В романах, рассказывающих о деятельности разведслужб в годы Второй мировой войны, их представляют организациями, способными расшатать устои власти. Но действительность такова, что, несмотря на решающую роль, которую они играли во время войны, эффективность разведслужб всегда зависела от того, как их использовали лидеры великих держав. Таков один из выводов, сделанных британским историком Максом Хастингсом в новой книге «Тайная война. Разведчики, коды и партизанские отряды. 1939-1945». Автор размышляет над значением разведывательной деятельности в годы войны.

Несмотря на детальный анализ работы каждой из разведок, принимавших участие в войне, Хастингс (бывший главный редактор Daily Telegraph и Evening Standard) посвящает значительную часть книги рассказу о сложных отношениях Сталина с советскими спецслужбами. Историк утверждает, советский лидер был параноиком и верил лишь тем донесениям, в которых сообщалось о каком-нибудь заговоре против него лично.

Британский исследователь посвящает отдельную главу анализу операции «Марс». Это было убийственное задание, в ходе которого (ноябрь 1942 года) советский лидер бросил на верную смерть 77 тысяч военнослужащих для того, чтобы отвлечь фашистов. Цель операции заключалась в том, чтобы части Красной Армии, воевавшие под Сталинградом, могли взять в тиски и ударить в тыл немцам, когда те начнут перемещаться, чтобы противостоять советским войскам, задействованным в операции «Марс». Это была самая настоящая бойня, организованная при участии двойного советского агента, действовавшего под псевдонимом Макс. По приказу Сталина этот агент передал немцам все данные о передвижениях советских войск с тем, чтобы они отправили на этот участок фронта как можно больше своих сил и тем самым ослабили группировку в Сталинграде.

ABC: Какова была истинная роль разведслужб в годы Второй мировой войны?

Макс Хастингс: Разведслужбы играли весьма важную роль во многих отношениях. Великобритании, например, они помогали обнаруживать немецкие подлодки в Атлантике, а американцы благодаря им узнали в 1942 году, что японцы движутся в направлении атолла Мидуэй. Но роль разведки можно оценить также исходя из того, что она не сделала. Кажется почти невероятным, но Гитлер напал на СССР, не распорядившись проанализировать обороноспособность Красной Армии. Точно так же, Япония вступила в войну, не приняв во внимание — как рекомендовали агенты ее разведки-, что США были в состоянии производить в 20 раз больше стали. Таким образом, много выводов можно извлечь из того, что разведка сделала, но также и из того, что она не сделала.

— В некоторых книгах анализируется значение разведслужб в годы Второй мировой войны. Что дают подобные исследования?


— Большинство книг о разведчиках привязаны к той или иной стране. В каких-то рассказывается о советских разведчиках, в каких-то — об американских… Я пытаюсь взглянуть на сотрудников разведки с глобальной точки зрения. Например, англичане были в восторге от своих дешифровщиков из Блетчли-парка. Но у немцев тоже были свои дешифровщики. ВМС Германии в годы Второй мировой войны расшифровывали огромные массивы информации.

— Могут ли разведслужбы выигрывать войны?

— Хотя многие люди в это действительно верят, но очень важно понимать, что сами по себе разведслужбы выигрывать войны не могут. Они лишь играют вспомогательную роль при армии и флоте. В первой половине войны английская разведка всегда вскрывала те места, где противник собирался наносить удары, но из-за слабости вооруженных сил и некомпетентности командования никакой пользы из этой информации извлечь не удавалось. Только во второй половине войны, когда британские вооруженные силы окрепли, они смогли извлекать реальную пользу из получаемых разведданных.

— Вы говорите о разведчиках, с одной стороны, и о дешифровщиках, с другой…

— Да. Работа разведчиков всегда овеяна ореолом романтизма, но при внимательно рассмотрении становится очевидным, что дешифровщики внесли гораздо больший вклад, чем рыцари плаща и кинжала. Дешифровщики изменили суть разведывательной деятельности.

