В Колумбии венесуэльского президента Уго Чавеса часто называют сумасшедшим и непредсказуемым. Я не хочу участвовать в этих спорах. И тем не менее, считаю, что в вопросе об американских военных базах в Колумбии ответ Чавеса был более чем предсказуемым.
Сразу же хочу пояснить, что лично я Чавесу не симпатизирую. Меня раздражают его авторитарный мессианизм, воинственность и тяга к вмешательству в чужие дела. Кроме того, как и подавляющее большинство колумбийцев, я полагаю, что он поддерживает наших повстанцев и на нём, таким образом, лежит часть ответственности за ту страшную трагедию, которую мы пережили за последнии десятилетия.


Однако ни одной стране не дано выбирать ни соседей, ни тем более их  руководителей. Переехать тоже нельзя. Поэтому, когда у какой-либо страны возникают серьёзные осложнения с сопредельным государством, оно должно решить, будет ли пытаться урегулировать их дипломатическим путём, чтобы свести к минимуму, или же предпримет меры иного порядка, несмотря на то, что они могут привести к обострению конфликта.
Подписав соглашение о передаче баз США, колумбийское правительство, надеявшееся таким образом укрепить свои отношения с США, пошло на обострение конфликта с Чавесом. Как и следовало ожидать, реакция последнего было жёсткой.


С самого начала пребывания у власти Чавес не упустил ни одной возможности, чтобы продемонстрировать свою неприязнь по отношению к Вашингтону. Он сыпал  оскорблениями в адрес руководителей США, установил тесные отношения с его злейшими врагами, многие из которых известны своими нарушениями прав человека, а также вмешивался во внутренние дела стран континента, пытаясь экспортировать модель своего политического устройства.


Так что не следует приписывать исключительно параноидальным наклонностям его опасения относительно американской интервенции в Венесуэлу, особенно после провалившейся попытки государственного переворота 2002 года. Отвергать подобную вероятность равносильно отрицанию всей длинной истории военных интервенций США в различные латиноамериканские страны.


Некоторые считают, что при Обаме вряд ли возможно военное вмешательство США в дела континента. Я с этим согласен. Но только давайте не  забывать о том, что мессианизм Чавеса толкает его на то, чтобы править Венесуэлой вечно. Кроме того, Обама не первый президент, пытающийся установить новые отношения с Латинской Америкой. То же самое пытались сделать, например, Рузвельт и Картер. Но вслед за ними к власти пришли президенты, которые, не колеблясь, отправляли американских морских  пехотинцев в страны этого континента.
Правительство  Колумбии уверяет, что соглашение не предусматривает размещения каких-либо американских баз в Колумбии и никоим образом не изменяет уже существующие отношения сотрудничества между США и Колумбией.


Оно заявляет, что Венесуэла со своей стороны также подписала ряд соглашений со странами весьма сомнительной репутации, и что США не нужны базы в Колумбии для интервенции в Венесуэлу.


На самом деле не столь уж интересно заниматься выяснением того, насколько правдивы или точны утверждения колумбийского правительства. Главное заключается в том, что, как это можно было легко предположить, правительство Венесуэлы считает, что соглашение о базах представляет собой угрозу его суверенитету и отреагировало соответственно.


О чём можно с уверенностью сказать, так это о том, что безрассудство обоих правительств привело к обвалу  товарооборота между двумя странами, имеющего столь большое значение для Колумбии. Будем лишь надеяться на то, что есть ещё какой-то здравый смысл, который не позволит, чтобы, вопреки воле колумбийцев и венесуэльцев, между двумя странами разгорелся военный конфликт. Это будет настоящей катастрофой, которую не смогут простить народы наших стран.


Хуан Фернандо Харамильо  - преподаватель Национального Университета и член Центра изучения права, юриспруденции и общества–DeJuSticia– (www.dejusticia.org).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.