять вражеские спутники, в том числе с использованием ядерного оружия. Обе стороны провели два десятка испытаний противоспутниковых систем, десять из которых были кинетическими, то есть предполагалось физическое воздействие на объект. Эти данные приводят эксперты некоммерческой организации Secure World Foundation (SWF).

Это соперничество сошло на нет в 1990-е годы, однако спутники стали играть жизненно важное роль в гражданской жизни и в военных операциях, они обеспечивали все — от обычных услуг навигации до телемедицины на поле сражений, и поэтому они стали еще более важными мишенями. Китай провел 10 испытаний за последние 15 лет, в том числе одно весьма впечатляющее кинетическое в 2007 году, в результате которого образовалось огромное облако космических обломков, что заставило Америку на следующий год провести свою собственную операцию такого рода. Индия провела свое первое кинетическое испытание в 2019 году. Некоторые страны тоже осуществляли маневрирование своих спутников вблизи других аппаратов, и иногда это делалось в провокационной манере. Лазеры (они тоже проходят испытания) и кибератаки (получить информацию о них сложно) представляют собой более дешевый способ уничтожения объектов в космосе.

Соперничество на орбите, несомненно, связано с определенными рисками. При уничтожении спутников — либо во время испытаний в мирное время, либо в яростном угаре в ходе войны — образуются обломки. Многочисленные обломки, образовавшиеся в результате уничтожения Китаем своего спутника в 2007 году, будут оставаться на орбите еще более века, и они представляют собой угрозу для других объектов. Существует особенно опасный сценарий, получивший название синдром Кесслера (Kessler syndrome), в соответствии с которым космических обломков может оказаться так много, что одно единственное столкновение может вызвать каскадный эффект, и в результате целый ряд орбит уже нельзя будет использовать. Угрозы, возникающие для некоторых спутников, вызывают сильное беспокойство на Земле, поскольку спутники выполняют чувствительные миссии — следят за запусками ракет с ядерными боеголовками и передают приказы о нанесении ядерного удара.

Большое беспокойство вызывает то обстоятельство, что существует очень мало законов и договоренностей относительно гонки вооружений в космосе. Дональд Трамп, сообщая два года назад о своем приказе Пентагону относительно создания Космических сил, нового вида вооруженных сил, подчеркнул, что Америка будет добиваться «господства в космосе». Другие державы не делают подобных заявлений, однако их действия говорят сами за себя.

Договор о космосе 1967 года запрещает иметь на Луне (а также на других небесных телах) оружие, базы и проводить «военные маневры». Что касается околоземной орбиты, то под запрет попадает только ядерное оружие. Россия и Китай уже давно выступают в поддержку заключения нового договора, который запретил бы любое оружие в космосе. Обе эти страны считают, что таким образом можно будет помешать Америке разместить на орбите противоракетные системы, которые будут представлять опасность для ядерных сил Москвы и Пекина. Америка и ее союзники с насмешкой относятся к этой идее. Они считают, что выполнение такого договора нельзя будет проверить — и поэтому существует возможность обмана. Частично это объясняется тем, что, как подчеркивает Форд, «любой способный двигаться объект в космосе может быть весьма эффективно использован в качестве космического оружия».

В противовес такого рода договору, европейцы предлагают добровольный и необязательный к исполнению кодекс поведения. Значительное большинство незападных стран предпочитают наличие формального договора, считает Дэниел Поррас (Daniel Porras) из НКО Secure World Foundation. Хотя большинство этих государств сегодня не являются космическими державами, многие из них, по его мнению, станут таковыми в будущем, и поэтому их участие важно.

Группа назначенных государствами экспертов регулярно встречается в ООН для обсуждения этих вопросов, и последняя по времени такого рода встреча состоялась в прошлом году, однако никакого консенсуса достигнуто не было. Чтобы вырваться из возникшего тупика, Британия в этом месяце опубликует проект резолюции ООН, в котором будет содержаться призыв ко всем странам высказать свое мнение по поводу ответственного и угрожающего поведения в космосе, а результаты этого опроса будут изложены в докладе генерального секретаря ООН и в следующем году будут представлены на Генеральной ассамблее.

27 июля американские и российские официальные лица провели в Вене 13-часовой «обмен мнениями по вопросам безопасности», и это первые такого рода переговоры за последние семь лет. Обе стороны, по данным Госдепартамента, договорились продолжить переговоры, целью которых является «сокращение риска неверного понимания, а также предотвращение связанных с космосом инцидентов, разрешение возникающих вопросов и предотвращение непреднамеренной эскалации».

В документе по вопросу об оружии в космосе, опубликованном 24 июля, Форд ссылается на договоренности времен холодной войны, включая Соглашение об инцидентах на море 1972 года (Incidents at Sea Agreement), которое запрещает Америке и Советскому Союзу проводить имитацию атак на корабли друг друга, осуществлять над ними «фигуры высшего пилотажа», а также требует сохранять безопасную дистанцию при проведении шпионских миссий. Форд называет это соглашение «полезным прецедентом для космоса», которое поможет выработать новые правила поведения. Все это внушает оптимизм, однако нельзя рассчитывать на то, что это приведет к появлению нового международного закона, особенно в настоящее время, когда разрушаются другие договоры в области контроля над вооружениями.

