Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружила и перевела наш читатель Catherine, за что мы ей крайне признательны

____________________________________________________________

Яромир Штетина как-то сказал, что русские живут с клеймом народа, ненавидимого своими соседями, — поэтому они не в состоянии изменить свою политику и поведение.


Их ненавидят, а они не понимают, в чем дело. Россию только боятся — она не способна завоевать нормальное уважение.


Я вспомнил эти слова Штетины во время встречи со своим старым петербургским знакомым. Яркими красками он описывал низкий уровень демократии и свободы в России, насколько медленно пробуждается деревня от своей вековой отсталости, говорил о кошмарной пропасти между богатыми и бедными, об упадке культуры.


'А у вас тут так красиво', — оглянулся он по сторонам и глотнул пльзеньского пива (мы сидели в пивной 'У Гроха'). 'В России только в нескольких городах современная жизнь, в других местах это полный кошмар'.


Но когда речь зашла о внешней политике, Сергей вдруг изменился подобно хамелеону. Раздуваясь от гордости, он заговорил о возвращении 'Великой' России на мировую сцену. 'Это все Путин, нефть и газ. С нами приходится считаться'.


'В Китае, конечно, населения больше, но у России есть природные ресурсы, и скоро она снова станет сверхдержавой. Посмотришь, что будет через двадцать лет. Мы заработаем миллиарды, создадим суперсовременные истребители, спутники и космические корабли. Россия бессмертна'.




Передо мною сидел уже совершенно другой Сергей. Я отлично знаю ту перемену, которая происходит не только в нем, но и во многих других русских, стоит речи зайти о роли их страны в истории человечества.


В русской душе действительно живет удивительное шизофреническое существо, которое сложно понять иностранцу. Русский способен многое выдержать — бедность, голод, холод, изоляцию, одиночество, он способен приносить себя в жертву, умирать. Что не может стерпеть большинство русских, так это ощущение незначительности своей страны в мире.


На их души наложили отпечаток две войны, сталинские репрессии, память о том, что еще сто пятьдесят лет тому назад на большей части российской территории жили несвободные люди — мужики, отданные на произвол своих землевладельцев и царя.


Русские хотят жить только в мировой державе. Хотят, чтобы о них говорили со страхом, чтобы Россия обладала военным могуществом и делала 'большую' историю.


Сергей и другие русские балагурят о своих дурных привычках, пьянстве, но при этом считают, что Москве не следует отпускать Чечню, что Россия должна сохранять влияние на своих соседей, отчасти управляя ими и делая из них своих вассалов.


В этом есть определенный комплекс, мания величия, животное тщеславие.


Россия по-прежнему непредсказуема и противоречива. Что-то доказывает сама себе.


Я люблю русских, люблю их глубину и философский склад.


Правда, всегда помню, что мой вдумчивый друг может неожиданно превратиться в бешеного захватчика, диктатора, сам при этом не понимая, как это произошло.


Как сказано в одной русской пословице, умом Россию не понять.


Автор является шеф-редактором чешского общественного телевидения.

____________________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru — Catherine

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.