Празднование годовщины победы над нацистской Германией для российской армии протекало не как обычно, несмотря на воинственный вид, форму с иголочки и наисовременнейшее оснащение войск, которые 9 мая прошли парадом по Красной площади в Москве. В глубине души офицеры обеспокоены. Они боятся, что реформа приведет к увольнениям и потребует значительных жертв.

Министерство обороны запланировало масштабную программу увольнений. До 2012 года численность офицерского корпуса сократится на 60%: вместо 355 000 останется всего 150 000! Число генералов уменьшится с 1 107 до 886, полковников - с 25 665 до 9 114. Майоров вместо 99 550 человек останется всего 25 000. Число сотрудников министерства и Генштаба в Москве сократится с 27 873 до 8 500 офицеров.

Эти сокращения затрагивают все вооруженные силы. Численный состав армии сократится с нынешних 1 130 000 человек до 700 000 в случае максимальной мобилизации. С 2009 года будут переформированы четыре самые элитные части: Кантемировская танковая, Таманская мотострелковая, 98-я и 106-я воздушно-десантные дивизии. Когда-то они являлись главной силой советской армии перед лицом НАТО. Теперь они будут не в состоянии вести какие-либо традиционные военные действия против западных войск.

Угрозы, с которыми столкнулась Россия, требуют более современной, более мобильной, лучше подготовленной армии. Короче говоря - профессиональной. Канули в Лету времена, когда казармы набивались сотнями тысяч призывников, служивших в армии бесконечно долгое время (от двух до трех лет в зависимости от рода войск). Срок службы сократили сначала до 18, затем до 12 месяцев. И количество призывников сокращается год от года.

Уменьшение в 2012 - 2015 лиц призывного возраста вследствие падения рождаемости, последовавшим за развалом СССР в 1991 году, не является единственной причиной. Современной армии нужны скорее специалисты, чем пушечное мясо. Поэтому в плане реформы Анатолия Сердюкова, министра обороны России, предусмотрено провести тотальную профессионализацию армии к 2020 году. Через четыре года контрактники (30% личного состава на данный момент) будут составлять 70%.

Вопрос о личном составе является наиболее заметной частью реформы. На самом же деле Сердюков при поддержке Кремля приступил к проведению самой настоящей концептуальной революции.

Многие полагали, что генералам не составит особого труда быстро расправиться с новым министром. Но их ждало разочарование. Сердюков, который ранее работал в налоговой службе, а также занимал пост заместителя министра по налогам и сборам, был назначен министром обороны с благословения министра финансов Анатолия Кудрина и будущего президента Дмитрия Медведева.

Его первоочередной задачей стало реформирование армии, начал он с борьбы с коррупцией и разбазариванием имущества, царивших на всех уровнях: от солдат и младших офицеров, которые из-за мизерного денежного довольствия, чтобы выжить, продавали предметы своего снаряжения, до старших офицеров и генералов, расхищавших финансовые или материальные ресурсы, выделенные их военным частям.

Самым прибыльным делом были контракты на закупку вооружений: представители промышленных предприятий, поставщиков вооруженных сил, не скупились на взятки высокопоставленным чинам в министерстве, которые занимались закупками. Именно на эту область Сердюков в первую очередь обрушил свой 'карающий меч', отправив в отставку треть сотрудников главного управления. После этой 'чистки' в начале 2008 года было создано гражданское федеральное агентство, которое по поручению министерства занимается снабжением вооруженных сил. Возглавляет это агентство ветеран службы по борьбе с наркотиками.

Шаги, предпринятые министром, коренным образом не повлияли на уровень коррупции, но его главной задачей было внушить страх строптивым генералам, над которыми повисла угроза обвинения в незаконных действиях или личном обогащении. Это 'оружие массового запугивания' позволило Сердюкову взять штурмом крепость, доселе считавшуюся неприступной: Генеральный Штаб (или Ставку, если вспомнить его историческое название), армейский центр принятия решений.

Традиционной ролью Генерального Штаба является разработка стратегических планов и воплощение в жизнь решений правительства, однако в России все обстояло по-другому. Все решения принимались в Ставке, наследнице советской эпохи. Во времена брежневского застоя в СССР министр обороны Дмитрий Устинов, - маршал, бывший военный инженер-конструктор, партийный аппаратчик, - предоставлял начальнику Генштаба, маршалу Николаю Огаркову, принимать все решения.

При Борисе Ельцине министры были кадровыми военными, но Ставка сохранила свою центральную роль и превратилась в оплот военного консерватизма. В военной доктрине, разработка которой традиционно поручалась Генштабу, НАТО неизменно представала в образе главного противника. Это был единственный потенциальный враг, позволявший оправдать содержание мощной классической армии с чрезмерно раздутым бюджетом, открывающим возможности для расхищения денежных и материальных средств.

Поэтому естественно, что главным противником Сердюкова стал начальник Генштаба генерал Юрий Балуевский. Он попытался воспротивиться двум важным решениям: реформированию министерства и реальному подчинению ему Ставки и переносу Главного командования МВФ из Москвы в Санкт-Петербург. Балуевский был смещен со своей должности в июне 2008 года. Сердюков посадил на его место своего союзника, генерала Николая Макарова, заместителя министра обороны, занимавшегося вопросами вооружения армии.

