Окончание, начало см.здесь.

Усилия узбекских властей не приводят к желаемой цели: всеобщей терминализации и банкоматизации страны. И возникает два крамольных вопроса.

Первый: отчего такое плохое качество управления государственным аппаратом? Верхи решения принимают, а на местах его просто саботируют или не способны исполнить. Но данное утверждение спотыкается о факты.

Если властям нужно провести очередную годовщину независимости с особым размахом, то его так и отпразднуют. Ничто и никто не помешает.

Второй: а может быть власти просто дурачат население? Мол, чем больше банкоматов, тем легче будет обналичивать деньги с карточки. При этом количество наличных денег, заправляемых в банкоматы, или не меняется, или растет очень медленно.

Искусственное замедление оборота наличных денег позволяет узбекским властям получать хорошие цифры по росту валового внутреннего продукта, в какой-то степени сдерживать инфляцию и не наращивать в экономике денежную массу, не обеспеченную товарами и услугами.

Власти стремятся еще более замедлить темпы оборота наличных денег. Согласно рекомендациям Центрального банка, пришло время средств предпринимателей. Если монетарная политика властей будет и в дальнейшем ужесточаться, то, первое, цены вырастут, второе, увеличится теневой сектор.

Рост теневого сектора уменьшит поступления в бюджет. А это вынудит власти повышать налоги, чтобы компенсировать потери от ухода в теневой сектор части узбекского бизнеса. Налоги должен будет заплатить легальный бизнес. Без сомнения, легальный бизнес больше платить не захочет, что вызовет очередную волну роста теневого сектора.

Такой круговорот бизнеса в природе ничего кроме социальных потрясений создать не может. Если же принимать во внимание, сколько лет узбекский бизнес живет в состоянии нокдауна, то очередные рекомендации Центрального банка - укус комара, не больше.

Если бизнес и госорганы не хотят, никто не заставит

Бизнес, наблюдая за действиями Центрального банка, рекомендовавшего коммерческим банкам 10 процентов со средств на счетах предпринимателей переводить на пластиковые карточки, выводы уже делает.

В столице Узбекистана, Ташкенте, проблем с терминалами много. Про регионы можно и не говорить. Знаменитые на весь Узбекистан торговые ряды по улице Навои практически не торгуют за безналичный расчет.

Терминалов один-два, а торговых точек - сотни.

В то время, как по телевизору налоговики объясняют населению обязательное наличие терминала в магазине, в жизни все по-иному. Мобильный телефон за безналичный расчет вообще не купишь.

В приватных беседах торговцы честно заявляют, что "крыша" у них круче, чем узбекское правительство.

Такая же ситуация на строительном рынке "Паркентский", а в центре Ташкента ряд фирменных бутиков открыто работает только за наличный расчет.

И если бы так поступал только бизнес.

Главное управление безопасности дорожного движения - тому яркий пример. Получаете номер для автомашины, оформляете технический осмотр или платите штраф - принимают только наличные деньги. А гаишники на дорогах, если человек предложит оплатить штраф пластиковой карточкой, просто посмеются.

С одной стороны, руководство Центрального банка в своих многочисленных интервью говорит о том, что пластиковая карточка - это платежное средство, а не инструмент для получения наличных денег в банкоматах.

В западных странах карточка на самом деле платежное средство. В других странах СНГ карточку используют по двойному назначению: платят за товары и услуги, а также снимают в банкоматах наличность.

С другой стороны, в Узбекистане пластиковая карточка - это инструмент для снижения наличного денежного оборота. Поэтому население испытывает большие проблемы с обналичиванием своих средств. И нет никаких проблем, если на карточку покупаешь товары в магазинах. Проблема лишь в том, что в магазинах, где есть терминалы, не всегда есть то, за что хочется заплатить…

Власти не хотят ускорять оборот

К такому выводу приходит любой, кто внимательно отслеживает монетарную политику узбекских властей. Ее представители могут что угодно заявлять через средства массовой информации. Любые разъяснения ничего не значат, если ситуация не меняется.

