Можно как будто бы усмотреть противоречие между последними заявлениями российской элиты по ситуации на Ближнем Востоке и продолжающимися поставками оружия в регион.

Российский президент Дмитрий Медведев предупредил, что революционная волна в арабском мире может привести к «десятилетиям» беспорядков и потрясений. «Фанатики» могут прийти к власти, предупредил он. «Это будет означать, что пожары будут гореть десятилетиями, а это приведет к дальнейшему распространению экстремизма». Владимир Путин высказался не менее пессимистично: «Мы озабочены тем, что радикальные группировки придут к власти или усилятся, несмотря на успокаивающие сообщения о том, что это маловероятно».

Однако, несмотря на эти предупреждения, Россия продолжает продавать сложное современное вооружение в тот же самый бурный регион.

Российский министр обороны Анатолий Сердюков заявил журналистам, что сделка по продаже ракет «Яхонт» в Сирию состоится. «Яхонт» - это крылатые противокорабельные ракеты с дальностью полета в 300 км, которые скользят по водной поверхности, что затрудняет их обнаружение и перехват. Израиль возражал не только потому, что он опасается сирийских намерений, но также из страха того, что это оружие может оказаться в руках Хезболлы в Ливане или палестинских террористических группировок в Газе.

Михаил Дмитриев, глава российской Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, похвалился портфелем заказов на 48 миллиардов долларов, при этом предусмотренные в бюджете продажи на этот год должны превысить 9,5 миллиардов долларов, об этом он заявил газете «Коммерсант».

Не менее тревожной является политика конфронтации России по вопросу о продажах Ирану, где Россия выходит за рамки международных санкций. Россия согласилась отменить продажу в Иран ракетных комплексов С-300 класса «земля-воздух», но продолжает продавать менее амбициозную оборонительную систему. Дмитриев зловеще добавил: «Мы подготовили список потенциальных сфер сотрудничества с иранской стороной, и он весьма длинный».

Одно из объяснений - в том, что правительства часто проводят противоречивую политику, в частности, когда есть мощные институциональные интересы и бюрократическая инертность в проведении в корне отличной политики. Российская политика продаж оружия в регион относится еще к допутинским временам, она продолжалась в неослабевающих масштабах как во времена Советского Союза, так и в эпоху Бориса Ельцина. Есть разные причины для ее продолжения, с точки зрения России.

Россия может чувствовать, что мусульманская радикализация означает проблемы, но она могла решить, что ее путь решения этих проблем – откупиться от радикалов. Западноевропейские страны играли в ту же самую игру с арабскими террористическими организациями, обеспечивая иммунитет от судебного преследования террористам в обмен на защиту для них самих от террористических атак. Россия сталкивается с мусульманским насилием на Кавказе. Она не хочет, чтобы такие места, как Чечня, стали полем битвы для джихадистов, и за счет поддержки иранской ядерной программы, продаж оружия и вставления палок в колеса санкциям ООН Россия получила фактически чистое санитарное свидетельство от иранских мулл.

Эта политика напоминает политику Сталина после пакта Молотова-Риббентропа 1939 года, когда он пытался отвлечь Гитлера от Советского Союза. Такая политика ударила потом по самому Сталину, и она может обернуться аналогичными неприятными последствиями и еще раз. России также нужна военная промышленность для сохранения рабочих мест. Основа российской экономики – это продажа сырьевых материалов. При Путине и Медведеве России еще только предстоит уйти от модели экономики третьего мира. Развал структуры промышленности советского стиля привел к проблеме безработицы в моногородах, и военная промышленность – одна из немногих сфер, где Москва может успешно поддерживать занятость в промышленном секторе.

Россия недавно объявила о программе модернизации вооружений стоимостью в 650 миллиардов долларов. Режим опасается не только мусульманских волнений в самой России, но также ищет возможность защитить свои восточные границы от Китая. Если Россия не станет в этом вопросе опираться на западные технологии и закупки оружия, то ей придется потратить миллиарды на исследования и разработки. Как и любой производитель вооружений, чем больше Россия продает за границу, тем сильнее она уменьшает себестоимость единицы продукции в научно-исследовательских разработках.

Нынешние беспорядки угрожают контрактам Москвы на поставки оружия. У России много сделок в процессе их совершения, в том числе с режимом Каддафи, и теперь они в состоянии неопределенности. Другим источником проблем является резкое снижение продаж Китаю. Китай привык быть крупным покупателем российского оружия, но по мере продвижения Китая вверх по промышленной и технологической цепочке, у него все меньше нужды в закупках оружия в России. Сейчас Китай если делает заказы на российское оружие, то он покупает маленькую партию, разбирает купленное, и по той же конструкции делает свое. Поэтому Россия должна защищать свои остающиеся рынки сбыта вооружений.

Наконец, согласно политике торговли оружием, Россия дает понять, что она является игроком в большой игре. Если другие страны хотят, чтобы Россия воздержалась от какой-то конкретной сделки по продаже оружия, Москва может потребовать услугу за услугу. Например, как с Израилем, когда по сообщениям, платой за решение Москвы отменить поставки своего оружия в Сирию стала продажа Израилем беспилотников для российской армии, а также возможность Москвы влиять на продажи израильского оружия в Грузию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.