Макарову в качестве первоочередной задачи поручили сделать российскую армию как можно более эффективной, с учетом уроков, полученных в ходе военных операций в Чечне, а затем и в Грузии в августе 2008 года, выявивших недостатки плохо подготовленных и плохо оснащенных военных частей. В обоих случаях российские солдаты смогли выполнить поставленные перед ними задачи лишь благодаря своему численному превосходству и огневой мощи, хотя вооружение их было устаревшим, и слишком много машин вышло из строя. Авиация продемонстрировала свою неспособность обеспечить русским превосходство в воздухе, несмотря на то, что у грузинской стороны не было истребителей. Директор Центра Анализа стратегий и технологий Руслан Пухов пришел к следующему заключению: 'Победа над грузинской армией должна стать не поводом для эйфории, а доводом в пользу ускорения реформирования российской армии'. Создается впечатление, что этот посыл был услышан руководством Вооруженными Силами.

17 марта во время совещания членов высшего военного командования с участием президента Медведева Сердюков представил тревожную картину состояния армии, озвучив следующие цифры: лишь 10% войск оснащены современным вооружением, 90% военной техники считается устаревшей.

Медведев, премьер-министр Путин и Сердюков запустили программу по массовому 'перевооружению' армии, целью которой является замена существующей техники, начиная с 2011 года. Задача: к 2015 году современное вооружение должно составить 30%, а в 2020 - 70%. Этого невозможно достичь без значительного увеличения оборонного бюджета. Сегодня он равняется 40 миллиардам долларов (половину этой суммы составляет денежное довольствие и пенсионные выплаты). Правительство запланировало увеличение бюджета в 2009 году до 50 миллиардов долларов. Правда в связи с кризисом Дума, нижняя палата парламента, хочет сократить эту сумму до 34 миллиардов. Это объясняет, почему старт программы перевооружения намечен на 2011 год.

Сокращение больших расходов на содержание ядерного оружия

Москва исключает возможность новой гонки вооружений, 'возобновления холодной войны'. Российской армии предстоит проделать долгий путь, прежде чем она станет весомой угрозой для Запада. Заявление Медведева о размещении в Калининграде батареи ракетных комплексов 'Искандер-М' (ближний радиус действия - 400 километров, неядерное боевое оснащение), если США будут упорствовать в стремлении развернуть свою систему противоракетного щита в Польше, носит декларативный характер. Принятие решения отложено в ожидании переговоров. К тому же эта батарея, которая подлежала демонтажу в 2009 году, вряд ли способна изменить соотношение стратегических или обычных вооружений между Россией и НАТО.

В действительности Кремль надеется, что Барак Обама предпримет конкретные шаги по воплощению в жизнь своего афишируемого стремления к разоружению и сократит армейский бюджет, причем начнет именно со стратегических сил. 23 апреля накануне начала российско-американских переговоров о сокращении ядерных арсеналов генерал Макаров, новый руководитель Ставки, заявил: 'Я считаю, что мы в состоянии значительно сократить количество как боеголовок, так и пусковых установок. Россияне действительно могут и даже торопятся это сделать.

Анатолий Сердюков - штатский, который усмиряет военных

В отличие от своих предшественников на посту министра обороны сорокасемилетний Анатолий Эдуардович Сердюков, назначенный на эту должность в феврале 2007 года, не является кадровым военным. Его предшественник Сергей Иванов то же был 'штатским', однако имел звание генерал-лейтенанта запаса КГБ. Весь военный опыт Сердюкова ограничивается двумя годами службы в армии в лейтенантском звании после окончания в 1984 году Института советской торговли Санкт-Петербурга (в то время Ленинграда). В 2001 году он окончил юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Сердюков поступил на работу в ленинградское предприятие по торговле мебелью, а после распада СССР и перехода экономики на рыночные рельсы занялся бизнесом в сети мебельных магазинов, директором которой он стал в 1995 году. Его тесть, Виктор Зубков, в то время возглавлявший Государственную налоговую инспекцию по Санкт-Петербургу, был близок к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву. В 2000 году он помог Сердюкову поступить на государственную службу в возглавляемое им учреждение, а затем в 2001 году перебрался в Москву, где в 2007 году был назначен на пост премьер-министра. Сердюкова вызвали в Москву в 2004 году, чтобы сделать заместителем министра по налогам и сборам. Деятельность Сердюкова на этом посту подала Путину идею возложить на него задачу по расчистке армейских 'авгиевых конюшен'. Вначале военные не принимали всерьез этого полноватого 'торговца мебелью' с манерами бонвивана. 'Можно умереть со смеху, - говорил в то время один сотрудник Генштаба. - Можете представить себе этого паяца, принимающего парад элитных войск на Красной площади 9 мая? Солдаты лопнут со смеху!'. Военные смеялись, но Сердюков сумел подчинить их своей воле.

____________________________________________________________

Реформы под прикрытием риторики ("The Moscow Times", Россия)

'Перезагрузка' по-русски: усиление армии ("New York Post", США)

Главный вопрос: Почему Россия укрепляет свои вооруженные силы, и нужно ли Западу беспокоиться? ("The Independent", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.