Последствия ливийского кризиса непредсказуемы, несмотря на стремление лидеров западного мира убрать Каддафи.

Если бы президент США Барак Обама действительно был столь всевластен, как представляет его мировая гегемония, в его рабочую программу последних недель вряд ли бы вошли кризис в Тунисе, Египте и Ливии. Сомнительно также, что он отправился бы в поездку (особенно с учетом нынешних обстоятельств) по Бразилии, Чили и Сальвадору.

Поддержав инициативу Саркози о начале военной операции против Муамара Каддафи, Обама начал латиноамериканское турне с модернистской бразильской столицы Бразилиа и привлекательнейшей политической арены Рио-де-Жанейро. Позже запланированы визиты в Сантьяго-де-Чили (Чили) и Сан-Сальвадор (Сальвадор).

Вот только все мысли президента в это время, наверняка, - о Бенгази и, вторым планом, о Тегеране. Тщательно продуманная программа визита в Латинскую Америку, построенная таким образом, чтобы избежать трения с членами прочавистского блока АЛБА (Боливарианский альянс для народов нашей Америки), была продиктована беспокойством о Мексике (к остальным своим южным соседям Вашингтон традиционно относится с пренебрежением). Эта пограничная с США страна истекает кровью, разрывается на части наркотрафиком и метастазами коррупции. Одной из последних жертв дипломатических скандалов здесь стал Карлос Паскуаль (Carlos Pascual), посол Обамы, отозванный из-за утечек WikiLeaks, сделавших выполнение его обязанностей невозможным, с точки зрения президента Мексики Фелипе Кальдерона (Felipe Calderón).

Мнение Фиделя Кастро (у его брата Рауля сейчас достаточно других проблем) касательно западной интервенции в Северную Африку волнует снисходительных подчиненных Хиллари Клинтон из Государственного департамента не больше, чем вопли Чавеса из Венесуэлы. Но неприятных моментов избежать не удалось. Поездка Обамы началась с конфуза в связи с отказом бывшего президента Бразилии Луиса Инасиу Лулы да Сильва (Luiz Inacio Lula da Silva) прийти на завтрак, устроенный его преемницей Дилмой Руссефф (Dilma Rousseff) в честь Барака Обамы, куда он был приглашен, как и все демократические экс-президенты Бразилии. Новоизбранная президент, в свою очередь, отменила пресс-конференцию, на которой ей и американскому президенту могли задать нежелательные вопросы.

Подоплека этого решения, скорее всего, кроется в подчеркнутом противостоянии Бразилии во время исторического голосования Совета Безопасности ООН в отношении ультиматума Каддафи и военной операции в Ливии. Это ставит принимающую сторону Обамы на одну доску с Китаем и Россией. Германия Ангелы Меркель тоже не поддержала инициативы своего союзника Саркози, что заставляет усомниться в франко-германском единстве ради спасения евро, о котором столько говорят.

К счастью для Вашингтона, он всегда может рассчитывать на поддержку британцев, кто бы ни занимал руководящие посты на Даунинг-Стрит. Установившиеся «особые отношения» между двумя странами работают как часы. Кто сомневается, пусть спросит у Саддама Хуссейна, мир его праху. То же скажут вам и аргентинские военные, наивно полагавшие, что Рейган будет сидеть сложа руки и смотреть на сюрреалистичную авантюру с Мальдивскими островами. Впрочем, нежелание Обамы отправляться в латиноамериканское турне лишь сменило нежелание вмешиваться в сложные и запутанные события на севере Африки, разворачивающиеся в непосредственной близости от Израиля и в доступности иранских баллистических ракет.

Пока советники Обамы удивлялись тому, что кризис в Тунисе и Египте разрешился по относительно мирному сценарию (по крайней мере, на настоящий момент), в Ливии разразился новый кризис. Его последствия, несмотря на решительные действия Совета Безопасности, непредсказуемы. И это при том, что убрать Каддафи хотят практически все лидеры так называемого западного мира.

Хотя итоги подводить еще рано, мы вполне можем угадать баланс отношений между США и их ключевыми европейскими союзниками. Особо следует отметить на удивление успешную работу Совета Безопасности. Вопреки сложившимся в ООН традициям, основным сторонникам силового решения (США, Франции и Великобритании) удалось продавить свое решение. «Трипольская тройка» (в отличие от принимавшей решение по Азорским островам) сумела навязать свое мнение колебавшимся и добиться от них нейтралитета.

Ведущую роль в этом трио, безусловно, играет Франция, возглавляемая гиперактивным Николя Саркози, достойно вознагражденным за свои усилия. Впрочем, это самое малое, чего можно было ожидать от того, кто (с большой опаской, по мнению большинства наблюдателей) поспешил признать ливийскую оппозицию законными представителями страны. Так французский президент ответил на обвинения Каддафи в отношении финансирования Ливией его предвыборной кампании.

В проигрыше, как всегда, оказался Европейский Союз, достойно представленный всеми своими членами (за исключением Германии). Неспособность прийти к единогласному решению на Совете в очередной раз показала преимущества системы голосования ООН. Но Брюссель всегда учится на своих ошибках.

Устремленный всеми своими помыслами в Вашингтон Обама поспешил укрепить и без того замечательные отношения с Чили (партнером США по договору о свободной торговле, идентичному договору Евросоюза). Встречу в Сан-Сальвадоре с Маурисио Фумесом (Mauricio Fumes), бывшим лидером «Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти» (Frente Nacional de Liberación Farabundo Martí), и почести убитому кардиналу Оскару Ромеро (Oscar Romero) можно трактовать как своеобразный посыл левым и «Социализму XXI века» Чавеса и компании. Но думал Обама при этом, наверняка, про Северную Африку. И так и будет, пока социальный взрыв в Мексике не напомнит ему, на каком континенте он живет. Хорошо еще, что Куба, по милости Рауля, держится на плаву, благодаря проводимым им экономическим реформам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.