Каждый год шведское оборонное сообщество собирает в Сэлене в горах Швеции 350 человек, чтобы в течение трех дней обсуждать с ними вопросы шведской безопасности. В этом году эта конференция проходила с 12 по 14 января.

Она представляет собой типично шведское мероприятие. Его организацией занимается не правительство страны и не какая-то политическая партия, а неправительственная организация «Folk och Försvar» («Народ и оборона»), в состав которой входят 99 НПО. И на этой конференции в обычно космополитичной Швеции все доклады и все дискуссии ведутся на шведском языке. Функции председателей выполняют король Карл XVI Густав и кронпринцесса Швеции Виктория, что подчеркивает важность происходящего.

После того как в феврале 2014 года Россия начала свою агрессивную кампанию против Украины, отношение шведов к вопросам обороны претерпело существенные изменения. Подобно многим другим европейским странам, Швеция последовательно проводила политику разоружения на протяжении четверти века после окончания холодной войны, и ее военные расходы снизились до 1% от ВВП.

Действия России в отношении Украины пробудили Швецию. Шведы расстроились, а финны забеспокоились. Наряду с Польшей и тремя государствами Балтии Швеция стала одной из тех стран Евросоюза, которые активнее всего настаивали на санкциях, введенных против России в связи с ее действиями на Украине.

В сугубо шведской манере все восемь политических партий, входящих в состав парламента, приняли участие в совместной комиссии по вопросам обороны (Defense Commission), придя к выводу о росте угрозы со стороны России для Швеции. В связи с этим Швеции необходимо резко увеличить свои военные расходы. И этот новый шведский консенсус проявил себя в полной мере.

Человеку со стороны, вероятно, было довольство странно наблюдать за тем, как в Сэлене один влиятельный швед за другим вставали и рассказывали о военной угрозе со стороны России. Три ключевых шведских министра — социал-демократа — поступили так же. Министр обороны Швеции Петер Хультквист (Peter Hultqvist) уже давно заслужил репутацию приверженца жесткой линии, но министр иностранных дел Анн Линде (Ann Linde) многих удивила, когда она высказалась в адрес России с той же жесткостью, что и Хультквист, и подчеркнула, что Крым принадлежит Украине. Ее предшественница Мона Вальстрём (Mona Wallström) высказалась бы гораздо мягче. Министр внутренних дел Микаэль Дамберг (Mikael Damberg) тоже выбрал жесткую линию, призвав к значительному усилению полиции. На этой конференции мало кто говорил о таких угрозах, как исламистский терроризм или Китай, хотя о них все же упомянули.

Что любопытно, двое членов парламента левого толка (то есть коммунистов) заняли такую же жесткую позицию в отношении российской угрозы, как и двое членов парламента от правой популистской партии «Шведские демократы». В Европейском парламенте обе эти партии зачастую голосуют так же, как пророссийские партии, но внутри Швеции они не решаются на подобное. Консенсус оказался весьма впечатляющим, несмотря на присутствие 350 представителей самых разных неправительственных организаций и партий.

Консенсус комиссии по вопросам обороны сводился к тому, что к 2025 году военные расходы Швеции необходимо увеличить на 50%, то есть с 1% ВВП до 1,5% ВВП. Все докладчики с этим согласились. Представители четырех несоциалистических партий, которые не попали в правительство, призвали к удвоению расходов Швеции на оборону до 2% ВВП уже к 2030 году. Представители правящих социал-демократов заявили, что пока слишком рано принимать подобное решение, однако они не стали активно возражать против него.

Шведская политика обычно выглядит именно так: когда возникает импульс для изменений в политике, сразу же формируется новый консенсус. Однако довольно трудно с ходу расставить все по своим местам и проработать все нюансы. Двумя важнейшими вопросами остаются военные альянсы и военная стратегия.

После начала российской кампании против Украины в 2014 году многие уважаемые шведские специалисты в области внешней политики стали призывать к вступлению Швеции в НАТО. Их поддержали четыре несоциалистические партии, однако это предложение не нашло весомой поддержки среди социал-демократов. Последние несколько лет вопрос о вступлении Швеции в НАТО является предметом серьезных разногласий — к примеру, в этом году несоциалисты снова заявили о своем стремлении добиться вступления Швеции в НАТО, а социал-демократы попытались мягко уйти от этой темы. Тем не менее, все они поддерживают двустороннее военное сотрудничество с Соединенными Штатами и Финляндией.

Менее очевидной темой для дискуссий стал вопрос о том, какая система обороны потребуется Швеции в будущем. Генерал Микаэль Бюден (Micael Bydén), главнокомандующий вооруженными силами Швеции, дипломатично высказался об увеличении вооруженных сил. Однако в ходе дискуссий между политиками и представителями армии возникли разногласия. Военные предпочитают придерживаться традиционной линии и сосредоточиться главным образом на противовоздушной и береговой обороне, тогда как политики, большинство из которых побывало на Украине, в гораздо большей степени обеспокоены эффективностью наземной обороны в Стокгольме и Готланде — острове посреди Балтийского моря.

Человек, побывавший в Швеции последний раз шесть лет назад, сегодня сразу же заметит смену настроений. Хотя шведская система обороны остается минимальной, перемены в оборонной политике очевидны, и теперь для нее характерны сосредоточенность на российской угрозе, готовность увеличивать военные расходы и широкий политический консенсус.

Андерс Ослунд — старший научный сотрудник Атлантического совета и автор книги «Кумовской капитализм в России: путь от рыночной экономики к клептократии» (Russia's Crony Capitalism: The Path from Market Economy to Kleptocracy).

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.