Последние двадцать лет, минувшие после крушения коммунистической империи в 1991 году, Российская Федерация и США разыгрывают современный вариант «Большой игры» XIX века, борясь за господство на евразийской территории бывшего СССР, ныне ставшей поистине районом катастрофы.

Нет ничего удивительного в том, что Москва видит в своих бывших колониальных владениях часть собственного «ближнего зарубежья» - этаких российский вариант доктрины Монро, определяющей интересы США в Центральной и Латинской Америке,  «Монрусская доктрина».

Интересы США в постсоветском пространстве Евразии с 1991 года вначале были сосредоточены на огромных еще не разработанных энергетических ресурсах, к которым после 11 сентября добавилось и другое измерение: военные базы, искусно используемые для того, чтобы постоянно следить и за русским медведем, и за поднимающимся Китаем.

Конфронтация Вашингтона с Москвой за доминирование в этом регионе все сильнее начинает напоминать известную сцену из фильма «Поиск утраченного ковчега» (Raiders of the Lost Ark) (забавно, что действие фильма происходит в этом же месте), где Мэрион Рэйвенвуд участвует в алкогольном состязании, стремясь напоить своего противника, чтобы он свалился под стол.

Последним хрящиком, оставшимся на пышном банкетном столе, и стал Таджикистан, самая бедная из бывших советских республик, но единственная, в которой и Российская Федерация, и США видят свои «стратегические» интересы.

Что самое трагичное в этой игре, напоминающей борьбу с тенью, так это то, насколько мало «просачивается» к среднему таджику, чья жизнь проходит в тисках нищеты при отсутствии перспективы. Таджикам приходится сталкиваться с устрашающим перечнем проблем – помимо уже упомянутой нищеты, к бичам, от которых страдает здешнее население, относятся активная наркоторговля, постоянная исламистская угроза и коррупция. Барометр Мировой Коррупции 2010, обнародованный недавно международным движением Transparency International, помещает Таджикистан на 154-е место из 178 возможных по ситуации в плане коррупции.

Что же касается наркотиков, 1300-километровая  плохо защищенная граница с Афганистаном, отделяющая одно из самых нестабильных государств мира от одного из беднейших, практически открыта.

Вашингтон с большим запозданием признал огромное значение Таджикистана для своих попыток утихомирить Афганистан. В прошлом году США предоставил Таджикистану щедрую иностранную помощь на сумму 65,48 миллионов долларов. Две опасности, исходящие из Таджикистана, вызывают у Вашингтона наибольшую тревогу: это наркоторговля и исламские боевики, и пока что ничто не указывает на то, что какая-то из этих опасностей успешно сдерживается. По оценкам плана развития Организации Объединенных Наций, в Афганистане в 2010 году было произведено около 3600 тонн опиума, большая часть которого отправлялась на европейский и американский рынок транзитом через Таджикистан. В 2009 году таджикские спецслужбы задержали несчастные 4,5 тонны наркотиков. Кто поручится, сколько их прошло незамеченными?

Что до России, то она никогда по-настоящему отсюда и не уходила. На прошлой неделе Сергей Нарышкин, глава администрации российского президента Дмитрия Медведева, сопровождал российского министра обороны Анатолия Сердюкова в его поездке в Таджикистан, где состоялась встреча с высокопоставленными официальными лицами. Одним из непосредственных итогов их беседы стало решение Москвы сократить таможенные сборы на нефтепродукты, экспортируемые в Таджикистан, – не мелочь для Душанбе, импортирующего почти 90% углеводородов из России.

Что же касается исламистских боевиков в Таджикистане – это наследие жестокой гражданской войны в этой стране. Из всех бывших советских «-станов» Таджикистан больше всех пострадал после развала в 1991 году; в 1992 году Таджикистан погрузился в жестокую гражданскую войну между убежденными коммунистами и исламскими боевиками. За пять лет этой войны, которой удалось положить конец лишь при активном посредничестве ООН, было убито более 50 тысяч человек из нации численностью 7,5 миллионов, а больше десятой части населения бежали из страны. Чтобы понять привлекательность ислама для такого угнетенного народа, как таджики, напомним, что коммунизм так не смог значительно улучшить их жизнь, а за два десятилетия капитализма сумела обогатиться лишь небольшая часть элиты страны, а другая лишь еще больше обнищала, затаив к счастливчикам недоброе чувство.

Нынешняя администрация возлагает надежды на свои планы стать ведущим в Центральной Азии экспортером электричества. Для этого она старается завершить строительство огромной  Рогунской гидроэлектростанции на реке Вахш мощностью 3,6 тысячи мегаватт; это проект еще советских времен, сооружение которого было начато в 1976 году. Выжимая из населения последние гроши, чтобы осуществить свои славные националистские планы, таджикское правительство в декабре 2009 года выпустило рогунские акции и заставило всех граждан в обязательном порядке приобретать их на сумму  почти на 700 долларов, что превышает годовой доход таджика.  Эта мера позволила правительству набрать 600 миллионов долларов, необходимые для продолжения стройки.

Строительство вызывает тревогу в соседнем Узбекистане, который опасается, что Рогунская ГЭС уменьшит приток воды ниже по течению, а вода является необходимым ресурсом для обширных хлопковых полей Узбекистана.

Так что же делать?


Настало время Вашингтону и Москве понять общность интересов двух стран в Таджикистане, которые сводятся к тому, чтобы поставить заслон наркоторговле и справиться с притягательной силой радикального ислама. Соответственно, помощь этой стране должна быть основываться на улучшении жизни сельского населения и оживлении регионального сельского хозяйства, сколь ни скучной может показаться эта тема. Более того, обе страны должны договориться о закрытии темы Таджикистана как военного актива и вместо этого помочь ему восстановить страшный ущерб, нанесенный гражданской войной, после которая большая часть инфраструктуры, остававшейся с советских времена, оказалась разрушена.

Пока страна остается заложником в новой «Большой игре», ее население будет прислуживаться к манящему призыву исламского наследия; а как обнаружили, на свою голову, и Россия, и США, в этом хоре звучат голоса, чья песня не всегда оказывается благоприятной для них обоих. Таджикистану же пора вернуться к истокам, а это означает, прежде всего, необходимость обеспечить мужчине возможность содержать семью. Население страны составляет 7,5 миллионов человек – так ли уж дорого это обойдется,  особенно сверхдержаве, в соседнем Афганистане выбрасывающей на ветер по 120 миллиардов долларов в год?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.