В середине сентября были надежды на то, что, возможно, удастся положить конец гражданской войне в Сирии. 9 сентября госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров договорились об условиях перемирия.

Перемирие так и не вступило в силу, потому что началась очередная эскалация войны. Для того чтобы понять, созрели ли условия для мира, стоит взглянуть на сформулированные величайшим военным теоретиком западного мира Карлом Клаузевицом (1780-1831) принципы начала войны и заключения мира. В 1832 году был издан незаконченный труд Карла Клаузевица «О войне» (Vom Kriege), при создании которого использовался конспект прочитанных кронпринцу Пруссии лекций. В 20-м веке идеи и формулировки Клаузевица в значительной мере повлияли на решения сверхдержав. Среди политических лидеров, которые не скрывали, что Клаузевиц оказал на них сильное влияние, необходимо упомянуть и Владимира Ленина (1870-1924), и Мао Цзэдуна (1893-1976), и командующего силами союзников во время Второй мировой войны, а позже президента США (1953-1961) Дуайта Эйзенхауэра (1890-1969).

Согласно формулировке Карла Клаузевица, «война — это насильственное действие, цель которого заставить противника выполнить твои требования». Война обычно преследует три главные цели: победить и уничтожить вооруженные силы противника; получить в свою собственность (под контроль) материальные ресурсы, которые необходимы для поддержания боеспособности армии противника; настроить в свою пользу общественное мнение у себя дома и в других странах.

Клаузевиц изложил также условия, которые должны быть выполнены, чтобы можно было заключить стабильный мир. По Клаузевицу, мир, как правило, заключают тогда, когда у противника нет возможностей сопротивляться, когда шансы на победу неопределенные, когда цена победы слишком высока.

Попробуем определить, исполнились ли сформулированные Клаузевицом условия в сентябре 2016 года, когда должен был вступить в силу заключенный при поддержке Москвы и Вашингтона договор о перемирии в Сирии.

После того как в гражданскую войну в Сирии вступила российская авиация, стратегическая инициатива перешла на сторону сил президента Башара Асада. Войска президента Асада не разгромлены. У них есть возможности сопротивляться. После вмешательства России в сирийский военный конфликт не исполнилось условие о неопределенных шансах на победу сил Асада и о слишком высокой для них цене победы. При достижении определенной договоренности с курдами у президента Асада имеются большие возможности установить контроль над большей частью территории Сирии.

С военной точки зрения, перемирие в Сирии выгодно и нужно силам т.н. умеренной оппозиции, чтобы отдохнуть, улучшить снабжение и вооружение армии. Длительное перемирие, в течение которого оппозиция могла бы получить современные установки противовоздушной обороны, достаточные запасы амуниции, со временем создало бы необходимые для заключения стабильного мира условия: цена победы стала бы слишком высокой, а шансы на победу — иллюзорными.

В свою очередь, при недопущении укрепления оппозиции и возобновлении военных действий у Асада есть возможность добиться выполнения другого условия заключения мира — у противника больше не будет сил сопротивляться. В таком случае можно будет заключать мир без каких-либо других условий.

Так как перемирие выгодно только одной из вовлеченных в гражданскую войну сторон, то было достаточно лишь предлога для возобновления военных действий. Нанесенный США 17 сентября — уже после заключения перемирия — воздушный удар по правительственным войскам Сирии стал достаточным предлогом для того, чтобы военные действия начались с новой силой.

В том случае, если силы т.н. умеренной оппозиции не получат оружие, амуницию и пополнение живой силы, падение Алеппо будет только вопросом времени.

У оппозиции без поддержки авиации и без серьезного оружия противовоздушной обороны мало надежд удержаться против альянса России и Сирии. В свою очередь, если оппозиция получит авиационную поддержку, то баланс сил выровняется, и исполнится условие для заключения мира — цена победы станет иллюзорной и слишком высокой. Ответом России на то, что т.н. умеренную оппозицию могут поддержать воздушные силы неизвестного происхождения, было размещение в Сирии ракет С-300. Если теперь авиация США или их союзников совершит налеты на войска Асада, то у армии президента Сирии есть доступ к оружию, чтобы уничтожить самые современные боевые самолеты.

Вместе с этим очень высок риск того, что на сирийском фронте могут начаться столкновения между вооруженными силами России и США.

Вопрос обществу Латвии и Европы: достаточно ли важно свержение президента Асада, чтобы из-за него провоцировать военное столкновение России и США? Может быть, лучшие решение отказ от попыток силой навязать Сирии выгодную другим — Саудовской Аравии, Турции, США и лидерам ЕС — форму управления? Зачем вообще европейским государствам ввязываться в авантюру, с тем чтобы заменить светский режим Асада на «умеренный» исламистский строй? По-моему, даже «плохой» мир с Асадом лучше, чем риск начала глобального конфликта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.