Недавно Министерство экономики и Госкомстат Узбекистана опубликовали официальное сообщение об итогах социально-экономического развития страны в первом полугодии 2010 года.

В статье третьей под названием "Обеспечение финансово-банковской устойчивости" говорится о мощном росте депозитной базы узбекских банков.

В частности, о том, что совокупный капитал банковской системы к концу первого полугодия по сравнению с аналогичным периодом 2009 года увеличился на 44,5%. Ко всему прочему, остатки депозитов клиентов в банках выросли на 67,2 процента, средства населения в кредитных организациях - на 78,1 процента.

Удельный вес срочных и сберегательных вкладов в общей сумме депозитов населения в кредитных организациях составил 86,2 процента. В результате, совокупные активы банков по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличились на 5,1 триллиона сумов (9 сумов к 1 тенге по официальному курсу, и 13 к 1 по курсу черного рынка) или на 34,3 процента.

Недавно сайт Узметроном.cоm сообщил, что согласно рекомендациям высокопоставленных чиновников Центрального банка, фактически обязательным для исполнения коммерческими банками, индивидуальным предпринимателям является перевод на счет пластиковой карты не более 10 процентов финансовых средств с основного счета. Тогда как в законе четко прописано, что "субъекты предпринимательской деятельности самостоятельно распоряжаются своими средствами, банки не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств предпринимателей".

Почему растет депозитная база

Связь между бодрыми заявлениями Минэкономики и Госкомстата и рекомендациями чиновников Центрального банка самая что ни на есть прямая. Еще одним очевидным источником пополнения ликвидности банковской системы является перевод половины заработной платы работников бюджетной сферы на пластиковые карточки.

Смысл перевода объясняется официальными властями необходимостью постепенного перехода на безналичный расчет - цивилизованной формы хождения денег в цивилизованных странах.

Но активное внедрение безналичных расчетов несет с собой другую нагрузку. А именно улучшение макроэкономических показателей. Поэтому есть прямая зависимость между темпами внедрения пластиковых карточек и темпами роста объемов ликвидности в узбекских банках.

Во всей этой нехитрой схеме есть один важный нюанс. Чтобы макроэкономические показатели росли, а банки накапливали ликвидность, необходимо усложнить доступ к безналичным деньгам.

Что на самом деле и происходит. Бизнес, чьи счета находятся в коммерческих банках, должен платить определенную мзду, чтобы воспользоваться деньгами, который он заработал. Население вынуждено использовать карточки в магазинах, где терминалы имеются. Таких, естественно, не так уж и много.

Но, даже заплатив деньги за пользование своими деньгами, бизнес сталкивается с большими проблемами. За определенный промежуток времени можно обналичить определенное количество денег. Население вынуждено простаивать большие очереди, чтобы обналичить четко оговоренную сумму. Увеличить ее до уровня имеющейся на карточке суммы мало кому удается. За это тоже нужно платить. Но и при этом большие суммы безналичных денег остается на счетах в банках.

Экономисты такую схему называют искусственным замедлением оборота денег. В отличие от узбекской схемы, во времена Советского Союза государство было заинтересовано в обратном - ускорении денежного оборота, за счет чего и достигался рост валового внутреннего продукта. Поэтому зарплату в СССР выдавали два раза: аванс в середине месяца, и зарплату в начале месяца. Ускорением оборота вызвана и выплата заработной платы в западных странах. Там ее выдают еще чаще: один раз в неделю.

Вывод из всего сказанного очень простой. По всей видимости, узбекские власти сталкиваются с огромными проблемами по сбору налогов и других обязательных платежей в бюджет. Из-за чего образуется дефицит бюджета, который можно компенсировать за счет внедрения так называемых безналичных расчетов.

Значит, живых денег под суммы, которые лежат на карточках, попросту нет. И товарная масса больше напечатанных узбекским правительством денег. Это и есть инфляционное давление, вынуждающее узбекские власти несколько раз в году запускать печатный станок. Он запускается до того, как президент подписывает очередной указ о повышении заработных плат, пенсий, пособий и стипендий.

Как замедлить оборот денег

О том, что система безналичного расчета ставит перед собой целью искусственное замедление наличного оборота, свидетельствует следующий факт.

Десятки грозных указов президента и постановлений президента и правительства говорят об одном и том же - активном внедрении терминалов, банкоматов и других современных приспособлений для осуществления безналичных расчетов.

Причем, меры наказаний для лиц, не сумевших расширить поле хождения безналичных денег, становятся все суровее.

Вместе с тем физическое расширение идет постоянно: банкоматов становится все больше, терминалы внедряют чуть ли не горных отдаленных поселках, но количество просто не желает переходить в качество.

Количественный рост можно показать на следующем примере. Можно, например, поставить 10 банкоматов, и загрузить их, предположим, 10 триллионами сумов. Можно, например, поставить 10 тысяч банкоматов, и загрузить их 10 триллионами сумов. Во втором случае люди получают больший доступ к банкоматам за некоторым исключением: сумма ведь не поменялась. Примерно то же самое происходит и в узбекской экономике. Количество банкоматов растет, а сумма, которую могут туда положить узбекские банки, не меняется.

С терминальной сетью происходит нечто иное. Из года в год она расширяется, но очевидного интереса торговых сетей или частных торговцев не вызывает. Это как раз-таки связано с затрудненным доступом к безналичным деньгам. А также с некоторыми рекомендациями Центрального банка, ограничивающего хождение наличных денег.

Поэтому на самом деле происходит игра в кошки-мышки. Бизнес, не желая работать по карточкам, вынужден держать терминалы в торговых точках. При этом наличные продавцы принимают охотно, а по карточкам цены на товары дороже: предприниматель вынужден забивать в цену товара ту сумму, которую он потом отдаст за обналичку банку.

Но, судя по озвученной в начале статьи информации, узбекские предприниматели могут в массовом порядке отказываться от использования терминалов. Просто перевод одной десятой части заработанных денег на пластиковую карточку вынудит предпринимателей повысить цены на продукты. То есть, в конечном счете, за все заплатит потребитель.

Конечно, можно пойти и по другому пути. Просто обманывать клиентов, но, принимая в расчет спад потребления, на это мало кто пойдет.

Меры Центрального банка по ограничению оборота наличных денег приведут к контролю со стороны государства расходов, которые делает бизнес. По-иному эту меру сложно охарактеризовать.

По сути, это еще один дополнительный налог на бизнес, 90 процентов средств которого будут заморожены на банковских счетах. Если следовать логике, то в ближайшие месяцы следует ожидать постепенного смягчения данной меры.

Центральный банк будет рекомендовать коммерческим банкам переводить на пластиковые карточки 20, 30, 40 и 50 процентов от денег, которые бизнес положил на свои банковские счета. Безусловно, такие меры приведут к тому, что бизнесу будет все сложнее исполнять свои обязательства перед поставщиками, по уже подписанным и действующим контрактам.

Одновременно данные меры вынудят многих предпринимателей уводить в тень часть своей прибыли. Тем самым, теневой сектор еще более расширится. Что, несомненно, приведет к снижению уровня собираемости налогов.

Почему узбекские экономисты и чиновники делают вид, что всего этого не видят, непонятно.

Как непонятны и другие явления, свойственные экономике страны, в последние два года растущей на уровне темпов роста китайской.

Продолжение следует

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.