Егор Гайдар был первым демократическим премьер-министром России; сегодня он является директором Института экономики переходного периода

Я хочу, чтобы Россия была скучной страной - по меньшей мере, в предстоящие несколько десятилетий. В двадцатом веке Россия установила бесспорный рекорд по всевозможным волнениям и социальным экспериментам, которые привлекли внимание мира. Нужна передышка.

Эта цель казалось совершенно близкой - или, по крайней мере, возможной - до первого полугодия 2003 года. Иностранные корреспонденты, аккредитованные в Москве, сетовали, что в путинской России ничего не происходит. Инвестиции в российскую экономику быстро росли. К сожалению, правители России не привыкли оставлять страну и остальной мир на долгое время без каких-либо сюрпризов, от которых глаза лезут на лоб.

Внушение ощущения отсутствия безопасности - наилучший способ запугать и заставить подчиняться собственное население, а также отпугнуть потенциальных инвесторов. Насколько демократичен или недемократичен режим, инвесторов обыкновенно не волнует. Все, что им нужно и что их заботит, это стабильные, предсказуемые правила игры.

Действительно, ключевым словом для крупных инвесторов является инерция. Требуется время для принятия решения относительно того, стоит или нет инвестировать в определенный проект, а когда решение об инвестировании принято, довольно трудно быстро остановить этот процесс. Правительство России сейчас делает все, что в его силах, чтобы доказать, хотя это трудно, что можно бросать вызов законам деловой физики и убивать инвестиции, которые уже на подходе.

Когда в прошлом году были арестованы Михаил Ходорковский и другие менеджеры "ЮКОС'а", его нефтяной компании, корпорации, которые инвестировали или собирались инвестировать в России, были готовы трактовать эти нападки как единичный случай, ставший возможным ввиду политических амбиций компании и ее генерального директора, которому следовало бы быть осмотрительным. Неважно, что ко второй половине 2003 года стало очевидно, что правительство намерено использовать закон - в форме требования выплатить огромную задолженность по налогам - для того, чтобы разрушить эту компанию.

Когда всего одна компания столкнулась с правовыми и финансовыми проблемами, инвесторы, которые приняли решение инвестировать свои деньги в России, были готовы проигнорировать события такого рода. "Это должно быть исключение, - повторяли они раз за разом, как мантру или молитву. Я слышал нечто подобное, когда обсуждаются российские проблемы: "Только положите конец делу 'ЮКОСа'. Нам не важно, как это будет достигнуто, главное прекратить это дело".

К сожалению, джина выпустили из бутылки. На всем протяжении 2004 года мы имели множество свидетельств, которые со всей очевидностью указывали, что аппарат внутренней безопасности России взял верх в принятии решений относительно того, как нужно решать экономические и политические проблемы. Структуры безопасности приобрели вкус к работе такого рода и стали приветствовать возложение на них новых обязанностей. Во многих отношениях они стали рассматривать борьбу с Большим Бизнесом как нечто похожее на борьбу с террористами. Действительно, у них есть одно общее: борьба никогда не кончается. Предъявляются все новые и новые требования об уплате задолженностей по налогам, причем не только к компании "ЮКОС". Налоговые претензии, предъявленные телекоммуникационной компании "Вымпелком" (одной из ведущих российских фирм, и первой, которая была зарегистрирована на Нью-йоркской фондовой бирже за 90 лет), послали инвесторам однозначный сигнал: никто не может чувствовать себя в безопасности.

Фактически, официальные документы теперь начали ставить под сомнение даже законность приватизаций ведущих российских компаний в 1990-х годах, что открыто путь для рассуждений о пересмотре результатов этих приватизаций. Равным образом, корпорация "British Petroleum", которая на сегодня инвестировала в России больше, чем любая другая компания, не так давно обнаружила, что ее права на Ковыткинское газовое месторождение вообще ничем не гарантированы. Эта собственность, как сегодня представляется, может быть затребована обратно государством в любой момент.

Было бы неправильно делать далеко идущие выводы из краткосрочной экономической информации, даже если эта информация подтверждает действительность. Тревожные тенденции, которые мы сегодня наблюдаем, могут оказаться недолговечными и без серьезных последствий. Рост экономики в постсоветский период является таким процессом, остановить который не так-то просто, да и не следует это делать.

Если же, однако, власти продолжат свои усилия по дестабилизации российской экономики, то сегодняшние тревожные тенденции могут в самом деле укорениться. И тогда Россия может позабыть о том, чтобы достичь быстрого и устойчивого роста, которого удалось достичь Китаю. Вместо этого мы, россияне, окажемся в ситуации, когда придется принимать меры по избежанию надвигающегося экономического кризиса. Разумеется, никто не может предсказать, когда может разразиться такой кризис. Но одно бесспорно: мы скорее раньше, чем позже, узнаем, какой путь выберут руководители страны. Действительно, этот год может стать самым роковым для России.

________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Егор Гайдар: Оставлять Украину без поддержки опасно ("The Financial Times", Великобритания)

Российский либерал осуждает позицию Кремля в отношении Украины ("The Financial Times", Великобритания)

Бывший парламентарий осуждает российский национализм ("The Washington Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.