Ссылаясь на ливийский журнал As Safir, российское агентство ТАСС передает, что Турция в рамках операции «Щит Ефрата» строит военную базу на севере Сирии, с целью укрепления результатов оккупации северных регионов Сирии со стороны турецкой армии.

Как известно, под предлогом войны против террористов и курдских сил Турция ранее основала военную базу в Ираке, Башике, сконцентрировав там огромный военный контингент и военную технику. Анкара не стала обращать внимания даже на то, что официальный Багдад расценил этот шаг, как оккупационную деятельность и уже на протяжении долгого времени требует вывести войска с этой территории.

После того, как правительство Ирака объявило, что намерено при помощи курдских военных группировок  освободить город Мосул от террористической организации «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в РФ, — прим. ред.), Меджлис Турции дал согласие на продление срока пребывания двухтысячного турецкого войска на территории Ирака. Турция накопила огромное количество военной техники и солдат на турецко-иракской границе, готовое в любой момент вторгнуться в Ирак. Премьер-министр Ирака Гайдар ал Ибадин предупредил Анкару о возможных последствиях такой попытки, заявив, что Ирак вступит в войну против Турции, если Турция расширит свою оккупационную деятельность на их территории.

Президент Турции Реджеп Эрдоган ранее заявил, что для них имеет большое значение наступление иракских войск на Мосул, они следят за проводимыми операциями в Тал Афаре и Санджаре, и если вооруженные группировки начнут подвергать эти регионы террору, то их ответная реакция будет особенной. Так Эрдоган попытался объяснить скопление турецких войск и возможные военные действия на их границах, а также защитить туркоязычное население этих регионов от террористических организаций. Но в действительности цели Эрдогана были совершенно другими.

15 октября во время лекции в университете города Ризе он заявил, что Турция должна вернуть утерянные территории бывшей Османской империи и поменять нынешние, по его мнению, нелегитимные границы Турции. «В сферу наших интересов входит Ирак, Сирия, Ливия, Крым, Карабах, Азербайджан, Босния и другие братские регионы. Когда Турция потеряет свою независимость и потеряет будущее, тогда мы потеряем интерес к этим территориям. Множество историков считают, что в границы Турции должны входить Кипр, Алеппо, Мосул, Эрбиль, Киркук, Батуми, Салоники, Варна, Западная Фракия и острова Эгейского моря», — заявил, последовательно теряющий чувство реальности, президент Турции. Эти заявления свидетельствуют о том, что Турция укрепляет свое присутствия на территориях, уже перешедших под ее контроль, с целью их сохранения в далекой перспективе, а также при возможности для обеспечения своего присутствия в Алеппо, Мосуле, Киркуке, хотя публично Анкара заявляет, что выступает за территориальную целостность Ирака и Сирии. Нынешние военные инициативы турецких вооруженных сил в Сирии и Ираке следует объяснять мощными атаками правительственных сил Ирака и Сирии и достигнутыми успехами в направлении Алеппо и Мосула, что, в контексте вышеупомянутых амбиций, совершенно невыгодно Анкаре. Турция, однако, не может иметь  большое влияние на эти процессы, поскольку в Мосуле сталкивается с фактором поддержки США и коалиции иракским службам, а в случае Алеппо, с фактором огромной поддержки России, оказываемой сирийским силам. Со своими нынешними супер-агрессивными действиями, которые поставили ее на порог войны с Ираком и Сирией,  Анкара претендует на участие в новом распределении Ближнего Востока, после освобождения Алеппо, Мосула, а потом и Ракки, и окончательной нейтрализации из региона ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ) и экстремистских исламских террористических организаций.

Теперешняя Турция, со своим амбициозным президентом, наверное, самым непредсказуемым и опасным субъектом в регионе, удачно использует российско-американское противостояние и не скрывает свои территориальные претензии ко всем безоговорочно странам-соседям, обращаясь к этой испытанной стратегии. Такой Турцию сделала, в первую очередь, Россия, предоставляя Анкаре свободу  действий в иракском хаосе и разрушая планы США по перераспределению региона по своему усмотрению. Напомним, что спецразделения турецкой армии, воздушные силы, при помощи вооруженной сирийской оппозиции начали «антитеррористическое» наступление на сирийский город Джераблус, а затем и углубились приблизительно на сорок километров в территорию Сирии, начиная с 24 августа, то есть, ровно две недели спустя после встречи Эрдогана с президентом России в Санкт-Петербурге. Москва, до этого на сто процентов отрицающая какие либо действия турецкой армии на территории Сирии, после этого не только спокойно следит за продвижением турецких войск за их операциями против считающихся союзниками России курдов, но и согласует свои действия со штабом вооруженных сил Турции.

Означает ли это, что Эрдоган и Путин сначала в августе в Санкт Петербурге, а затем и в октябре в Стамбуле согласовали расчленение Ирака и Сирии или как минимум разделительные линии зон влияния? Трудно ответить на этот вопрос. Но остается фактом и то, что претензии Эрдогана распространяются и на Южный Кавказ.

В контексте восстановления территории Османской империи объявляя Арцах (Карабах) и Азербайджан зоной своих интересов, Эрдоган косвенно говорит об ослаблении фактора Армении, если не о его полной нейтрализации. И это при том, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и спикер МИД РФ Мария Захарова наперебой заявляют, что в вопросе урегулирования карабахского вопроса Турция может сыграть конструктивную роль. Если они имеют ввиду «конструктивность» Турции в Сирии и Ираке, заявления Эрдогана о его территориальных претензиях, то Армении есть над чем, мягко говоря, очень серьезно задуматься.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.