— Какие страны лучше использовали своих агентов?

— Демократические страны всегда лучше использовали свои разведслужбы, чем диктаторские режимы. Если в первых агенты могли свободно излагать свое мнение, то во вторых (будь то в Москве, Берлине или Токио) никому не было позволено говорить то, что он действительно думал. Например, Черчилль всегда выступал за то, чтобы офицеры давали свое собственное видение обстановки. Если кто-то в СССР произносил хотя бы слово, которое могло не понравиться Сталину, его расстреливали на месте.

Один из парадоксов войны заключается в том, что, хотя немецкая армия значительно превосходила британскую и сражалась намного лучше до самого конца войны, военная машина Англии сыграла определяющую роль благодаря свободе взглядов. В рядах британской разведки работали лучшие умы Оксфорда и Кембриджа. Многие из них даже имели воинские звания. Начальником разведки в штабе Монтгомери, например, был преподаватель Оксфорда Билл Уильямс (Bill Williams), которому в возрасте 29 лет было присвоено звание бригадного генерала. В Германии и Японии подобное было бы невозможно.

— Как относились к разведке в Японии?

— В своем большинстве японцы считали, что по своему культурному развитию они намного опережают остальные страны и были уверены, что дух самурая поможет им победить любого врага. Это полный абсурд. Я встречался со многими японскими офицерами, и все в один голос заявили мне, что назначение в разведку означало для них понижение и что туда направляли только людей, не отличавшихся большим умом. Безумие какое-то.

— Почему Вы пишете в своей книге, что Сталин не умел правильно использовать советскую разведку?

Сталин был параноиком, который верил только тем донесениям, в которых говорилось о заговорах против него. Он даже направлял советских десантников переодетых в гитлеровскую форму в советские города и населенные пункты, чтобы посмотреть, как отреагирует на них проживавшие там потомки немцев. Тех, кто оказывал им помощь, расстреливали.

— Сталин жестоко расправлялся с собственными агентами?

— Половина советских разведчиков, которые вернулись в 1945 году на родину после выполнения заданий за рубежом, попали в лагеря или были расстреляны. Разумного объяснения этому дать невозможно.

— Расскажите о самой безумной операции советской разведки.

— Это была операция «Марс», в ходе которой, чтобы отвлечь противника, Стали отправил на верную смерть 77 тысяч красноармейцев. Недавно эксперты пришли к единому мнению о подлинности этой истории. Российские историки несколько лет назад стали утверждать, что этот маневр отвлечения действительно имел место, но вначале никто не хотел в это верить. Невозможно было допустить, чтобы Сталин осуществить операцию такого масштаба, и никто в это не верил. Однако теперь, изучив все свидетельства, мы знаем, что это было правдой.

— Макс преднамеренно передал сведения немцам, чтобы они уничтожили эту группировку, ослабив тем самым свои войска под Сталинградом?

— Да, в архивах Фрайбурга (Германия) есть документы, рассказывающие о том, как некоторые агенты, подобные Максу, информировали немцев об операции «Марс», и о действиях, которые предпринимались для того, чтобы немцы перебросили свои войска. В определенный момент англичане перехватили переговоры немцев и сообщили советскому командованию об огромной бреши в его обороне. Они не могли понять, что происходит. Это стало возможным исключительно вследствие невероятного деспотизма Сталина и его безжалостности.

— Почему Сталин игнорировал донесения действовавшей в Германии разведгруппы «Красная капелла» о планах гитлеровского руководства напасть на СССР?

— Сталин не доверял этим агентам. В нашем распоряжении есть документ, составленный членом «Красной капеллы» (офицером «Люфтваффе»), в котором он предупреждал о вероятности нападения Германии на СССР. Когда сотрудники НКВД принесли Сталину это сообщение, он написал: «Скажи своему источнику, чтобы катился к чертовой матери». Вот и получается, что эти немцы, которые боролись с Гитлером, во многих случаях погибали ни за что. А ведь многие из них переправляли в СССР списки особо важных целей на территории Германии, которые необходимо было разбомбить. Трудно поверить, что немецкие офицеры могли на это пойти.

