Расколоть народ с целью его захвата — существовавшая на протяжении всей истории человечества аморальная стратегия. Правители — начиная с Александра Македонского и заканчивая Сталиным — пользовались различными вариантами это стратегии, стремясь подчинить своей воле плененные народы.

И сегодня, по мере того, как президент Владимир Путин пытается потихоньку восстановить главенство Кремля над теми землями, которые были 'потеряны' в результате произошедшего в 1991 году распада Советского Союза, мы вновь становимся свидетелями применения этой стратегии на практике. Тем не менее, вмешавшись в ход недавних президентских выборов на Украине, Путин явно продемонстрировал всему миру свои неоимпериалистические намерения.

После массовых выступлений в Киеве взбудораженных демонстрантов российский президент заявил, что сможет работать с любым правительством, избранным украинским народом. Но это лишь слова, потому как в своих мыслях и на деле Путин не хочет, чтобы на Украине правил какой-либо, не навязанный им президент. И нет такой цены, которую невозможно заплатить за достижение подобной цели, так что в ход пошли традиционные угрозы о разделении Украины.

Я говорю со своей позиции жертвы империалистических намерений России. Когда Литва, а вслед за ней и другие прибалтийские государства, — Эстония и Латвия — оккупированные Сталиным в начале Второй мировой войны, воспользовались предоставленной возможностью получить в 1990-1991 году свободу, Кремль не стал ждать. В Москве понимали, что остальные российские колонии — так называемые 'советские республики' — попытаются последовать по пути неблагодарных балтийских стран к независимости.

Несмотря на то, что от коммунистов в тогдашних российских правителях осталось одно лишь название, они, не раздумывая, прибегли к прежним ленинским методам. Они начали содействовать разделению и разжигать конфронтацию. Они вскармливали предполагаемые обиды среди различных народностей или племен, основываясь при этом на ленинском принципе, согласно которому даже небольшая группа поселений может требовать территориальной автономии.

Отметьте слово 'территория'. Никогда не раздается требований признать культурную автономию, направленную на сохранение самобытности народа или в качестве средства самозащиты. По-видимому, можно было лишь выдвигать требования о территориальной автономии.

Подобными методами меньшинства превращаются в легко управляемое большинство. Если удается добиться значительного разлада и в достаточной мере разжечь обиды, то нация начинает не сильно отличаться от разрушенного общества, существующего в рамках национальной территории. А, если этим миноритарным структурам, созданным на основании идеи требования автономии, попадает в руки оружие, ситуация перерождается в хаос, который Кремль может использовать для подтверждения своего контроля.

К счастью, литовцы — а также эстонцы и латыши — разобрались в этой игре. Промахнулась Россия и в Крыму, когда в 1991 году попыталась в этом регионе воспользоваться издревле известной стратегией 'разделяй и властвуй'. Но все эти поражения не заставили Кремль отказаться от своей основной стратегии. Напротив, имперские амбиции России сохранились, и такое упорство принесло свои плоды.

Вокруг Черного моря Россия создала целую вереницу искусственных мини-государств. Грузия и Молдавия разделились после образования поддерживаемых Кремлем и находящихся под его военным прикрытием небольших преступных государств. Действительно, одновременно с вмешательством в ход президентских выборов на Украине, Путин пригрозил блокировать одно из таких мини-государств — Абхазию — после того, как местные жители имели неосторожность проголосовать за не устраивающего Кремль президента.

Молдова оказалась особенно беззащитной перед империалистическими намерениями Кремля. В Приднестровье по-прежнему находится российская военная группировка, управляющая территорией в союзе с местными формированиями. Близость к этой, лишенной закона, земле превратила Молдову в самую бедную страну Европы. На востоке Кремль способствовал разжиганию кровавой конфронтации между Арменией и Азербайджаном, и единственной возможностью положить конец начавшейся этнической войне — было позвать, как и в Приднестровье, на помощь русских, для того, чтобы они установили своего рода Pax Ruthena.

Сегодня, после того, как последователи Виктора Януковича выступили с угрозой отделения в том случае, если законный победитель проведенных в стране выборов действительно будет назван президентом, украинский народ может столкнуться с таким же испытанием. Кто усомнится в том, что за всем этим ощущается рука России? Неужели московский мэр Юрий Лужков — верный протеже Путина — отважился бы присутствовать на митинге, где раздавались призывы к автономии, без дозволения избранного кремлевского монарха? Путин на самом деле открыто говорит об этой части Украины как о 'внутренней проблеме' России.

Будем надеяться, что русскоязычное население Украины, увидев тяжелую экономическую ситуацию, — а иногда и кровопролитие — спровоцированные поддерживаемыми Москвой сепаратистским стремлениями, осознает, что его хотят превратить в марионетку Путина. Виктор Ющенко и его оранжевые революционеры должны, подобно литовским демократам, пройти испытание и доказать, что демократия не означает подчинение меньшинства большинству. Литва такой экзамен выдержала. Надеюсь, что Виктор Ющенко и его команда также смогут его пройти.

Но в то же самое время испытание предстоит пройти Европе и остальному миру. Из Российской Федерации Бориса Ельцина Россия при Владимире Путине и его прежних коллегах по КГБ превращается в авторитарный унитарный режим. Европа, Соединенные Штаты и весь остальной мир должны проанализировать истинный размах так называемой 'управляемой демократии' Путина и объединиться против его неоимпериалистических стремлений.

Первый шаг на этом пути: заставить Россию выполнить свои обязательства перед Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе и Европейским Советом и вывести свои войска с территории Молдовы и Грузии. Необходимо противостоять любым планам по 'защите' военным путем Януковича и восточной части Украины.

Витаутас Ландсбергис — первый президент получившей независимость от Советского Союза Литвы, в настоящее время В. Ландсбергис является членом Европарламента.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.