Северный Ирак: Здесь норвежские солдаты обучают курдских ополченцев накануне боев с террористической армией ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) за миллионный город Мосул.

«Панг. Тебя ранили в плечо. Тебе нужна помощь, ты должен убираться отсюда».

Инструктор Джулиан Локерт (Julian Lockert), 24 лет, слегка хлопает одного из солдат пешмерга по спине. Больше всего солдату хочется стрелять воображаемыми пулями в невидимого врага. После короткого объяснения переводчика он включается в игру, стонет от «боли» и позволяет унести себя — так, что его сослуживцы получаются возможность поупражняться в оказании первой помощи.



Курдским солдатам вскоре предстоит сражаться с более чем реальными врагами, которые показали, что в жестокой террористической войне они не гнушаются никакими средствами:

солдатами ИГИЛ, которые по-прежнему удерживают город с миллионным населением Мосул, недалеко от курдской линии фронта.

Коалиция под руководством США борется против ИГИЛ с помощью бомбардировщиков. Вклад коалиции в наступление на земле — оружие и обучение.

В мае прошлого года рота норвежских инструкторов прибыла в Ирак, с тех пор «Team 3» из Телемаркского батальона обучила где-то 500-600 солдат пешмерга.

«Безграничное зло»

Норвежские инструкторы рассредоточены по всей территории, где проводится обучение. За координацию отвечает заместитель командира тридцатилетний лейтенант Эспен Хейлюнд (Espen Høilund). Цель ясна:

«Мы должны сделать так, чтобы они смогли победить ДАЕШ (арабское название ИГИЛ — прим. автора статьи) и полностью изгнать их», — объясняет он.

«У нас были солдаты, которые сначала прошли здесь подготовку, потом отправились на фронт и сражались с ИГИЛ, а потом вновь вернулись сюда. Они рассказали нам, что те приемы, которым мы их здесь обучаем, помогают им в боях, и то, что мы участвуем в борьбе за то, чтобы разбить ДАЕШ, дает им сильную мотивацию», — говорит Хейлунд.

«Как профессиональный солдат я хотел бы быть в бою вместе с ними. Особенно, когда видишь их мужество, и знаешь, почему они воюют — они воюют против безграничного зла»,- подчеркивает Хейлунд.

Террористы оставляют ловушки

Норвежские инструкторы, в частности, обучают курдских солдат войне в городских районах, снайперской стрельбе, первой помощи, которая может спасти жизнь, использованию такого вооружения, как минометы, а также тому, как идентифицировать и самим не напороться на самодельные мины, оставленные ИГИЛ.

Последние — в числе, наверное, самых больших опасностей, которым подвергаются наступающие курдские солдаты. ИГИЛ использует самодельные мины в невиданных до сегодняшнего дня масштабах. Если их вынуждают отступить, они оставляют мины в жилых домах и общественных зданиях, а это означает, что может пройти много времени, прежде чем ими снова можно будет пользоваться.

«Мины прикрепляют к дверям, отверстиям в крышах, окнам. Но они еще делают ловушки, в которые усталый и одуревший солдат легко может попасться. Например, они могут положить Коран на пол, а он никогда не должен лежать там, и когда его поднимают, срабатывает взрывное устройство», — говорит Хёйлюнд.

В километре от линии фронта

В отличие от иракской национальной армии, которая просто бежала из многих районов, когда ИГИЛ начала свое наступление, силам пешмерги в значительной степени удалось защитить свою территорию, с тех пор они отбросили силы террористов во многих местах.

Сейчас силы пешмерги заняли стратегическую высоту в менее чем трех милях от Мосула, меньше, чем в одном километре от линии фронта с ИГИЛ. Все курдские солдаты, с которыми VG довелось встретиться на линии фронта, указывают на то, что они слишком плохо вооружены.

Одна из задач норвежских инструкторов — научить солдат пешмерга использовать новое оружие и новое защитное снаряжение, которое они получили из США и которое должно быть использовано в планируемом наступлении на Мосул.

Командир норвежцев, 34-летний майор Давид Сеппола (David Seppola), дважды побывал в Афганистане, один раз это была чисто военная миссия, в другой раз он обучал афганских солдат и сопровождал их на поле боя.

«Что касается нашей миссии здесь, то тут особо оговорено, что мы не должны участвовать в боях, так что я об этом и не думаю», — объясняет он.

Здесь им рады

Он подчеркивает очевидную разницу между миссией в Северном Ираке и в Афганистане:

«Там к нам относились плохо, нам плевали вслед, кидали камни, так что мы чувствовали, что нам там совсем не рады. Если ты уходил с территории базы, ты понимал, что рисуешь жизнью», — говорит Сеппола.

«Здесь нам рады, мы чувствуем, что то, что делаем, имеет смысл, И вообще здорово делать что-то, понимая, что велика вероятность того, что все мы вернемся домой без серьезных ранений».

Норвежские инструкторы обучают также опытных курдских офицеров ведению тактической войны и планированию операций. Пешмерга теряет необычно много офицеров, потому что они считают, что очень важно участвовать в бою вместе с солдатами.

«Здесь важно показать, что ты мужественный, и идти впереди. Мы учим их тому, что для офицеров тактически правильнее думать о том, что они в первую очередь должны сражаться с помощью солдат, которыми командуют, а не с помощью собственного оружия».

— Пешмерга на протяжении сотен лет боролась с разными врагами, их считают очень закаленными бойцами. Сложно ли быть у них инструкторами?

«Это правда, у офицеров и многих солдат гораздо больший опыт ведения ожесточенных боев, чем у нас. У нас по этой части опыт довольно скромный. Но вместе с тем мы чувствуем, что здесь существует взаимное уважение, что они понимают, что мы можем научить их тактике и дать какие-то технические навыки».

Командир курдского батальона майор Махди Фатехсалих (Mahdi Fatehsalih) рассказывает, что ему на школьной скамье нравится.

«Благодаря этой подготовке мы сможем лучше атаковать ДАЕШ и победить ее. Возможно, наша прежняя стратегия не такая современная. Сейчас мы объединяем новые знания с нашим большим опытом, это значит, что военно-тактические умения у нас становятся лучше», — говорит он серьезно.

«Когда ДАЕШ на нас напала, у нас было старое и устаревшее вооружение, так что важность нового оружия и защитного снаряжения просто трудно переоценить, и нам надо научиться с ним обращаться», — продолжает майор.

«Офицеры должны идти впереди»

Майор Фатехсалих объясняет, что он и офицеры сейчас уже лучше планируют операции заранее — благодаря норвежским инструкторам. Но все менять он не хочет:

«В нашей культуре офицеры идут впереди. Важно быть вместе со своими солдатами и участвовать в боях, потому что это лучший способ сделать так, чтобы то, что мы запланировали, было выполнено», — говорит Фатехсалих.

Руководитель норвежских военных объясняет, что наступление на Мосул может начаться сравнительно скоро, возможно, еще до того, как его собственная миссия здесь закончится в августе. Но не исключено, что времени будет немного больше.

«Необходимо создать альянс, который сохранится и потом. Иракская армия и курды должны договариваться друг с другом до того, как начать наступление. Я совершенно убежден в том, что они полностью победят ИГИЛ в Ираке, но что касается Сирии, то тут такой уверенности нет», — объясняет Сеппола.

«Норвежские военные хорошо осведомлены о планах касательно Мосула — благодаря сотрудничеству в коалиции, но я не могу делиться этими планами с VG. Единственное, что могу сказать, это то, что, стоит им начать, как все произойдет быстро».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.