За прошедшую неделю Россия усилила атаки на севере и западе Сирии, и США возмутились, заявив, что Россия только делает вид, что атакует террористов.

«Несмотря на заявления о том, что они сосредоточились на [«Аль-Каиде в Сирии*»] и [ИГИЛ*], Россия и [сирийский президент Башар] Асад в первую очередь атаковали умеренную оппозицию, — пояснил сотрудник американских разведывательных служб. — Предложенные Москвой совместные операции с США [против ИГИЛ] были откровенной попыткой отвлечь внимание от ее атак на умеренную оппозицию и, к сожалению, на ни в чем не повинных сирийцев, пытающихся выжить в хаосе, который создал Асад. Продолжая поддерживать Асада, Москва, по всей видимости, упустила возможность, предоставленную прекращением насилия, чтобы стабилизировать ситуацию в Сирии».

Россия придерживается совершенно иной версии этой истории. Кремль утверждает, что некоторые из поддерживаемых США повстанцев не только сотрудничают с «Аль-Каидой*», но и отказываются разрывать эти отношения. Следовательно, Россия не виновата в том, что союзники США так тесно сотрудничают с террористической организацией и что Россия случайно попадает по поддерживаемым США повстанцам в своей войне против экстремистов в Сирии.

На самом деле Россия не совсем неправа. Некоторые из поддерживаемых США повстанцев действительно тесно связаны с «Аль-Каидой». После последнего наступления России в Сирии США стало гораздо труднее убеждать эти группировки разорвать связи с террористами. Эта ситуация еще больше обнаруживает ахиллесову пяту американской стратегии в Сирии: граница между террористами и умеренными повстанцами очень тонка.

Эти заявления и контрзаявления США и России представляют собой очередной виток споров о том, кто является законной мишенью контртеррористических операций в Сирии. Споры возобновились на этой неделе после того, как страна пережила сильнейшие бомбовые удары за последние несколько месяцев. По слухам, в результате очередной волны ударов, нанесенных Россией по больницам в удерживаемом оппозицией городе Идлиб, погибли как минимум 60 человек.

Помимо Идлиба воздушные удары России и сирийского правительства сосредоточились на соседней провинции Алеппо, где находится Дарайя – пригород Дамаска, осаждаемый войсками режима. В последние несколько недель Россия поддерживала сирийские войска в Алеппо, переместив войска из города Тадмор, как сообщили сотрудники Министерства обороны США.

Россия отрицает, что ее самолеты наносят удары по кому-либо, кроме боевиков «Аль-Каиды» и ИГИЛ, которых исключили из списка группировок, участвующих в перемирии, вступившем в силу в феврале. Но террористы — это далеко не единственные жертвы российских авиаударов. По данным Наблюдательного совета по правам человека в Сирии, с момента начала кампании России в Сирии 30 сентября, в результате российских авиаударов погибло более 2 тысяч мирных граждан, в том числе 500 детей и 300 женщин.

По мнению чиновников США, в ходе своей сирийской кампании Россия нацелилась на повстанцев, чтобы ослабить позиции оппонентов Асада, объединив оппозиционные группировки с «Фронтом ан-Нусра*», ответвлением «Аль-Каиды» в Сирии.

В мае, до начала новой атаки, госсекретарь Джон Керри (John Kerry) призвал повстанцев отделиться от «Фронта ан-Нусра» «физически и политически». Месяцем ранее специальный посланник США по Сирии Майкл Рэтни (Michael Ratney) выступил с заявлением, призвав оппозицию разорвать отношения с террористами.

Но этого не произошло. На прошлой неделе Россия заявила, что она сделает перерыв в своих операциях, чтобы повстанцы могли отойти от «Фронта ан-Нусра». И после этого Россия с новой силой возобновила свои атаки как по боевикам «Фронта ан-Нусра», так и по повстанцам.

По словам России, территория оппозиции уменьшается, повстанцы все ближе подходят к территориям, удерживаемым «Фронтом ан-Нусра», и в результате отличить их от террористов становится практически невозможно.

«У меня складывается такое ощущение, и тому есть подтверждения в виде пока еще непроверенных сведений, что эти группировки [умеренной оппозиции] специально остаются на позициях «Джабхат ан-Нусры*», чтобы саму эту организацию не трогали… Наверное, теми, кто поддерживает эту группировку, ставка делается на срыв перемирия и  перевод ситуации в русло силового решения [сирийского кризиса], что будет категорически неприемлемо», — заявил министр иностранных дел Сергей Лавров в мае.

По всей видимости, происходит следующее: в критических зонах военных действий повстанцы оказываются зажатыми между «Фронтом ан-Нусра» и российскими бомбардировками. И, когда русские замечают продвижение «Ан-Нусры», они фиксируют ее присутствие и объявляют свои удары обоснованными, считают эксперты.

«Это пример самоисполняющегося пророчества, потому что авиаудары России ослабили ключевые оборонительные позиции умеренной оппозиции, и это заставило “Фронт ан-Нусра” развернуть дополнительные силы, после чего Россия может указать на “Ан-Нусру” и заявить о том, что удары наносились именно по ней», — объяснила Дженнифер Кафарелла (Jennifer Cafarella), аналитик Института изучения войны в Вашингтоне.

Стоит отметить, что уже давно известно о том, что сирийские повстанцы, пользующиеся поддержкой США и выступающие против Асада, опираются на военную силу «Аль-Каиды», которая обеспечивает их выживание. Некоторые американские чиновники подчеркивают, что «Фронт ан-Нусра» и повстанцы в настоящее время периодически сотрудничают и что это сотрудничество объясняется не общей идеологией, а практической необходимостью военной ситуации.

В своем стремлении заставить оппозицию дистанцироваться от «Фронта ан-Нусра» Керри столкнулся с новыми препятствиями на этой неделе, в результате новой волны наступления на оппозицию. Проще говоря, оппозиции нужна помощь «Фронта ан-Нусра», чтобы выжить, как говорят эксперты. В действительности, оппозиция, сотрудничающая с группировкой «Ан-Нусра», — это лучшая защита для мирных граждан, которые стали жертвами бомбовой кампании и угрозы продвижения правительственных войск. На этой неделе поступали сообщения о том, что мирные граждане покидают Идлиб после атак на больницы.

«У оппозиции просто нет достаточного количества военных средств, чтобы предотвратить поражение. Поэтому они выбрали альянс с “Фронтом ан-Нусра”. Но альянс далеко не всегда предполагает общие цели или идеологию», — добавила Кафарелла.

Между тем, ИГИЛ отвоевала у поддерживаемых США повстанцев множество деревень на севере Алеппо и готовится захватить Азаз. Если США не окажут поддержку, силам оппозиции грозит неизбежное поражение.

Пока ничто не может остановить Россию от того, чтобы продолжить свое наступление на «Фронт ан-Нусра» и оппозиционные группировки.

Переговоры в Женеве можно назвать в лучшем случае поверхностными. На этой неделе глава делегации на переговорах ушел в отставку в знак протеста против отказа режима пропустить гуманитарную помощь с осажденные районы и против продолжающейся воздушной кампании России.

ООН пока не выполнила свое обещание начать сбрасывать грузы с гуманитарной помощью в удерживаемых повстанцами районах без разрешения Асада. 1 июня — крайний срок, установленный Международной группой поддержки Сирии — уже прошел, и никаких шагов принято не было.

«Неспособность Международной группы поддержки Сирии в очередной раз выполнить свое обещание и вмешаться подтверждает, что Россия пользуется полной свободой действий в Сирии», — подытожила Кафарелла.

* Организации, признанные в России террористическими.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.