Преступники появились во второй половине воскресенья. В течение четырех часов люди в камуфляже избивали жителей селения Бороздиновская на севере Чечни, клали лицом в землю. После их ухода пропали одиннадцать граждан, найден умершим 77-летний пенсионер, сожжены четыре дома.

Две недели назад жестокая 'антитеррористическая операция' стала причиной массового бегства людей из Бороздиновской в соседнюю республику Дагестан. Тысячи жителей продемонстрировали тем самым свой протест против произвола властей. Вчера стало известно, кто несет ответственность за преступление: согласно информации из дагестанских источников, 'зачистку' чеченского селения проводило подразделение специального назначения, которое якобы подчинено Министерству обороны. 'В воздухе пахнет бунтом', писала одна из газет о волнениях в Дагестане.

Это вполне можно было бы отнести и к другим южным районам России. Речь уже давно идет не только о Чечне, где Москва ведет бесперспективную войну против сепаратистов. Неспокойно почти на всем Северном Кавказе, где проживают 6,5 млн. человек. Москва, будто не замечая взрывоопасности нестабильной ситуации в семи автономных республиках с их десятками народностей, враждующих между собой, дополнительно подогревает своей неумелой, а порой преступной политикой конфликты и насилие. От этого выгадывают исламские экстремисты и террористы, находящие среди разочарованного населения новых боевиков.

После трагедии в Беслане в сентябре 2004 года президент Владимир Путин потребовал разработать новую политику борьбы с безработицей и бедностью. С тех пор ничего не изменилось. Кремлевский представитель на Кавказе Дмитрий Козак в своем анализе обстановки в южных автономных республиках рисует мрачную картину полной недееспособности коррумпированной государственной власти.

Дестабилизация региона, чего опасались эксперты, стала фактом. Самая крупная северокавказская республика Дагестан находится в кризисе уже не одну неделю. Будучи больше не в состоянии сдерживать народный гнев против коррумпированного руководства, федеральное правительство срочно подыскивает замену 75-летнему президенту Магомедову, клан которого правит республикой 19 лет. В Дагестане почти ежедневно совершаются покушения на милиционеров и политиков. Уже не первый день подразделения специального назначения безуспешно охотятся за террористами.

В Ингушетии каждую неделю совершаются нападения на милицейские посты. Государственная власть реагирует на это проведением беспощадных зачисток. Москва, вместо того чтобы делать ставку на местных политиков, пользующихся большим авторитетом, опирается на подконтрольных ей вассалов: так, Путин назначил непопулярного генерала ФСБ Мурата Зязикова президентом Ингушетии. В Северной Осетии Кремль после бесланской трагедии заменил дискредитировавшего себя президента Дзасохова на тоже непопулярного, но лояльного главу парламента Мамсурова.

Замена одних недееспособных и коррумпированных властных элит на Северном Кавказе на другие, столь же недееспособные и непопулярные, провинциальные правители - вынужденная мера, которая, в лучшем случае, подходит для того, чтобы на какое-то время локализовать кризис. 'Если это местная анестезия, то кто тогда собирается проводить операцию? Толковых хирургов не наблюдается', - выступает с критикой политолог Дмитрий Орешкин.

Причиной провальной политики Москвы в 'стратегически важном регионе' (Путин) является его религиозный радикализм и возрастающие масштабы бегства российского населения от нищеты и насилия. По существующим оценкам, с середины 90 годов южные республики покинули 300000 русских.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.