За военными учениями «Запад-2017» могла стоять секретная программа.

В 2017 году Россия и Белоруссия вместе проводили масштабные учения «Запад». Из-за учений, проходивших с 14 по 20 сентября, в прессе поднялась грандиозная шумиха.

Россию подозревали в подготовке настоящего нападения на Запад и, возможно, в попытке захватить так называемый Сувалкский коридор, который отделяет Калининград от остальной России. Существовали подозрения, что Россия даже может оккупировать Белоруссию.

Россия заявила, что в учениях принимали участие 12,7 тысяч военных, но на Западе появлялись более масштабные оценки. Говорили даже о 100 тысячах военных.

Позже в интервью финской телерадиокомпании «Юле» (Yle) командующий Силами обороны Финляндии Ярмо Линдберг (Jarmo Lindberg) заявил, что учения «Запад» были оборонительными учениями.

К тому же выводу пришел преподаватель Академии национальной обороны Финляндии Владимир Паньшин, который недавно опубликовал доклад об учениях «Запад-2017».

Однако из доклада Паньшина становится ясно, что за учениями могла стоять значительно более агрессивная цель. Военные учения могли быть лишь деталью более масштабного тестирования плана операции против Запада.

Подполковник Паньшин — доктор военных наук, который проработал больше 20 лет в военной разведке Финляндии.

Доклад Паньшина опирается на информацию, собранную в открытых источниках России и Белоруссии, а так же на анализе, проведенном литовским исследователем Дайвисом Петрайтисом (Daivis Petraitis).

Россия проводила военные учения под названием «Запад» и раньше. По словам Петрайтиса, в 2017 году Россия впервые протестировала весь стратегический план операции, который был разработан на случай начала наступательной войны против Запада.

Этот план операции, также существующий под названием «Запад», состоит из трех этапов.

На первом этапе военные силы России совершают неожиданное нападение на Запад, чтобы захватить какой-нибудь важный предмостный плацдарм — то есть, на практике, участок суши. На втором этапе там закрепляются, ситуацию стабилизируют. На третьем этапе Россия обороняет захваченную территорию всеми возможными способами.

По оценке Петрайтиса, в июле 2017 года Россия вполне могла отрепетировать первый этап операции, то есть неожиданную атаку. В учениях принимали участие 14 тысяч солдат.

Второй этап, то есть закрепление на новых позициях, Россия могла протестировать в военных учениях, проводившихся в июле и августе. В них приняли участие 27 тысяч человек.

Нашумевшие учения «Запад», которые проводились в сентябре, могли быть третьим этапом, во время которого осуществлялись оборонительные действия против ответа НАТО.

По словам Петрайтиса, третий этап проводился в период с 12 сентября по 26 октября. По его подсчетам, в нем участвовало 27 тысяч солдат.

Сама Россия в сентябрьский активный период учений пыталась сообщить окружающим, что она отрабатывает сценарий подавления переворота.

«Появившиеся в СМИ сведения о количестве войск, участвующих в военных учениях, а также о качестве боевых действий по своим масштабам не соответствовали цели, если бы в военных учениях действительно отрабатывалась борьба с повстанческими силами и их сторонниками», — пишет Паньшин в своем отчете.

«На основании информации в прессе, более реалистичным сценарием учений была бы отработка Россией и Белоруссией военных действий против войск военного альянса НАТО».

По оценкам Петрайтиса, первый этап плана российской операции, то есть захват предмостных сооружений, мог длиться от одной недели до нескольких недель. Второй этап, когда военные успехи закрепляют и пытаются прекратить конфликт, длится от одного до трех месяцев.

После второго этапа в плане предусмотрена пауза, во время которой военная активность России снижается. В этот период войска готовятся к третьему этапу. В то же время противника пытаются уговорить решить конфликт мирными методами.

На третьем этапе Россия защищает захваченные позиции от войск НАТО. Реализация плана операции «Запад» может занять целый год.

Петрайтис считает, что к третьему этапу учений 2017 года также относилась практика отражения атаки при помощи ограниченного ядерного удара.

Он был имитирован в том числе при помощи запуска ракеты «Искандер» на полигоне Капустин яр и пролета бомбардировщика вблизи Балтийского и Норвежского моря.

По словам Петрайтиса, после самих учений, в конце октября, Россия прорабатывала сценарий худшего варианта развития войны: массированное использование ядерного оружия обеими сторонами.

С этим были связаны одновременные запуски ракет из Плесецка, с трех подлодок в Баренцевом и Охотском море, а также со стратегического бомбардировщика.

Паньшин соглашается с Петрайтисом в толкованиях учений «Запад».

«В принципе, мы говорим с Петрайтисом об одном и том же. Если смотреть только на военные учения „Запад", то это оборонительные учения. Если рассмотреть их в глобальном масштабе, то характер учений меняется. Думаю, это важно отметить», — говорит Паньшин.

«Все начинается с нападения, затем сторона начинает защищаться, то есть начинается тотальная оборона. Это вполне целесообразно, как говорит Петрайтис. Я пока не изучал его трактовки настолько тщательно, чтобы проверять его источники».

Паньшин также критикует военных и, прежде всего, недальновидность СМИ. Он предупреждает, что при поверхностном изучении источников можно прийти именно к тому анализу, который Россия и хочет получить от Запада.

«СМИ зациклились на одной теме, не обращая внимания, что происходит в то время, когда обсуждаются военные вопросы. Я всегда говорю студентам, что во время анализа учений никогда нельзя смотреть только на то, что происходит непосредственно на них. Важно замечать и то, что происходит рядом».

Учения «Запад» используются в политической игре России в том числе и на Западе. Например, доцент по вопросам стратегии и политики безопасности Юри Райтасало (Jyri Raitasalo) из Академии национальной обороны Финляндии раскритиковал отношение западных стран к учениям «Запад».

«Учения „Запад" стали символом для обозначения непредсказуемых и часто агрессивных действий России. „Запад" стал символом того, что дурные намерения России могут означать в военном отношении», — сказал Райтасало в интервью «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat) в 2017 году.

По мнению Райтасало, западные политики, СМИ и исследователи с энтузиазмом поддерживают желанный для России образ ее военной мощи. Также преувеличение российской угрозы соответствует интересам некоторых небольших стран-членов НАТО.

Райтасало также говорил в интервью о важности взвешенного анализа:

«„Запад" — это отражение учений в СМИ. „Запад" — это учения войск. Также вполне возможно, что „Запад" — это подготовка операции после учений».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.