Президент России Владимир Путин назвал в качестве приоритетных задач повышение боеспособности российского военно-морского флота. Но недостроенные корпуса трех ракетных фрегатов на верфи в Балтийском море доказывают, что легче сказать, чем сделать. Корабли предназначены для Черноморского флота РФ. Но они стали жертвами санкций, которые Украина ввела после того, как российская армия аннексировала украинским Крым и развязала войну. Киев запретил продавать украинские двигатели агрессору, оставив российские корабли без необходимой составляющей.

Поскольку Москва не смогла найти замену двигателям для фрегатов проекта 11356 (головной сторожевой корабль «Адмирал Григорович»), строительство остановилось. Россия сейчас сокращает потери и продает три корабля Индии без двигателей. Украинские санкции создают проблемы для российского флота, но не только они. По разным причинам Кремль предстал перед целым рядом проблем в получении нового оборудования, которые касаются также сухопутных и военно-воздушных сил.

Складывается впечатление, что российская армия не такая боеспособная и современная, какой она кажется во время ежегодных парадов на Красной площади. Ее способность проецировать силу с помощью конвенционального оружия весьма ограничена.

«Всегда нужно отделять реальность от витрины, — сказал изданию редактор журнала «Арми экспортс» (Army Exports) Андрей Фролов. — Красная площадь — это витрина. Это вроде муляжей в ресторанах Японии. Если смотреть на Красную площадь, то это муляж, а не блюдо».

Западные дипломаты и военные эксперты говорят о том, что Путин пытается продемонстрировать силу своей армии, чтобы улучшить имидж своего режима как внутри России, так и за рубежом. Но на самом деле обновление российской армии происходит значительно медленнее, чем в Китае.

«Проблемы Москвы означают, что ее способность проецировать неядерную военную силу, что она пытается делать на Украине и в Сирии, не такая большая, как Кремлю хотелось бы, чтобы мир считал», — сказал изданию неназванный западный чиновник.

В своем выступлении в среду Путин не упомянул о проблемах с двигателями для ВМФ, сосредоточившись вместо этого на том, что флот должен получить семь новых многоцелевых подводных лодок раньше времени и 16 новых надводных кораблей к 2027 году.

Расходы на оборону резко выросли при Путине. Но российские чиновники и военные эксперты говорят, что Москве на самом деле не хватает современных производственных мощностей и квалифицированных специалистов, а также денег, чтобы исправить постсоветский упадок армии.

Фролов отметил, что Россия успешно произвела опытные образцы новых систем вооружения, и изо всех сил пыталась перейти на их серийное производство. Это не значит, что российские военные — это не та сила, с которой не нужно считаться. Некоторые из российских систем вооружений, таких как системы ПВО С-400, представляют собой технику мирового класса. Путин также много вложил в ракетные технологии, разрабатывая новые гиперзвуковые системы.

Но военно-воздушные силы, ВМС и сухопутные войска испытывают серьезные проблемы с перевооружением. Новый стелс-истребитель Су-57 совершил свой первый полет 9 лет назад. А супертанк Т-14 «Армата» дебютировал на Красной площади четыре года назад. Однако, ни то, ни другое армия России не получит в значительном количестве, говорят правительственные чиновники.

Беспорядок в ВМФ

Программа по строительству самого современного российского фрегата-невидимки была парализована санкциями — еще до того, как санкции были введены. Потребовалось 12 лет, чтобы построить головной корабль «Адмирал Горшков», который введен в строй прошлым летом.

Россия надеется пополнить свой флот еще 14-ью кораблями такого класса, но не имеет двигателей для 12 из них. Москва пытается строить собственные газотурбинные двигатели и создать собственную производственную базу полного цикла.

Эта задача была передана авиастроительному предприятию НПО «Сатурн», входящему в Ростех, промышленному конгломерату, возглавляемому Сергеем Чемезовым, который вместе с Путиным работал в КГБ.

Илья Федоров, теперь уже бывший директор «Сатурна», в 2014 году заявил, что у него есть опасения по поводу затрат, и компания не смогла поставить первые двигатели в 2017 году. Федоров тогда заявил российскому агентству «Интерфакс», что «все наши корабли работают на этих (украинских) турбинах, и если мы не сделаем свои, то все остановится». Федоров больше не работает в компании.

Виктор Поляков, нынешний директор «Сатурна», заявил в начале прошлого года, что опытные образцы трех новых типов двигателей прошли испытания и началось серийное производство. Чемезов сказал «Рейтер» на военной выставке в Абу-Даби в феврале, что определенное количество двигателей было передано Военно-морскому флоту. Но ни один из них еще не был установлен на фрегаты.

«Мы считаем, что Россия начнет полноценное серийное производство не ранее, чем, как минимум, через пять лет», — сказал Сергей Згурец, директор Украинского консалтингового агентства «Дефенс экспресс» (Defense Express).

Алексей Рахманов, глава Объединенной судостроительной корпорации России, заявил в декабре, что первый двигатель российского производства должен быть установлен на четвертый из 14 фрегатов в «самое ближайшее время»».

Даже если это произойдет, по мнению Игоря Пономарева, главы петербургского судостроительного завода, производящего новые фрегаты, в которых применяются стелс-технологии, корабль будет построен не ранее конца 2022 года. Остальная часть программы, вероятно, растянется на 2030-е годы.

Проблемные стелс-истребитель и танк

Россия испытывает проблемы и с новейшим истребителем-невидимкой Су-57 «Сухой». Изначально предполагалось, что Минобороны закупит около 150 Су-57 пятого поколения, но представители оборонной промышленности и правительства говорят, что в этом году ожидается только один самолет — первый серийный. На очереди — еще 14 машин. Эксперты говорят, что затраты на серийное производство нового самолета находятся просто за пределами возможностей России.

Планы по российскому супер-танку также провалились. Олег Сиенко, бывший директор завода по производству нового танка Т-14 «Армата», заявлял, что в 2016 году Путин одобрил покупку 2 тысяч 300 «Армата». С тех пор были испытаны различные прототипы, но танк пришлось переработать.

Первые 12 серийных танков из запланированных 100 армия получит только к концу этого года, сообщили в феврале газете «Известия» источники в Минобороны.

Доктор Ричард Коннолли, специалист по России из Бирмингемского университета, сказал, что нельзя недооценивать военную мощь Москвы, но Россия все еще страдает от наследия экономического кризиса, который последовал за распадом Советского Союза, что ударило по государственному оборонзаказу и военно-промышленному комплексу.

«Это не так просто, как сказать: «Хорошо, у нас есть деньги, так что идите и сделайте это», потому что многие судоверфи покрылись ржавчиной», — сказал Коннолли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.