После 11 сентября прошло десять лет и две войны, а Америка в своей борьбе с исламским терроризмом как и прежде далека от победы. И нет более наглядного признания собственного поражения, чем новые процедуры по обеспечению безопасности в аэропортах с обыскиванием и ощупыванием американцев. Но если даже такая сверхдержава как Америка не в состоянии победить эту напасть, есть ли вообще в мире сила, способная сделать это?

Вполне возможно, что такая сила есть. Это Болливуд, яркая и колоритная киноиндустрия Индии. Как «Битлз» и рок-н-ролл помогли одержать победу над Кремлем, так и Болливуд может доказать свою способность разделаться с Усамой бен Ладеном и его пагубной разновидностью исламского фундаментализма.

Как гласит расхожая мудрость, коммунизм потерпел крах из-за того, что Америка втянула Советский Союз в высокозатратную гонку вооружений, ставшую катастрофой для его экономики. Но истина в большей степени заключается не в том, что победа в холодной войне досталась Западу благодаря ядерным ракетам, нацеленным на советский народ, а в том, что Западу удалось завоевать умы и сердца этого народа. И в этом большую помощь оказала западная музыка и поп-культура, давшая ему непревзойденную мягкую силу. У советской молодежи появилось ощущение, что ее спрятали за железным занавесом в мире серого и скучного единообразия, в то время как по соседству идет чертовски веселая вечеринка.

«Битлз» в 60-е годы стали в советском блоке даже более значимым явлением, чем на Западе, вопреки (а может, благодаря) официальному запрету на западный рок. Как признавался советский президент Михаил Горбачев Полу Маккартни, «битлы» проложили путь перестройке и гласности. К этому следует добавить, что в равной степени они помешали его тщетным попыткам спасти коммунизм путем его реформирования. Точно так же, венгерский посол Андраш Шимони (Andras Simonyi) признавался в том, что западный рок очаровал целое поколение молодежи, жившей под игом коммунизма, посеяв те идеи и мысли, которые позднее привели к падению железного занавеса. В вышедшем недавно документальном фильме «How The Beatles Rocked the Kremlin» (Как «Битлз» потрясли Кремль) один российский обозреватель по вопросам культуры заметил: «Запад потратил миллионы на подрыв коммунизма, но это оказало меньшее воздействие, чем «Битлз»».

Но сумеет ли западная поп-культура провернуть такой же трюк против радикального ислама? Вряд ли. Американская культура, несмотря на ее якобы повсеместное распространение, не обладает такой же преобразующей силой в восточных странах, где существуют отличные от Запада этнические, религиозные и культурные традиции. Безусловно, арабский мир смотрит MTV и голливудские фильмы. Но их привлекательность в большей степени объясняется эротическими сценами и любопытством зрителей, и они ни на что не вдохновляют. Зритель просто хочет узнать, как живут экзотические народы в чуждых ему странах; однако у него не возникает никакого желания жить так, как живут они. Но обаяние Болливуда, коренящееся в общем наследии, в общих ценностях и проблемах, во многом отличается. А последние экономические успехи Индии делают ее популярную культуру еще более притягательной.

Ближний Восток это третий по масштабам зарубежный рынок Болливуда. Он расширяется так быстро, что премьеры многих болливудских фильмов сегодня проводятся в Дубаи. Дубаи даже строит тематический парк Болливуда – как у Universal Studios, надеясь на то, что он станет крупной достопримечательностью, привлекающей туристов из этого региона.

Но больше всех в сетях болливодумании застрял Пакистан, являющийся культурным братом-близнецом Индии во всем, кроме религии. Так было с «битлами» при коммунизме, так происходит и сейчас: чем агрессивнее пакистанские власти пытались вытравить Болливуд со своей земли, тем больше усиливалась его популярность. Во время 40-летнего запрета на индийские фильмы пакистанцы контрабандой ввозили в страну видеокассеты и устанавливали спутниковые антенны. Когда в 2008 году запрет наконец сняли, произошел настоящий взрыв популярности Болливуда. Болливудские фильмы крутят во всех переполненных домах Пакистана, а к индийским кинозвездам относятся как к полубогам – несмотря на мусульманский запрет на идолопоклонничество. Новая причуда продвинутых пакистанских нуворишей – это свадьбы в болливудском стиле, когда жених и невеста надевают одежду кинозвезд и проводят свадьбу в изысканных шатрах с кинодекорациями.

