Почему цена 50 долл. за баррель может стать катастрофой для российской экономики

Сейчас, когда цены на сырую нефть колеблются на уровне 50 долларов за баррель, Россия, будучи вторым по величине производителем нефти в мире после Саудовской Аравии, купается в нефтедолларах.

Ожидается, что в этом году ее доходы от экспорта нефти составят 90 млрд. долларов, по сравнению с 14,5 млрд. в 1998. Итак, в страну течет твердая валюта, а нефтяные цены превосходят исторические максимумы. Так не должны ли экономисты с оптимизмом смотреть на будущее российской экономики? Возможно. Часто, однако, бывает так, что чем выше поднимаются цены на нефть, тем громче звучат мрачные предсказания конца света.

Мрачнее всех выглядит советник президента Владимира Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов. Недавно он придумал термин 'венесуэлизация', чтобы описать судьбу, которая, как он опасается, ожидает российскую экономику. 'Сегодня мы решили присоединиться к третьему миру', - сообщил он журналистам в декабре прошлого года после спорной ренационализации основного добывающего актива нефтяного гиганта 'ЮКОСа'. Возрастающая роль государства в нефтяном секторе России усиливает риск экономических злоупотреблений. В Венесуэле в 1970-х годах нефть прозвали 'экскрементами дьявола', потому что широко распространенная коррупция, расточительство и близорукость превратили страну в классический пример того, как можно разрушить экономику.

Илларионов хорошо известен своими провокационными заявлениями. Но он не единственный, кто предостерегает, что без надлежащего управления нефтяное богатство России причинит больше вреда, чем пользы. Экономисты предупреждают о 'проклятии ресурсов' - невероятной, но статистически обоснованной теории, согласно которой изобилие природных ресурсов очень часто вредит экономике страны.

Например, обеспокоенность вызывает предположение, что, как и многие богатые нефтью страны до нее, Россия может безрассудно потратить непредвиденные доходы от нефти, рискуя столкнуться с неприятным фискальным и экономическим кризисом, когда цены на нефть упадут.

Для борьбы с соблазном Россия в прошлом году мудро создала Стабилизационный фонд, который призван застраховать бюджет от падения цен, следуя успешному примеру Норвегии. Но в стране усиливается политическое давление, требующее потратить быстро растущий фонд, равный уже 28 млрд. долларов, на увеличение расходов. По первоначальному плану, в Стабфонд должны направляться экспортные пошлины на нефть, образовавшиеся при цене выше 20 долл. за баррель, но в апреле правительство приняло решение повысить 'цену отсечения' до 27 долл., добавив в бюджет этого года 10 млрд. долларов. 'Возможно, сейчас эта планка кажется очень низкой, но если оглянуться назад, окажется, что было не так много лет, когда средняя цена на нефть составляла 27 долларов', - говорит Уильям Томпсон (Willilam Tompson), старший экономист Организации по экономическому сотрудничеству и развитию.

Подслащивая пилюлю

Пересмотр политики в отношении Стабфонда - лишь самый свежий признак того, что сторонники жесткой фискальной дисциплины во главе с министром финансов Алексеем Кудриным начинают уступать позиции премьер-министру Михаилу Фрадкову и другим приверженцам более популистского курса. В январе Москва была вынуждена повысить пенсии и другие социальные выплаты на 7 млрд. долларов (около 1% ВВП), чтобы подсластить пилюлю противоречивой реформы, которая должна была заменить различные льготы денежными выплатами. Эти перемены вызвали массовые протесты в стране.

Конечно, российский бюджет сейчас выглядит настолько крепким, а цены на нефть - такими стабильными, что риск увеличенных расходов кажется управляемым. В прошлом году профицит бюджета составил 4,1% ВВП, а в этом году правительство прогнозирует его на уровне 1,5%. Однако многое зависит от цен на нефть, которые печально известны своей непредсказуемостью. И риски России не заканчиваются на возможном падении цен.

Более свободная фискальная политика усилит инфляцию, которая и без того демонстрирует признаки роста. В первом квартале 2005 года цены на потребительские товары возросли на 5,3% по сравнению с предыдущим кварталом, что поставило под угрозу выполнение правительственного плана по сокращению годовой инфляции с 11,7% в прошлом году до 8,5% в нынешнем. Увеличение расходов обострит еще один хорошо известный недуг, связанный с высокими ценами на нефть. Это 'голландская болезнь', названная так после сложившейся в Нидерландах в 1970-х ситуации, когда укрепление валюты сделало местных производителей неконкурентоспособными. Приток нефтедолларов не только напрямую укрепляет валюту, но и может подорвать конкурентоспособность производителей, подстегивая инфляцию. В прошлом году рубль в реальном выражении по отношению к доллару укрепился на 10%, а в этом году ему предсказывают еще более быстрый рост.

И все же макроэкономические проблемы вроде циклов взлетов и падений, растущей инфляции и укрепления рубля - не самые серьезные опасения, связанные с нефтью. Более серьезно отрицательное долгосрочное влияние нефтяных богатств на социальные институты страны и ее политическую стабильность. Природные ресурсы приносят большие деньги, легкий заработок, который питает коррупцию и провоцирует вмешательство государства в экономику, а часто даже вызывает серьезные политические распри между соперничающими группами интересов. Проклятие ресурсов 'больше связано с политикой, чем с чем-то еще', считает Томпсон.

Россия, похоже, не исключение. Самый серьезный кризис последних лет - кампания правительства против 'ЮКОСа' - и сопутствующие увеличение налогообложения нефтяных компаний отбила у производителей желание делать новые капитальные вложения. Это главная причина замедления экономического роста в России, говорят экономисты, хотя рост цен на нефть продолжается. Повышение цен, возможно, также стало причиной медленного продвижения ключевых экономических реформ в последние два года. 'У бюрократов возникает ложное чувство безопасности из-за высоких цен на нефть. Им кажется, что непопулярные, но важные реформы можно отложить', - говорит Питер Уэстин (Peter Westin), старший экономист московской брокерской компании 'Атон Капитал'.

Означает ли это, что Россия обречена на повторение опыта Венесуэлы? Пока что присяжные совещаются. История показывает, что наиболее высоки шансы избавиться от проклятия у стран с развитыми политическими и гражданскими институтами, таких, как Норвегия и Канада. Независимая судебная система, свободные СМИ и активные политические партии выступают противовесом коррупции и злоупотреблениям, которые часто приводят к неразумному использованию ресурсов. Плохо то, что показатели России по всем этим признакам низки.

Хорошо то, что она все же оставила бюджет в разумных пределах. 'Проблема не в том, что страна богата ресурсами, а в том, что богатые ресурсами страны чаще ведут себя безответственно в финансовом отношении', - поясняет Алексей Моисеев, старший экономист московского инвестиционного банка 'Ренессанс Капитал'.

Именно поэтому вызывает тревогу тот факт, что Россия начинает ослаблять финансовую хватку, хоть та еще и остается внушительной. 'Они начали тратить', - говорит Моисеев. Давление на бюджет, несомненно, увеличится в ближайшие годы. В 2008 году состоятся президентские выборы, и Кремль отчаянно хочет обеспечить победу лояльного Путину преемника, т.к. сам президент баллотироваться уже не сможет.

Но, во всяком случае, Россия может учиться на ошибках своих предшественников. Хочется надеяться, что она не останется глуха к урокам истории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.