Власти Таджикистана, маленького горного государства в бывшей советской Средней Азии, недавно издали закон, который не разрешает религиозное воспитание детей и подростков, практически запрещая им молиться в мечетях. Закон, очевидно направленный на сдерживание распространяющегося влияния исламского фундаментализма в стране, предписывает гражданам, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, получение образование в светских школах. Учиться в мусульманских школах и посещать мечети может взрослое население. Президент Эмомали Рахмон подписал закон во вторник, проигнориров протесты находящейся в оппозиции Партии исламского возрождения, а также небольших групп активистов, борющихся за соблюдение прав человека и считающих этот закон недопустимым вмешательством в частную жизнь граждан.

Правительство Душанбе уже давно не скрывает своей озабоченности растущим, хотя и достаточно скрытым влиянием исламского радикализма в стране, которая имеет очень протяженную и зачастую неконтролируемую границу с Афганистаном, в чьих пограничных   районах живет много этнических таджиков, говорящих на таджикском языке, что облегчает обмен и взаимное общение. Напряженность в отношениях между светским и мусульманским населением в Таджикистане имеет длинную историю, которая восходит ко временам оккупации региона со стороны царской империи и которая стала быстро возрождаться с момента объявления независимости страны после распада СССР в 1991 году. Между 1992 и 1994 годами эта напряженность вылилась в самую настоящую  ползучую гражданскую войну между светскими силами, фактически наследниками советского политического класса, поддерживаемыми подразделением российских войск, и исламистскими силами в союзе с группами либерально-демократической ориентации, которые на некоторый период стали у власти. Борьба сопровождалась острым соперничеством между региональными кланами. В результате более 100 тысяч человек погибли, а около миллиона стали беженцами, ужасный баланс для страны с 7 миллионами жителей и крайне слабой экономикой. С 1994 года страной «демократически» правит Эмомали Рахмон, не раз переизбиравшийся президентом с обескураживающим и малоправдоподобным процентным перевесом.

Таджикистан относится к наиболее бедным странам мира. Его единственный природный  ресурс - залежи бокситов, откуда страна добывает алюминий. Нужно отметить и хороший гидроэлектроэнергетический потенциал, что позволяет Таджикистану экспортировать энергию в ближайшие страны, среди которых Китай. Но источником большей части валового национального продукта являются денежные переводы эмигрантов. Почти все они живут в России.

Вновь одобренный закон не предполагает специальных санкций для родителей, которые не подчинятся  запрету и разрешат своим детям посещать мечети. Но таджикская полиция достаточно жестока, чтобы дать понять, что закон нельзя нарушать. В то же время она коррумпирована и первой нарушает закон, когда ей это выгодно, как, например, в случае с трафиком наркотиков. В любом случае, сомнительно, что результаты этого запрета оправдают  надежды правительства, которое уже  и раньше прибегало к различным подобным мерам, среди которых, например, закрытие нескольких «незаконных» мечетей, насильное возвращение в страну таджикских студентов, записавшихся в мусульманские университеты других стран (в первую очередь в Иране) и обязанность верующих, подверженных самым разным формам контроля, четко придерживаться правил, предписываемых правительством.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.