За прошедший год российский нефтяной сектор пережил самые серьезные перемены за все десятилетие. Две из крупнейших и наиболее динамично развивающихся компаний страны перешли обратно под контроль государства.

В прошлом месяце крупнейшая газовая компания России, "Газпром", согласилась заплатить 13 млрд. долларов за 72% акций "Сибнефти", контролируемой Романом Абрамовичем. Сделку рекламировали как образец прозрачности и справедливой рыночной оценки, несмотря на то, что "Сибнефть" так и не раскрыла своих бывших владельцев, неплохо заработавших на продаже компании.

В декабре прошлого года государственная "Роснефть" приобрела "Юганскнефтегаз", крупнейший нефтедобывающий актив "ЮКОСа".

Сложно найти две менее похожие сделки. Продажа "Юганскнефтегаза" последовала за почти двухлетней атакой российского правительства на "ЮКОС", в результате которой одна из самых эффективных частных компаний оказалась парализованной огромными налоговыми претензиями в размере 28 млрд. долларов. Бывший владелец "ЮКОСа" Михаил Ходорковский наблюдал за частичной ренационализацией своего детища из тюремной камеры.

А Абрамович наблюдал за продажей своей компании из VIP-ложи лондонского стадиона "Стэмфорд Бридж", домашнего поля футбольного клуба "Челси", которым он владеет. Бизнесмен хотел продать "Сибнефть" еще раньше. Он дважды пытался организовать слияние с "ЮКОСом", некогда крупнейшей компанией России. В последний раз, два года назад, они обменялись акциями и деньгами.

В рамках сделки Абрамович получил 3 млрд. долларов. Но после ареста Ходорковского он решил отказаться от слияния. Однако деньги не вернул, а "ЮКОСу" по-прежнему принадлежат 20% акций "Сибнефти".

Впрочем, насколько бы разными ни были эти сделки, обе они оказались частью усилий российского государства по восстановлению контроля над стратегически важной нефтяной отраслью. Теперь правительство контролирует 30% всех объемов добычи нефти в стране.

Уничтожение "ЮКОСа" оказало значительное влияние на добычу нефти уже в этом году. Рост объемов добычи, который в прошлом году составил почти 9%, в 2005 г. прогнозируется на уровне 2,5%, несмотря на рекордно высокие цены на "черное золото". Главная причина замедления роста - недостаточные инвестиции и сокращение добычи на месторождениях "ЮКОСа".

Стивен Дашевски (Steven Dashevsky), аналитик по нефти и газу московской брокерской компании "Атон", подсчитал, что без "ЮКОСа" и его "дочек" добыча нефти в России за первые 7 месяцев 2005 г. выросла на 6,3%. Основной рост пришелся на "ЛУКОЙЛ", "Сургутнефтегаз" и "ТНК-ВР".

Однако контроль над активами - это не единственный из способов влияния, к которым все чаще прибегает государство.

Правительство также увеличило налоги нефтяных компаний и теперь забирает почти 100% доходов от цены барреля, превышающей 25 долларов. Налог на добычу полезных ископаемых привязан к цене на нефть на мировых рынках, а это означает, что российские компании платят одинаковую сумму налога независимо от того, экспортируют они нефть или продают ее на внутреннем рынке, где цены ниже. Нефтяники считают, что ставка налога должна меняться в зависимости от срока эксплуатации и истощения нефтяных скважин. Они также добиваются налоговых льгот для поощрения инвестиций новые проекты.

И все же, несмотря на высокие налоги, нефтяные компании получают рекордно высокие прибыли. Вице-президент "ЛУКОЙЛа" Леонид Федун говорит: "Систему налогообложения необходимо изменить не потому, что она не позволит нефтяным компаниям выжить, а потому, что она не позволит им разрабатывать новые месторождения. Все, чего нефтяные компании достигли за последние годы, было достигнуто благодаря использованию ресурсной базы, созданной в конце 1980-х - начале 1990-х г.г. Теперь пришло время приглядеться к новым районам в Восточной Сибири и на арктическом шельфе, но для этого необходимо изменить систему налогообложения".

