В конце прошлой недели правительство Бразилии незаметно приковало к себе взоры дипломатического мира. Это связано с тем, что Бразилия поддерживает тесные отношения с главными мировыми столицами, особенно по животрепещущим вопросам. А управляет всеми контактами опытнейший министр иностранных дел Бразилии Сельсу Аморим (Celso Amorim).


23 ноября этого года президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду был оказан самый     тёплый приём на высшем уровне в Бразилии. Десять дней спустя, глава бразильской дипломатии Аморим неожиданно направился из Женевы, где он вёл переговоры о вступлении своей страны во Всемирную торговую организацию, в Тегеран. На прошлой неделе он покинул делегацию, которая совершала турне по Европе во главе с президентом страны Лулой да Силвой. Хотя представителям прессы мало что сообщили, позже стали известны некоторые подробности этой поездки.
Почти весь четверг 3 декабря глава бразильской дипломатии совещался с высокопоставленными иранскими чиновниками, включая  самого президента Ахмадинежада и его министра иностранных дел Манушера Моттаки. Лейтмотивом встречи был вопрос, являющийся сегодня главным раздражителем между Европой и США, с одной стороны, и тегеранским режимом, с другой: иранская ядерная программа.


Следует также добавить, что неделю назад иранская сторона заявила о строительстве 10 новых научно-производственных ядерных центров. Тегеранские представители заверили о том, что проинформируют Международное Агентство по Атомной Энергии МАГАТЭ), когда данные центры войдут в строй.
Кроме того, прошедшие две недели тому назад переговоры иранской «шестёрки» (в неё входят США, Россия, Англия, Франция, Китай и Германия) с Ираном и МАГАТЭ не дали каких-либо результатов. Иран отверг предложения, сделанные ему с тем, чтобы «избежать обогащения урана на его территории», и отказался передать часть своего ядерного топлива России, которая бы обработала его у себя и вернула Исламской Республике готовым для производства лекарств с помощью ядерных реакторов.


Иран всё время утверждал, что (то же самое повторял Ахмадинежад в Бразилии), что обогатил этот уран лишь на 20% и что его ядерная программа преследует исключительно мирные цели. Однако у западных стран остаются вопросы. Хотя они и утверждают, что готовы к переговорам – в течение определённого времени-, но каждый отрицательный ответ Ирана создаёт ощущение вакуума. И опять все те же разговоры о необходимости введения санкций и изоляции режима.
Именно президент Бразилии Лула да Силва, как внутри страны, так и во время своего недавнего европейского турне, отмечал, что «с Ахмадинежадом» следует продолжать диалог и ни в коем случае не изолировать его.


Стоит вспомнить и о письме Барака Обамы, оправленном Луле за несколько дней до приезда Ахмадинежада, в котором американский президент просит своего бразильского коллегу взять на себя посредническую миссию и предложить иранскому правителю обсудить ядерную проблему. Среди других вопросов Обама упомянул и кризис в Гондурасе.
По поводу Гондураса могут быть некоторые новости. Бразильцы были в последнее время более осторожными в связи с прошедшими в Тегусигальпе выборами. К этому также следует добавить, что Мануэль Селайя вот уже почти три месяца проживает в посольстве Бразилии в Гондурасе, которое предоставило ему убежище на своей территории.


Бывший министр энергетики, а ныне глава администрации президента Бразилии Дилма Руссеф (Dilma Roussef) подчеркнула в интервью бразильским информационным агентствам, что «обстановка в Гондурасе изменилась и нельзя отрицать факт проведения выборов, хотя переворот и имел место» (эта позиция очень схожа с тем, что заявляет Артуро Валенсуэла (Arturo Valenzuela), помощник госсекретаря США по делам государств Западного полушария).
Согласно сообщениям информационных агентств, бразильцы рассматривают в качестве  возможного способа выхода из создавшейся ситуации (посмотрим, что они решат в итоге) предоставление Селайе статуса политического беженца и обеспечение ему возможности выехать в Бразилию.


Кроме того, по сообщениям местной печати и ряда информационных агентств, Бразилия могла  бы занять более гибкую позицию по отношению к будущему избранному правительству Гондураса. Но законный президент Мануэль Селайя заявил в последние часы, что намерен оставаться в посольстве Бразилии в Тегусигальпе до тех пор, пока ему это позволят. Он даже заявил, что имеет намерение вступить в диалог со вновь избранным президентом Пепе Лобо (Pepe Lobo). Наверняка высшие должностные лица Бразилии анализирует сейчас совместно с Селайей (и, возможно, с Вашингтоном), на  каком варианте решения проблемы лучше остановиться. Напомним, что Верховный Суд Гондураса отказал Селайе в праве вернуться к власти. А в Бразилии всё ещё нет посла США. Ожидалось, что вскоре Сенат утвердит в этой должности Тома Шэннона (Tom Shannon). Если это назначение произойдёт, то возможно, что в ближайшие недели (в зависимости, конечно, от развития событий в самом Гондурасе) будут названы конкретные сроки визита госсекретаря Хилари Клинтон в Бразилию (Лула уже посетил с официальным визитом Белый Дом).

 

Это увеличивает вероятность того, что в течение летних месяцев (в Южной Америке это январь-февраль), Барак Обама наконец совершит поездку в Южную Америку, предположения такого рода высказываются уже давно. Во время турне американский президент помимо Бразилии посетит также Чили (до того, как действующая глава государства Мишель Бачелет сложит свои полномочия в связи с окончанием президентского срока) и, возможно, сделает короткую остановку в какой-нибудь ещё стране этого региона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.