Наверное, власти считают себя самыми умными и проницательными, а людей, которыми они якобы управляют, невежами. Как по-другому можно понять двуличную политику? С одной стороны, внедрение банкоматов и терминалов представлено властями как благо для народа. С другой, народ как раз страдает именно из-за того, что половину зарплаты получает на карточку.

Значит, все разъяснения - не больше, чем ширма, за которой государство проворачивает свои дела. Главное - показать миру, как хорошо Узбекистан справляется с кризисом, как быстро растет экономика, и какие высокие в РУ макроэкономические показатели.

Еще одна цель, которую преследует государство - контроль над бизнесом. А он начинается с контроля над финансами. Если в середине 90-х годов власти просто громили бизнес, то теперь они идут не напролом, а в обход.

То есть сегодня бизнесу дали возможность использовать в необходимых ему целях 10 процентов заработанного. Потом месяц-другой посмотрят, и если представители бизнеса не помчатся обналичивать деньги в банкоматах или через банки, то могут увеличить квоту еще на 5 процентов, до 15.

Эта ситуация словно из жизни взята. Примерно также несовершеннолетний подросток просит денег у родителей на всякие мелочи. Другое дело, что власти, в попытках жестко контролировать бизнес, взяли в оборот самих родителей. Подросток просит денег у родителей, а родители должны попросить денег у государства.

Все как обычно

Если смотреть с точки зрения экономиста, то повышение депозитной базы коммерческих банков должно вести к активизации банков на рынке кредитования экономики.

Как говорится в отчете Центрального банка и Министерства экономики, "В течение первого полугодия т.г. коммерческими банками выдано кредитов на осуществление модернизации, технологического и технического перевооружения производств и реализации инвестиционных проектов предприятий в размере 518 миллиардов сумов или в 2,3 раза больше, чем за аналогичный период 2009 года. В результате объем освоенных кредитных ресурсов коммерческих банков в общем объеме капитальных вложений вырос более чем в 2 раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года".

Если же принимать начальную базу, когда доля банков в объеме капитальных вложений была равна значению ниже 1 процента, то рост, скажем прямо, незначительный. Скорее формальный (банки все же должны кредитовать экономику), чем реальный.

Банки несамостоятельны. Об этом свидетельствует множество факторов. К примеру, в третьей декаде каждого месяца они приостанавливают выдачу наличных денег, чтобы саккумулировать средства на начало месяца. Все это делалось, делается, и будет делаться по указанию Центрального банка. Причем, система ущербна, ибо Центральный банк ведет свою политику скрытно. Ни одно указание банка, направленное на снижение оборота наличных денег, не оформляется документально. Просто устные указания. Завтра, если экономика рухнет, Центральный банк будет ни при чем.

Рост депозитной базы - единственный инструмент властей исполнять свои обязательства перед бюджетниками. А так как часть виртуальных денег существует только в отчетности и не подкреплена товарной массой или услугами, значит, показатели узбекских банков нуждаются в скрупулезной проверке.

Кредитование мизерно лишь потому, что реальных денег в банке совсем немного.

Все вышесказанное наводит на печальные мысли.

Во-первых, власти, как всегда, делают то, что могут делать. Ограничивают оборот наличных денег, вынуждая бизнес уходить в теневой сектор. Скорее всего, уход в тень выгоден чиновникам, так как расширяет базу тех субъектов бизнеса, с которых можно получать взятки с гарантией, что взяткодатели никуда не заявят.

Во-вторых, власть давно стала заложником проводимой ею экономической политики. Чтобы перейти на рыночное регулирование, государству необходимо провести реальные реформы. В первую очередь, отказаться от государственного регулирования валютного рынка. Если сум отпустить, то все сегодняшние макроэкономические выкладки окажутся дутыми, а темпы роста превратятся в темпы рецессии. Кризис в Узбекистане - явление постоянное. А после кризиса, как правило, идет рецессия.

В-третьих, если власти и в дальнейшем будут все жестче контролировать бизнес, то инфляции не избежать. Любой сигнал к высокой инфляции будет вызывать ужесточение регулирования. В свою очередь, ужесточение мер правительства не может быть величиной постоянной. На каком-то этапе экономика перестанет работать, и даже с самыми распрекрасными формально макроэкономическими показателями, просто утонет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.