Станет ли российская подводная лодка «Хабаровск» новым вызовом для НАТО? Да. Изменит ли она нынешнюю расстановку сил? Нет.

Я пишу об этом в свете предстоящих морских испытаний «Хабаровска». Изначально испытания назначили на конец июня, но отложили на неопределенный срок. Однако, учитывая стержневую роль подводных лодок в военной политике Владимира Путина, она будет развернута при первой же возможности. Российские чиновники, говоря о подводной лодке, не скрывают ликования.

Чем это чревато для НАТО и Америки?

Превосходный аналитик подводной войны Эйч Ай Саттон (H. I. Sutton) назвал эту лодку новым и трудным противником и предположил, что она во многом определит 2020-е годы. Саттон подчеркивает, что «Хабаровск» будет вооружен ядерной беспилотной торпедой «Посейдон» (Kanyon по классификации НАТО). Эта торпедная система предназначена для уничтожения американских городов и военно-морских баз в военное время.

Я на этот счет переживаю куда меньше.

Хотя «Хабаровск» впечатляет сильнее, чем другие подводные лодки российского флота, баланса сил он не изменит.

Во-первых конструкция корпуса и акустические характеристики «Хабаровска» совпадают с российскими атомными подводными лодками с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) проекта 955 «Борей». Хотя благодаря «Борею» российская стратегическая угроза перешагнула предел возможностей позднесоветского периода, американским, британским и французским аналогам эти подлодки по-прежнему уступают. Акустическую сигнатуру лодок класса «Борей» ВМС США уже зафиксировали и могут по необходимости развернуть за ними пристальную слежку. То же справедливо и для «Хабаровска» — как только начнутся морские испытания в непосредственной близости от Баренцева моря.

Даже ядерную систему «Посейдон» нельзя назвать критической проблемой.

Эта система призвана подорвать стратегический ядерный потенциал НАТО в серой зоне между полномасштабной ядерной войной и обычным конфликтом. К счастью, США упрочили свои возможности противостоять этой угрозе. В первую очередь это связано с решением администрации Трампа создать ядерные силы, — помимо прочего туда вошли и подводные лодки, которые могут помериться силами с Россией в области ограниченной ядерной войны.

Тем не менее для усиления сдерживающего эффекта предстоит предпринять и другие шаги. Президент Трамп (или, Джо Байден, если победит) должен четко дать понять, что любой ядерный удар России по материковой части США (будь то по городу или военно-морской базе) повлечет за собой усиленное ядерное возмездие и удар по российским материковым целям. Путин знает, что полномасштабную ядерную войну с Америкой ему не выиграть, поэтому решающим фактором может стать установление четких красных линий сдерживания и эскалации.

В этой связи следует отметить еще один момент.

Россия ловко сосредоточила свои ресурсы на подводной войне. В последние годы российский флот значительно улучшил свой оперативный темп и радиус подводных операций. Помимо прочего, Москва способна выводить из строя коммуникационные кабели и мобилизовать ПЛАРБ в Атлантическом океане за короткие сроки.

США должны извлечь из этого выводы.

Превосходство под водой по-прежнему за ВМС США, но их система закупок чересчур жесткая. Если бы в рядах командования было больше самобытных мыслителей и стратегов вроде Джона Пола Джонса (John Paul Jones) и Горацио Нельсона (Horace Nelson), они бы резко сократили операции с участием авианосных групп и вкладывали бы гораздо больше ресурсов в новые подводные сенсорные и боевые платформы, как пилотируемые, так и беспилотные.

Увы, пока не грянет война с Китаем и не пойдет на дно целый авианосец, потопленный баллистическими ракетами, они могут и не прозреть.

Пока что вывод такой: преимущество под водой по-прежнему на стороне Америки, но вот надолго ли — неизвестно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.