Предыдущая гуманитарная пауза, которую объявила Россия с целью «дать шанс» вооруженным оппозиционерам, которых поддерживает Запад, покинуть город, не только оказалась неэффективной, но и привела в итоге к усилению атак террористических формирований на позиции, занимаемые правительственными силами САР и их союзниками. В итоге даже официальные лица России стали утверждать, что мирные переговоры по Сирии «откладываются на неопределенный срок», а вооруженный путь решения «проблемы Алеппо» (то есть очистка города от боевиков исключительно силой оружия) видится «еще более безальтернативным», чем когда-либо.

Глава оборонного ведомства РФ Сергей Шойгу в ходе пресс-конференции накануне cнова подверг критике действия западных партнеров и заявил, что вопрос о мирных переговорах по Сирии опять «повис в воздухе». Он, в частности, сказал: «Попытки западных партнеров повлиять на вооруженных радикалов, направленные на то, чтобы обуздать творимое ими насилие, снова провалились, а мирные переговоры снова становятся делом очень отдаленной перспективы». Такую позицию глава военного ведомства России занял уже после того, как президент России Владимир Путин возразил против начала масштабной наступательной операции на группировки, пользующиеся поддержкой Запада, но продолжающие вооруженное сопротивление. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков 29 октября заявил следующее: «Путин не считает целесообразным начинать новую наступательную операцию в Алеппо и настаивает на том, чтобы гуманитарные коридоры из районов Алеппо, контролируемых вооруженной оппозицией, оставались открытыми для эвакуации гражданского населения и умеренной оппозиции». Секретарь пресс-службы Кремля также охарактеризовал это очередное прекращение огня как шанс для Вашингтона, чтобы тот «сдержал, наконец, свое обещание по разделению группировок так называемой умеренной оппозиции и боевиков, связанных с „Аль-Каидой“, в восточной части Алеппо».

Однако сами вооруженные группировки не захотели воспользоваться данной им возможностью, и, напротив, даже усилили сопротивление, пытаясь прорвать кольцо окружения. Через три дня после того, как президент России заявил о своих возражениях, министр обороны РФ вынужден был напомнить: «Несмотря на прекращение бомбардировок со стороны России, поддерживаемые Западом „оппозиционеры“ еще чаще стали атаковать жилые кварталы города, и в такой ситуации перспектива возобновления мирных переговоров отодвигается на неопределенный срок». Шойгу также добавил: «Больше двух тысяч боевиков, называющих себя умеренными оппозиционерами и имеющих в распоряжении 22 танка, 15 БТРов и 8 самоходных артиллерийских установок, управляемых террористами-смертниками, совершали неоднократные нападения на жилые кварталы, больницы, школы или держали их под постоянным обстрелом. Они ежедневно убивали десятки мирных граждан. И разве с ними имеет смысл вести мирный диалог?»

Алеппо — это второй по величине город в Сирии, и правительственным силам САР, как и их союзникам, удалось за прошедший год блокировать те районы города и окрестностей, которые занимали террористические группировки, контролируемые «Аль-Каидой» и «Джебхат ан-Нусрой» (террористические организации, запрещенные в России — прим. ред.). А продвижение правительственных сил в последние недели стало особенно заметным — в итоге перспектива полного контроля Дамаска над всей территорией Алеппо стала вполне зримой, и это начало сильно тревожить Запад. Параллельно боевым операциям, которые проводят в Алеппо правительственные войска, Америка и европейские страны развязали активную информационную войну и удвоили усилия, чтобы «повлиять» на Россию и заставить ее остановить боевые операции своих ВКС. Хотя Россия много раз говорила о том, что Вашингтон не выполнил своих обязательств по обеспечению прежнего перемирия, США все равно настаивали на необходимости нового. Глава американского дипведомства в Лондоне заявил: «Я убежден, что прекращение огня будет в итоге успешным, и по этому поводу Вашингтон и Москва постоянно обмениваются мнениями. Дипломатический процесс идет очень чутко и буквально „по лезвию ножа“, и успех, или же, напротив, провал зависит от тех приоритетов, которые в конце концов ставит Москва».

Разногласия Турции и США в Ракке

Те заявления, которые сделали официальные лица Турции и США, показывают, что они имеют разногласия относительно начала боевых операций в Ракке. Эти разногласия становились все явственнее, по мере того как турецкая сторона пыталась наносить удары по курдам, в том числе и тем, которых поддерживает Вашингтон.


Нуман Куртулмуш на пресс-конференции в Анкаре заявил: «Позиция Турции по боевым операциям в Ракке определенна. Исходя как из стратегических, так и военных соображений, лучше начать после начала операций в Мосуле». Вслед за этим официальный представитель Пентагона Питер Кук заявил: «Мы убеждены, что крайне важно удвоить наши усилия по очистке Ракки от сил, подконтрольных ИГ (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.), для того, чтобы для ИГ в Мосуле начались самые тяжелые дни. Операция по освобождению Ракки, по словам главы нашего ведомства Эштона Картера, начнется в самые ближайшие недели».

Относительно разногласий между США и Турцией по датам начала боевых операций в Ракке он заявил: «Анкара и Вашингтон пока ведут переговоры относительно того, как именно будет проходить операция по освобождению Ракки от ИГ». А несколько раньше он же говорил: «США планируют задействовать в операции по освобождению Ракки так называемые Силы народного сопротивления курдов Сирии и прочие местные формирования». Анкара же решительно возражает против использования Сил народного сопротивления в боевых операциях в Ракке. В связи с этим замглавы турецкого кабинета министров сказал журналистам: «Анкара предложила использовать для освобождения Ракки местные формирования из арабов, и их же — для обеспечения целостности территории». Несмотря на очевидные расхождения официальных Анкары и Вашингтона в этом вопросе, Питер Кук подчеркнул: «Турция и США находятся в одной общей коалиции и продолжают переговоры».

Оппозиция возлагает надежды на Клинтон. Политическая ситуация в Сирии и обстановка «на фронтах», а также региональная политика Обамы указывают на то, что нынешняя администрация Белого Дома не намерена открыто вмешиваться в сирийский конфликт. А сирийская оппозиция уже связывает определенные надежды с Хиллари Клинтон. Они ожидают, что, став хозяйкой Белого Дома, она начнет действовать в Сирии более активно и агрессивно. Так называемое «Представительство сирийской оппозиции в ООН» выражает надежду, что кандидат в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон выйдет из этого противостояния победителем, так как, в сравнении со своим конкурентом, она лучше владеет обстановкой в Сирии. По сообщению информагентства Reuters, два представителя вооруженной сирийской оппозиции прямо заявляли о своей поддержке Клинтон — они убеждены, что та будет отстаивать свои политические приоритеты и в конечном итоге добьется создания на севере САР «зон безопасности» и «бесполетных зон». Принимая во внимание те чаяния, с которыми сирийская оппозиция заявляет о поддержке Хиллари Клинтон, некоторые аналитики все же полагают, что все ее заявления по этому поводу сильно зависят от конъюнктуры «предвыборной борьбы». Они считают, что, даже если Клинтон займет пост президента США, она все же не будет располагать достаточной силой, чтобы эффективно претворять в жизнь свои замыслы относительно Сирии.

Мохаммад Бабаи — обозреватель «Javan»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.