Недавнее ближневосточное турне российского президента Владимира Путина стало началом нового этапа политики России на Ближнем Востоке. В ходе поездки Путин посетил Египет, Израиль и Палестинскую автономию, но не побывал в Иране. Москва совершенно очевидно стремится играть свою роль на Ближнем Востоке.

Египет хочет, чтобы Москва поддержала его в стремлении стать постоянным членом Совета Безопасности ООН, и взамен он будет рад оказать поддержку России во вступлении во Всемирную Торговую Организацию. Затем Путин полетел в Израиль. Это был первый в истории визит российского президента в данную страну. В Израиле он подписал соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности и в борьбе против 'исламского террора'. Затем российский президент выдвинул инициативу созыва международной мирной конференции по Ближнему Востоку. Однако Израиль и Соединенные Штаты выступили против инициативы Москвы. Приехав на палестинские территории, Путин сфотографировался с президентом Махмудом Аббасом, у могилы покойного президента Ясира Арафата и вскоре после этого уехал.

В целом, турне Путина по региону можно расценивать как визит в Израиль, обрамленный короткими и малозначительными остановками в Египте и Палестине. Однако самое запоминающееся заявление Путин сделал во время визита на палестинские территории, когда сказал, что Иран должен 'дать гарантии миру относительно своей ядерной программы'.

Благодаря усилиям США и Израиля иранская ядерная проблема занимает важнейшее место в ряду международных вопросов, а Россия является одним из главных спонсоров иранских ядерных технологий. Россия также является лучшим международным союзником Ирана и, возможно, эта страна является единственной на Ближнем Востоке, где Москва по-прежнему остается важным игроком. Тот факт, что Путин выступил с предостережением в адрес Ирана в тот самый момент, когда средства массовой информации постоянно говорят об угрозе нанесения военных ударов по этой стране, вызывает удивление и предполагает, что Россия пересматривает свои отношения с Ираном.

Россия и Иран сблизились в 80-е и 90-е годы.

Их альянс был крайне важен для контроля территории, простирающейся от Каспийского моря до Афганистана. И Москва, и Тегеран имели общие позиции по целому ряду стратегических проблем, как на региональном, так и на международном уровне. Эти страны не дошли до подписания соглашения о стратегическом союзе, а история их конфликта в 19-м веке известна всем, однако им удавалось поддерживать тесные связи.

Российско-иранский альянс, если можно так выразиться, укрепился в 90-е годы в целях противостояния гегемонии Соединенных Штатов в регионе. Американская блокада Ирана еще больше подтолкнула его в сторону России. А когда Соединенные Штаты попытались выдавить Россию из ее традиционной сферы влияния в Средней Азии, у Москвы не оставалось иного выбора кроме сохранения дружбы с Ираном. В самой России военно-промышленное крыло выступает за тесные связи с иранцами. Но российские коммерсанты, банкиры и бизнесмены с их западными связями предпочитают заниматься умиротворением американцев и, соответственно, израильтян.

Войны в Афганистане и Ираке не очень помогли укреплению российско-иранских отношений. С уходом Талибана русским нечего было опасаться в Средней Азии, а следовательно, у них оставалось мало мотивов для поддержания дружбы с Ираном. А когда Россия начала подписывать двусторонние соглашения со странами каспийского бассейна о разведке и добыче нефти, иранцам это не очень понравилось.

Другие события в регионе оказали похожее влияние на иранско-российские связи. Та помощь, которую Соединенные Штаты предоставили Азербайджану в сфере политики, безопасности и добычи нефти, усилила позиции этой страны по отношению к Армении, которую Россия и Иран традиционно поддерживают. Кроме того, Тегерану приходилось хранить молчание по поводу действий Москвы в Чечне, поскольку последняя давала России большую надежду на сохранение своего плацдарма на Каспии. По состоянию на сегодняшний день ядерное сотрудничество между Ираном и Россией это главное, что связывает две страны, но и оно в любой момент способно претерпеть изменения.

Однако у Тегерана и Москвы все еще сохраняются основательные причины для поддержания тесных связей. С экономической точки зрения, Москве необходимо удерживать свои позиции на иранском рынке нефти и газа, особенно сегодня, когда Конгресс США запретил американским компаниям вкладывать инвестиции в иранский нефтедобывающий сектор. Тегеран, со своей стороны, нуждается в военной помощи и профессиональных знаниях России. В особенности Иран хочет и впредь иметь доступ к российским ракетно-ядерным технологиям. Иран начал работы по созданию реактора в Бушере еще во времена шаха и делал это с помощью Германии. Но когда немцы оттуда ушли, пришла Россия. Тегеран все еще надеется вступить в ядерный клуб, и Россия в этом плане является его единственной надеждой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.