Невозможно подражать (и поклоняться) культурной форме, одновременно отвергая ее содержание. А сигнал, исходящий из Болливуда, находится в таком же глубоком противоречии с суровыми заповедями исламского экстремизма, как направленный против истэблишмента сигнал рок-н-ролла находился в противоречии с диктатом советского тоталитаризма. Если говорить самым простым языком, женщина, надевающая болливудские наряды (пусть даже они переделаны, чтобы не ранить целомудренные чувства), совершенно откровенно выступает против исламских запретов, в соответствии с которыми ей следует ходить в парандже. Но на более глубоком уровне болливудские фильмы предлагают компромисс между традиционными ценностями и потребностями современности, который привлекает к себе простых мусульман – и препятствует замыслам исламистов.

Возьмем для примера романтические фильмы. Казалось бы, откровенно сексуальный подход Голливуда представляет гораздо большую опасность для пуританских ограничений шариата, чем более скромный болливудский подход. Но это не так.

И Голливуд, и Болливуд  идеализируют всепобеждающую истинную любовь. Но те препятствия, с которыми сталкиваются голливудские любовники – романы, боязнь обязательств, дети от предыдущих браков – не имеют никакого отношения к чаяниям и заботам людей из традиционных мусульманских стран. Им гораздо ближе болливудские влюбленные, главное препятствие для которых это сопротивление родственников, учитывая тот факт, что заранее организованные браки это по-прежнему  глубоко почитаемая традиция в данной части мира. Безусловно, Болливуд  призывает молодых влюбленных следовать зову своего сердца - но убедив при этом родственников в правильности своего выбора, а не отвернувшись от них. Типичный болливудский фильм заканчивается тем, что влюбленные возвращаются домой, скрепив свои чувства узами брака. Они падают к ногам своих родителей, просят у них благословения. И рыдающие родители, тронутые силой их любви, такое благословение в итоге дают. Короче говоря, Болливуд стремится к воплощению романтической любви не за рамками широких семейных структур, а внутри них. Тем самым, он одновременно преобразует и утверждает ключевой социальный институт. Такое решение придает легитимность мусульманским реформаторам, ослабляя позиции реакционеров-исламистов. Болливуд одновременно и прогрессивен, и консервативен.

Но есть и другая причина привлекательности Болливуда для исламского мира. С самого начала крупнейшими болливудскими звездами были мусульмане – как мужчины, так и женщины. В настоящее время  три главных и самых популярных актера Болливуда это мусульмане. У всех трех фамилия Хан. Самый уважаемый композитор Болливуда А.Р. Рахман (A. R. Rahman), получивший «Оскара» за музыку к фильму «Миллионер из трущоб», тоже мусульманин. Мусульманами являются также многие из самых лучших поэтов и сценаристов Болливуда.

Успех этих мусульман имеет глубочайшие последствия для усиления умеренного ислама. У болливудцев совсем другое отношение к вере, существенно отличающееся от предписаний радикальных исламистов. Кто-то из них соблюдает традиции и ритуалы больше, кто-то меньше (в кинематографических кругах постоянно ходят сплетни о том, который из троих Ханов наиболее серьезно относится к вере). Но в конечном итоге, для них вера – это личное духовное возвышение, а не подчинение религии в манере средневековья, как это преподносят талибы. Например, композитор Рахман, называющий себя последователем суфизма, из любви к вере сочиняет песни и каввали (суфийские песнопения духовного содержания) поистине непревзойденной красоты. Это требует доказательств, но многие сегодня говорят, что лучшую суфийскую музыку сегодня сочиняют не на Ближнем Востоке, а в Индии – отчасти благодаря мусульманам из Болливуда. Показывая этих мастеров и пропагандируя их работы, Болливуд  демонстрирует мусульманам других стран, что запросы современности не требуют от них отказываться от веры и традиций.

Америка в своей борьбе с угрозой исламизма пока полагается в основном  на грубую силу. Такая стратегия требует от нее убивать больше исламистов, чем их рождается. Но если ее расчет на истощение экстремистских сил не оправдается, это не значит, что в мире не осталось ничего, чтобы противостоять исламизму. Есть более мягкая сила, такая как Болливуд. И она будет подрывать и истощать эту идеологию – медленно, но верно.

Шикха Далмиа – старший аналитик фонда Reason и обозреватель Daily.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.