Правительство уже дало понять, что готово пересмотреть налоги. "Мы должны перераспределить налоговое бремя так, чтобы у нефтяных компаний был стимул разрабатывать новые месторождения", - заявил глава Федерального агентства по энергетике Сергей Оганесян. Высокие налоги - не единственный фактор, сдерживающий инвестиции и рост в нефтяном секторе. Другой важной проблемой является нехватка трубопроводов для экспорта российской нефти. Владимир Милов, президент независимого Института энергетической политики, говорит, что российские компании экспортируют более 50 млн. тонн нефти в год железной дорогой и другими видами нетрубопроводного транспорта, что увеличивает стоимость барреля на 5-7 долларов. По его словам, высокие налоги и проблемы с транспортировкой делают разработку новых месторождений экономически невыгодными.

По мнению Федуна, России необходимы дополнительные мощности для транспортировки 50-70 млн. тонн нефти в год. Правительство же откладывает рассмотрение планов строительства трубопровода из Западной Сибири до Мурманска, который мог бы перекачивать дополнительные 150 млн. тонн. Сооружение трубопровода до Китая или Японии обсуждается уже несколько лет. Ходорковский до своего ареста добивался разрешения построить частный трубопровод из Ангарска на Байкале до китайского Дацина.

На недавней встрече с иностранными аналитиками и журналистами президент Владимир Путин подтвердил, что Россия сначала построит трубопровод из Тайшета на Байкале до Дацина и только потом до Японии. До тех пор, пока добыча нефти в Восточной Сибири не оправдает расходы на вторую ветку, энергоносители в Японию будут поставляться по железной дороге.

Трубопровод до Китая будет перекачивать 30 млн. тонн нефти в год и должен быть введен в эксплуатацию до конца 2008 г.

Российские отраслевые аналитики сомневаются, что ветка до Японии когда-нибудь будет построена. Это может оказаться плохой новостью для Токио и еще более плохой для российских нефтяников, у которых не будет стимула разрабатывать запасы Восточной Сибири. Сейчас на нее и Тимано-Печорский регион, который совместно разрабатывают "ЛУКОЙЛ" и ConocoPhillips, приходится менее 1% всей нефти, добываемой в стране.

Кроме высоких налогов и недостатка мощностей, компаниям также мешает недостаточная ясность закона о недрах и правил проведения аукционов по продаже новых лицензий. Министерство природных ресурсов уже объявило, что компании, в которых доля иностранного капитала превышает 51%, не будут допущены к стратегическим месторождениям, но еще не объяснило, какие месторождения относятся к стратегическим.

Глава министерства Юрий Трутнев говорит, что двумя основными критериями будет размер относительно всех российских запасов и местоположение. Если месторождение расположено у государственной границы или оборонного объекта, иностранным компаниям вход туда будет воспрещен.

Жертвой этого ограничения может оказаться и "ТНК-ВР", совместное англо-российское предприятие, в котором 50% принадлежит British Petroleum и есть несколько миноритарных акционеров-иностранцев. Правила не будут распространяться на фирмы, зарегистрированные в оффшорной зоне, но принадлежащие россиянам, пообещал министр.

Если доля иностранцев в "ТНК-ВР" окажется выше 51%, компания сможет участвовать в аукционах стратегических месторождений только совместно с каким-нибудь российским партнером.

"В прошлом российские нефтяные компании были ограничены в смысле финансовых и технических возможностей. Теперь у них есть такой же доступ к рынкам капитала и к технологиям, как у их западных коллег. Мы не отвергаем иностранные компании, но центр тяжести сместился", - говорит Оганесян.

Однако российские частные компании больше беспокоит возможность захвата государственными гигантами вроде "Газпрома" или "Роснефти", чем иностранцами.

По словам руководителя одной нефтяной компании, "если председатель государственного предприятия накануне аукциона позвонит какому-то влиятельному лицу и скажет, что лицензия должна достаться ему, это очевидно окажет очень негативное влияние на рынок".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.