— Так что же, получается, от «Красной капеллы» не было никакого толку?

— Она работала великолепно, но ее результативность оказалась не такой, какой могла бы быть, потому что Москва не придавала значения передаваемой ей информации. Даже у американцев не было в Берлине такого надежного источника как «Красная капелла». Невероятно.

— Это была единственная разведывательная сеть, работавшая на СССР?

— Нет, была еще «Люси», действовавшая в Швейцарии. Она также передавала очень ценную информацию в Москву, однако все указывает на то, что ее сводки не принимались во внимание кремлевским руководством.

— Получал ли Сталин другие донесения о готовящемся нападении на СССР, то есть, о том, что впоследствии стало известно под названием «План Барбаросса»?


— Еще до того, как был разработан «План Барбаросса», Черчилль в личных посланиях предупреждал Сталина о том, что Германия готовит нападение на СССР. Тем не менее, сторонники коммунистов в британском правительстве до мая 1941 года твердили Сталину, что, по их убеждению, фашисты не нападут на СССР. Сталин не поверил Черчиллю, считая, что, поскольку он антикоммунист, то его единственная цель — втянуть СССР в войну.

— Это не свидетельствует о большом уме Сталина…

— Сталин был параноиком. Хитрым, но не умным.

— По Вашему мнению, то значение, которое придают испанскому разведчику Гарбо (Garbo), сыгравшему, согласно распространенному мнению, ключевую роль в высадке союзных войск в Нормандии, было действительно большим или же его заслуги преувеличены?

— В моей книге я не очень много внимания уделил Гарбо, поскольку о нем и так уже написано много. В этом смысле мне хотелось бы перефразировать Черчилля, заявившего, что все вещи находятся в синхронном движении. Я считаю, что Гарбо внес свой скромный вклад в то, чтобы ввести немцев в заблуждение в день высадки. Кроме того, его история очень романтична. У меня есть свои сомнения относительно того, в какой степени он повлиял на высадку.

Британская разведка тогда считала, что несуществующая армия союзников сыграет более эффективную роль, чем двойные агенты. Хотя всегда следует иметь в виду наличие множества факторов. Но самое важно заключается в том, что высадка в Нормандии увенчалась успехом не в результате каких-то обманных действий, а вследствие того, что англо-американские войска оказались намного сильнее немецких. Кроме того, 60% немецких войск в день высадки находились на Восточном фронте.

— В итоге, можно ли утверждать, что разведслужбы играли решающую роль в ходе войны?

— Видите ли, разведслужбы союзных стран действовали значительно лучше немцев, но главным фактором их успехов на поле боя стала экономическая мощь. Разведка в любом случае играла важную роль, особенно на втором этапе войны.

— Есть ли необходимость ограничить в настоящее время полномочия разведслужб?

— Никогда не нужно предоставлять неограниченную власть никакой организации. Контроль всегда необходим. С другой стороны, если во время Второй мировой войны разведка играла второстепенную роль — во главу угла ставились действия крупных армий на поле боя-, то сейчас разведка — наше главное орудие противодействия терроризму. Никто не хочет повсеместного электронного наблюдения, однако то, что мы наблюдаем сейчас, является естественным развитием того, что происходило в ходе сражения.

Анархисты говорят, что мы не должны допустить электронного наблюдения. Но я хотел бы задать им следующий вопрос: Если мы будем опознавать террористов при помощи этого метода, тогда какой иной нам следует использовать? Они будут изготавливать самодельные взрывные устройства в окрестностях Мадрида, а полиция ничего не будет об этом знать. Мы знаем, что с помощью разведывательных служб удается поймать очень небольшое количество террористов из мусульманских диаспор. С этой оговоркой мы должны признать, что война будущего — это прежде всего война спецслужб.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.