Тем не менее, космос не является юридическим вакуумом. В мирное время Устав ООН, Договор о космосе и Устав Международного союза электросвязи (International Telecommunication Union) — все они вводят разного рода ограничения относительно того, что могут и чего не могут делать космические державы. Так, например, одна из статей Договора о космосе гласит, что государства должны проводить консультации с другими участниками, если они собираются сделать что-то, что «могло бы стать причиной потенциально вредного вмешательства», включая проведение противоспутниковых испытаний (это правило редко соблюдается). В военное время Международное гуманитарное право (International Humanitarian Law), которое иногда еще называют Правом вооруженных конфликтов (Law of Armed Conflict) вступает в силу на Земле. Это право основано на таких принципах как проведение различия между военными и мирными жителями, оно предусматривает определенные ограничения с целью сокращения жертв среди мирных жителей, а также пропорциональность между гражданским ущербом и военным наступлением. Однако не всегда ясно, каким образом это гуманитарное право будет действовать в космосе, где нет человека.

Военнослужащие в ходе кризиса или военных действий не имеют времени для того, чтобы конвертировать абстрактные юридические принципы в практичные советы. В прошлом этот разрыв заполнялся уставами, написанными правовыми и техническими экспертами, и они представляли собой неофициальное, но влиятельное руководство в определенных областях, включая войну на море. Наиболее известным из недавних правил является Таллинское руководство (Tallinn Manual), которое было опубликовано в 2013 году и дополнено в 2017 году. В нем содержатся указания на то, каким образом существующее международное право применяется в области киберопераций.

Такого же рода усилия предпринимаются в настоящее время в области космоса. Руководство по применению международного права в отношении военного использования космического пространства (Law Applicable to Military Uses of Outer Space — MILAMOS) разрабатывается специалистами Университета Макгилла (McGill University) в Монреале, а Руководство Вумера (Woomera Manual) разрабатывается экспертами Университета Аделаиды (University of Adelaide). Обе группы надеются опубликовать свои документы уже в следующем году.

В космической области существуют особо тернистые вопросы, считает Хитоши Насу (Hitoshi Nasu) из Университета Эксетера (University of Exeter), один из руководителей проекта Вумера. «Традиционно, особенно в земном контексте, единственный вопрос состоит в том, является ли объект нападения законным, или нет. В космосе возникает требующий своего решения дополнительный вопрос: Кто будет жертвой проводимой атаки?».

Космические объекты нередко являются собственностью нескольких государств. Австралия и Америка вместе используют определенные частоты в области военной спутниковой коммуникации. Часто эти системы являются двойного назначения, и на одной космической платформе (bus), могут размещаться как военные, так и гражданские датчики. В последнее десятилетие Пентагон разместил свое оборудование на трех коммерческих спутниках и, кроме того, он планирует за плату использовать в этих целях японские гражданские спутники. Даже сугубо военные спутники могут выполнять жизненно важную роль — в качестве примера можно привести находящуюся в распоряжении американских военных сеть спутников системы позиционирования GPS.

Даже если государственная принадлежность спутника и его роль четко обозначены, определить проводимую им атаку и ее законность значительно сложнее. Специалист по юриспруденции Майкл Шмитт (Michael Schmitt) и Киаран Тинклер (Kieran Tinkler), британский офицер Военно-воздушных сил и преподаватель Военно-морского колледжа (US Naval War College), указывают на отсутствие ясности в вопросе о том, является ли глушение коммуникационных связей гражданского спутника нарушением правила, запрещающего подвергать атаке гражданские объекты.

По их мнению, подрыв военного спутника может считаться (а может и не считаться) неразборчивой (и, следовательно, незаконной) атакой, и все зависит от того, можно ли вывести его из строя другими способами, сколько возникнет обломков и как скоро они сгорят, или, как это было в случае с китайским спутником, эти обломки будут находится на орбите в течение многих лет. «Обломки, возникшие в результате такого взрыва, будут находиться на орбите и угрожать всем другим объектам в будущем, — отмечает Крис Джонсон (Chris Johnson), эксперт в области космического права и консультант проекта MILAMOS. — Космическое пространство весьма хрупкое».

Насу считает — кому-то это может показаться удивительным, — что крупнейшие державы искренне заинтересованы в выполнении требований международного права в условиях войны, потому что никто не хочет давать противнику оправдание для того, чтобы нарушить эти правила. «Когда я говорю с китайскими учеными, некоторые из которых работают на правительство или на Народно-освободительную армию Китая, они видят пользу в Международном гуманитарном праве и изучают этот предмет». Более каверзный, по его словам, вопрос — и, возможно, самый актуальный — состоит в определении каждодневных правил в мирное время, еще до вступления в силу законов войны, и это может помочь, в первую очередь, избежать конфликта.

Важным и актуальным остается вопрос о том, как близко один спутник может приблизиться к другому, и в какой момент это сближение может представлять собой угрозу. В январе нынешнего года Америка пожаловалась на то, что спутники «Космос 2542» и «Космос 2543» преследовали американский шпионский спутник, и делали это «необычным и тревожным» образом (американские спутники в прошлом тоже подходили на близкое расстояние к спутникам других стран). Поскольку космос, по выражению наблюдателей в космической области, становится все более «перегруженным и оспариваемым», дипломаты и юристы должны определить свою часть работы по этому вопросу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.